Репортаж из Мариуполя

Жизнь живых мишеней

03 февраля, 2015
подзаг

25 января Мариуполь выглядит серо, грязно и сонно. Будто днем ранее - субботним утром 24‑го - на город не обрушилось четыре десятка залпов реактивной системы Град, выпущенных террористами-сепаратистами. Будто не погибло почти в одночасье более 30 мирных горожан. Будто нет сотни людей в местных больницах с тяжелыми ранениями. Будто не разрушены дома и школы, не сожжены десятки автомобилей.

.

Спокойно и буднично в городе. Даже в районе эпицентра беды - на восточной окраине - ничего чрезвычайного. Вяло и покорно убирают следы обстрела коммунальщики. Молчаливо и безропотно собирают разбитые стекла в своих квартирах пострадавшие жители. Ни страха, ни шока, ни эвакуации.

фото 1 - растяжка


ПОСЛЕДНЯЯ СТОЯНКА:
Молодые мариупольцы осматривают последствия атаки на их город.
© Фото: Наталья Кравчук / НВ

То, что из Киева видится невообразимой бедой, тут выглядит как обыденность войны. Впрочем, и слова этого - война - тут никто почти не употребляет. Отмахиваются от него, как от назойливой мухи. Так же, как и от робких вопросов: а почему не уезжаете? “Здесь наш дом. Куда же нам уезжать?” - однотипно отвечают горожане. Осознавать, что в дом пришла война и оставаться тут небезопасно, никто из них не спешит.

.

Вспоминается вялое появление окопов на востоке города после того, как в августе со стороны Новоазовска к Мариуполю впервые подошли русские оккупанты. С тех пор мало что изменилось. Никакой серьезной подготовки к войне здесь не ведется, разве что в регионе появилось нескольких тысяч нацгвардейцев.

Дремлет портовый, промышленный город. То, что по телевизору выглядит небывалым сплочением и взаимопомощью горожан после обстрела, вблизи оказывается лишь инициативой горстки энтузиастов.

.

Пострадавшие остались один на один со своей бедой: кто побогаче - пытается достать новые окна, те, что победнее, будут зимовать с клеенкой вместо стекол.

.

Многие месяцы военные аналитики, эксперты и даже обычные журналисты ждали и предсказывали нападение на Мариуполь. Но когда в город реально заглянула война, медики и коммунальные службы восприняли ее как неожиданность. В больницах не оказалось запасов медикаментов.

.

"Не то что антибиотиков - кое‑где не нашлось даже ваты с бинтами", - рассказывает мне один из врачей Нацгвардии.

.

.

Подавляющее большинство местных ничего не знает о ближайших бомбоубежищах, о способах эвакуации, о первых правилах медицинской помощи.

.

Зато обычные люди, судя по всему, прекрасно осведомлены о виновниках случившейся трагедии.

.

“Вы бы видели, с какой ненавистью смотрели на нас местные на рынке сразу же после обстрела”, - рассказывает мне один из представителей Нацгвардии. И поясняет, что даже те мариупольцы, которые не считают, что трагедия 24 января - дело рук военнослужащих Украины, провокация с их стороны, убеждены: не будь тут украинских сил, в город не прилетели бы реактивные снаряды Градов.

.

Горожане, судя по разговорам, не хотят даже задуматься, что без этих вот нацгвардейцев, без добровольческого полка Азов их малая родина давно превратилась бы в Донецк со всеми его нынешними прелестями - постоянными обстрелами, разборками между “ополчениями”, провокациями.

.

Впрочем, сами военные тоже не слишком мобилизовались после обстрела. Разве что усилили блокпосты бетонными плитами. Да, это очень сильно помогает при атаках Градов и защищает от танков. Как и дополнительные наряды погранслужбы и проверка документов на выездах из города - подобные меры наверняка способны, в случае чего, задержать колонны русской техники.

В Мариуполе становится каким‑то слишком очевидным тот факт, что любые трагедии вполне могут повториться на востоке вновь и вновь. И ничто им не помешает.

.

Потому что вместо того, чтобы максимально сплотить и собрать горожан, дать им программу действий, власть продолжает успокаивать Мариуполь. Убаюкивает его жителей сообщениями об уничтожении вражеских Градов и вычислении, а также аресте местных наводчиков, помогавших террористам накрывать цели.

фото 2 - растяжка


ЦЕННАЯ ПОМОЩЬ:
Волонтеры раздают пленку — предмет небывалого спроса среди жильцов многоэтажек. Ею пострадавшие заменяют выбитые стекла окон.
© Фото: Наталья Кравчук / НВ

Во время теракта 2013 года на Бостонском марафоне, когда погибли трое и пострадали больше 200 людей, власти штата немедленно объявили чрезвычайную ситуацию, закрыли аэропорт и запретили жителям выходить из дома. А ведь в том случае искали всего-навсего террористов-самоучек, а не профессионалов, имеющих вооружения, способные убивать с расстояния в десятки километров.

.

В Мариуполе, где погиб 31 человек, никакого режима ЧП и немедленной эвакуации даже не объявляли.

фото 3 - растяжка

ЧЕРНАЯ ДЫРА: Воронка от одного из разорвавшихся реактивных снарядов, попавшего в автомобильную стоянку.
© Фото: Наталья Кравчук / НВ

Несмотря на общественный и международный резонанс, город оказался неинтересен высшим властям. Президент Петр Порошенко, назвавший случившееся терактом, лишь усилил заблуждение, что, по сути, ничего серьезного не произошло. Он два дня собирался посетить пострадавший город, но так и не сделал этого. Верховная рада приняла резолюцию по событиям и тут же забыла о Мариуполе. Никто из высокопоставленных членов Кабинета министров на место трагедии так и не прибыл.

.

Бесконечная война перестает казаться опасной. Но неумолимо продолжает убивать. День за днем.

.

.

.

.

Текст: Анастасия Береза

Фото: Наталья Кравчук

новое время

.

Материал опубликован в №3 журнала Новое Время от 30 января 2015 года

.

.

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев