Беседа с Терезией Яценюк

Вторая Леди

30 декабря, 2014
Супруга премьер-министра Украины рассказывает о жизни своей семьи

Терезия Яценюк, 44‑летняя жена премьер-министра Украины Арсения Яценюка, нечасто дает интервью.

Ей все еще непривычна роль второй леди страны, хотя вживается в нее она уже десять месяцев.

Она не слишком публична — как и жены других украинских премьеров, зато учит с репетитором английский и ходит на лекции по психологии.

А еще она работает — управляет фондом Open Ukraine, созданным ее мужем-политиком. Теперь фонд, когда‑то основанный с целью открывать Украину Западу, расширил круг своих задач.

Он спонсирует концерты в воинских частях — для поддержания боевого духа армии, а также опекает четыре сотни переселенцев, обитающих в санатории Тетерев Житомирской области.

Кроме всего прочего, Open Ukraine финансирует переводы современной украинской литературы на иностранные языки, открывает Европе современных отечественных писателей от Юрия Андруховича до Сергея Жадана. Яценюк признается, что читает их и сама.

Встречу НВ она назначает на воскресенье в фонде, который находится в новом офисном центре на столичном Подоле.

В ее рабочем кабинете стоит белое пианино — Яценюк утверждает, что устраивает музыкальные вечера.

Поначалу она волнуется и даже предлагает принести коньяк — чтобы расслабиться. Впрочем, это шутка. Через некоторое время ей удается расслабиться, и она превращается в открытого собеседника.

Мать Терезия
Мать Терезия
Терезия, как и жены многих премьеров, воспитывает детей и занимается благотворительностью

— Чем занимается супруга премьер-министра Украины?

— В первую очередь я — мама, жена и дочь. Это основные мои задачи в жизни.

Работаю в международном фонде Open Ukraine главой наблюдательного совета уже семь лет. Мы стараемся открыть Украину для мира и мир для Украины.

Это особенно важно сейчас, когда всеобщее внимание приковано к событиям в нашей стране.

— Кто вы по профессии?

— Я филолог. Русская филология.

Потом училась в инязе на вечернем, английская филологии, но бросила — сложно было совмещать работу в банке с учебой. Сейчас жалею.

Приходится заниматься с репетитором дважды в неделю. Иногда не успеваю, но говорю себе: “Тереза, ты должна. Устала — не устала, откладывай все дела”.

— Для работы учите или для себя?

— И то и другое. А потом — у меня же девочки учат английский.

Старшая, ей 15 лет, абсолютно свободно общается.

Младшая в пятом классе и тоже хорошо знает язык. Мне стыдно (смеется).

Ну и главным стимулом для меня остается муж — он прекрасно владеет английским. Это талант.

Он заканчивал в Черновцах школу с углубленным изучением языка.

А потом студентом юридического занимался дополнительно с завкафедрой английского.

И занимается, кстати, до сих пор. Все время читает книги, газеты на английском, CNN смотрит.

Ну и плюс у Арсения абсолютный музыкальный слух, а таким людям намного легче учить язык.

— Много времени проводите на работе?

— Много, и почти каждый день. Если нет забот с детьми. Их же нужно отвезти на занятия — танцы, театр, пение, репетиторы, сводить к врачу, уроки сделать. Школа у нас на Печерске прямо во дворе, а на занятия вожу сама на машине.

С младшей делаю уроки — пятый класс, адаптация, много новых предметов. Старшая заканчивает школу. Мне хотелось бы, чтобы она стала журналистом.

У нее такой же жесткий характер, как у Татьяны Чорновил. У нее получилось бы.

— Ваша жизнь изменилась после того, как ваш муж стал премьер-министром?

— Безусловно, изменилась — еще реже стали папу видеть. Папа очень много работает. Он с первого дня совместной жизни,— а вместе мы уже 16 лет — много работал.

Он из тех мужчин, для которых работа — приоритет. Мы с девочками с пониманием и уважением относимся к этому. Это его выбор.

Вместе проводим, как правило, часть воскресенья, как сегодня. Вот после интервью собираемся с детьми немножко прогуляться. Немножко — потому что сегодня он тоже работает, после четырех у него встречи.

Когда свободен, Арсений помогает девочкам с уроками — он же был отличником в школе. Он к ним очень толерантно относится. Много разговаривает. Настоящий папа для девочек. Арсений им говорит: я ваш друг.

— В котором часу ваш муж приходит домой?

— В час-два ночи. Уходит рано утром. Каждый день, включая субботу.

— Как он выдерживает такой режим?

— Он очень сильный человек — и ментально, и энергетически. Не позволяет себе расслабиться.

— Вы являетесь домашним советником премьер-министра? Он обсуждает с вами рабочие вопросы?

— Не могу сказать, что он советуется со мной, принимая решения. Он такой very stong мужчина. Не думаю, что ему нужны советы. Мы, скорее, обсуждаем какие‑то события, которые произошли за день. Вот тогда ему важно мое мнение.

Иногда бывают расхождения. Мужчина и женщина видят ситуацию по‑разному. Часто, кстати, при этом каждый остается при своем мнении. Но нам удается уважать мнения друг друга.

Чаще всего споры возникают в отношении детей. Арсений может сказать мне: ты будь пожестче, не балуй. А я начинаю спорить. Но, должна признать, часто убеждаюсь в том, что он был прав.

Арсеній Яценюк via Facebook

— Вам приходится интересоваться политикой?

— Сейчас такое время, что не осталось ни одного человека в стране, который не вовлечен в политику.

Люди все время просматривают новости. Лично я их постоянно мониторю с содроганием сердца: Боже, хоть бы сегодня на востоке было тихо! Теряем там лучших мужчин. Поэтому все в политике, все ждут, чтобы закончилась война. А тут мы и сами справимся.

— Я помню, как в разгар Майдана наш главный редактор Виталий Сыч увидел вас на кухне Дома профсоюзов за приготовлением бутербродов.

— Да, мы с Арсением были на Майдане, как и многие другие. Часто с детьми.

Страшно не было. Страшнее дома возле телевизора. Я всем знакомым, которые боялись, говорила: приходите на Майдан — в эпицентре событий не чувствуешь страха.

Там каждый выполнял свою маленькую функцию. Я готовила. Практически каждую ночь. Укладывала детей спать и уходила.

На кухне работало посменно 1,6 тыс. человек. Больше всего студентов — ночью работали, а утром шли на пары. Много было пожилых женщин.

Майдан был сгустком позитивной энергии, общих устремлений, ожиданий. Кинезией людей, объединенных одной мыслью и готовых жертвовать. И эта энергия победила, хоть и дорогой ценой.

— Сейчас в адрес премьера звучит немало критики — за то, что медлит с реформами, например. Как вы относитесь к этому?

— Совершенно нормально. В споре рождается истина. Критика подстегивает анализировать себя, свои поступки, планы.

Власть невозможна без оппозиции, а оппозиция — без власти. А еще есть гражданское общество, которое контролирует и власть, и оппозицию. Поэтому критики не может не быть. Наоборот — она должна присутствовать.

— А что, исходя из того, чем делится с вами муж, лично вы думаете о реформах правительства?

— Думаю, сейчас все находится в процессе очень серьезной подготовки, обработки информации и планирования. Нам предстоит сделать очень серьезный и сложный шаг.

Наконец‑то пришли новые люди и в парламент, и в руководство страны, поэтому с реформами все будет наконец‑то так, как должно быть.

Без реформ страна не останется. Не рассматривайте это как некое официальное заявление, но думаю, я не ошибаюсь.

— Вы часто сопровождаете мужа в рабочих поездках? За чей счет — государственный?

— Если мое участие предусмотрено и запланировано, безусловно, сопровождаю. Нечасто.

В последнее время Арсений вообще немного ездит — много работы внутри страны. А в целом езжу с радостью. Но не за бюджетные деньги.

фоторастяжка

— А кто хозяин в доме Яценюков? Кто содержит семью? Вы живете на зарплату премьера?

— У нас партнерские отношения. Мы все хозяева, включая девочек.

Конечно, деньги зарабатывает Арсений. У него есть капитал, депозитные вклады, на них мы и живем. Ну, и я немножко зарабатываю.

— Почему вы вдруг решили изучать психологию?

— Я всегда увлекалась этой наукой. Мои родители философы: отец доктор наук, мама — кандидат. Всегда интересовалась этим.

Психология — это производная философии. Раньше дети были маленькими — было сложно учиться.

А теперь выросли, и я решилась. И получаю огромное удовольствие.

— Чем еще увлекаетесь в жизни? Спортом занимаетесь?

— Чаще не успеваю. Но много хожу пешком. Стараюсь хотя бы 15‑минутную разминку сделать утром.
Очень люблю готовить. Получаю от этого удовольствие, особенно когда семья хвалит.

Много читаю. Сейчас в основном литературу по психологии. А вообще люблю современных украинских писателей — Жадана, Матиос, Роздобудько, Куркова.

— Где одевается жена премьер-министра Украины?

— Это [Оксана] Караванская [указывает на свое платье]. Я одеваюсь только у украинских дизайнеров или покупаю что‑то демократичное. Еще шью сама — с четвертого класса увлекаюсь шитьем.

Я же советский ребенок — тогда не было ничего, дедушка меня посадил за машинку, и я обшивала себя в школе.

Маме даже делали замечания, что она меня слишком дорого одевает. Потом закончила швейные курсы в Доме офицеров. В студенческие годы шитьем зарабатывала.

Вообще говоря, я много лет мечтала открыть свое ателье. Но побоялась. А сейчас сложно сделать успешным такой проект — для этого нужно быть великим дизайнером.

— Вы довольны своей жизнью?

— Понимаете, я же уже достаточно взрослый человек — мне 44. Из них я “в политике” — 16. И мне кажется, что я цельный человек. Со стержнем. Я не завишу от каких‑то внешних обстоятельств.

Поэтому мне комфортно. Главное — в любом статусе оставаться порядочным человеком.

— В Новых Петровцах вы живете по соседству с домом Януковича. Были в Межигорье хоть раз, когда он там жил?

— Нет. Я и после того, как он сбежал, там не была. Не хочется.

— Что‑то поменялось в жизни Новых Петровцев после того, как хозяин Межигорья подался в бега? Теперь уже ваша охрана досаждает селу?

— Во-первых, никакой особой охраны у нас нет. Конечно, какая‑то есть — муж занимает такую должность, что это необходимо. Но мы всегда жили очень демократично.

А во‑вторых, в самих Петровцах стало очень свободно. Нет камер наблюдения на каждом столбе. Нет патрулирующей милицейской машины, которая ездила по центральной улице целыми днями.

Бывало даже, что мы гуляли с детьми, и когда слишком близко приближались к резиденции Януковича, ко мне подходила охрана и делала замечания: тут, мол, не ходите.

— А с семьей нынешнего президента вы дружите?

— Не могу сказать, что дружим. Наверное, не успеваем, учитывая график работы мужей. Но у нас теплые отношения.

Автор: Елена Трибушная
Фото: Александр Медведев / НВ, EPA/UPG, Арсений Яценюк via Facebook, Андрей Кравченко, yatsenyuk.org.ua

Материал опубликован в №33 журнала Новое Время от 26 декабря 2014 года

Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев