Мир. Китайский футбол

Игра престола

29 июля, 2016
В Китае стартовала великая футбольная революция

В Китае стартовала великая футбольная революция, конечная цель которой — мундиаль в Пекине и победа национальной сборной в нем

Анна Павленко

 

 

У Су Чен Гуана, 27‑летнего жителя округа Хух-Хото на севере Китая, общее увлечение с лидером его страны Си Цзиньпинем. “Президент Си любит футбол, он фанат Манчестер Сити”,— рассказывает Гуан о хобби первого лица государства и тут же признается, что и сам регулярно смотрит по телевизору матчи англичан.

Впрочем, Гуан неоригинален: в последнее время президентским хобби заразились не только простые китайцы, но и крупные бизнесмены. Так, в конце 2015 года после визита Си Цзиньпина в Великобританию, во время которого он сделал селфи с нападающим Манчестер Сити Серхио Агуэро, китайский холдинг China Media Capital заплатил $400 млн за 13% акций этого клуба — шестого по стоимости в мировом рейтинге Forbes.

Позднее в собственность китайской компании Suning Commerce Group перешли 70% акций миланского клуба Интер стоимостью $306 млн. А 5 июля экс-премьер Италии Сильвио Берлускони подтвердил, что продает китайским инвесторам свой клуб Милан, рассчитывая на протяжении ближайших двух лет получить за него €400 млн.

Всего за год бизнесмены из Поднебесной потратили более $1 млрд на акции ведущих европейских клубов, а за два месяца зимних торгов на футбольной бирже Европы выложили еще $360 млн за права на нескольких успешных игроков.

Щедрость азиатских магнатов неслучайна. С 2014 года Китай взял курс на мировое лидерство в спорте: по замыслу Цзиньпина, стоимость спортиндустрии его страны в ближайшие десять лет должна вырасти более чем в 12 раз — до $800 млрд — и достичь 1% ВВП. При этом центром спортивной революции должен стать футбол, а ключевым достижением — проведение в стране мундиаля и, соответственно, победа китайской сборной в нем. Бизнесменам, которые готовы способствовать воплощению плана в жизнь, гарантировано благосклонное отношение властей и налоговые льготы.

“Китайские инвесторы и предприниматели хотят показать, что поддерживают государство в стремлении развить национальный футбол,— подтверждает Саймон Чедвик, профессор спортивного предпринимательства в британской бизнес-школе Сэлфорд.— К тому же некоторые из них верят, что развивающаяся спортиндустрия создает коммерческие возможности по мере того, как в стране растет и увеличивает свои расходы средний класс”.

Футбольный импорт

Сегодня Китай по праву считается одной из главных спортивных держав мира. На последних Олимпийских играх по количеству собранных медалей Поднебесная уступила лишь Соединенным Штатам. Спортсмены из КНР демонстрируют высокие достижения в настольном теннисе, гимнастике и волейболе. В то же время самая популярная игра мира остается для этой страны непокоренной вершиной.

В общемировом рейтинге футбольных команд Международной федерации футбола (ФИФА) китайцы занимают далекое 81‑е место, опережая Кипр и Катар, отставая при этом от Беларуси и Израиля. Сборная КНР лишь однажды пробилась на чемпионат мира по футболу — в 2002 году. Но и тогда проиграла все матчи группового этапа, так и не забив ни одного мяча.

Когда китайское правительство определяет задачу, она выполняется быстро
Дэвид Хорнби, директор спортивного подразделения шанхайского маркетингового агентства Mailman Group

Долгое время китайский футбол страдал от коррупции и непрофессионализма. И лишь после того, как в конце 2000‑х по кабинетам функционеров прокатилась волна арестов и в тюрьмы отправились около сотни организаторов договорных матчей, в этот спорт пошли новые инвестиции.

Тогда‑то китайские бизнес-магнаты начали покупать местные футбольные клубы. Так, в феврале 2010 года вторая по размерам девелоперская компания Китая Evergrande Real Estate Group приобрела клуб из Гуанчжоу за 100 млн юаней ($15 млн), а в 2014 году гигант китайской интернет-коммерции Alibaba Group выкупил половину его акций уже за 1,2 млрд юаней ($192 млн).

История этого клуба наглядно демонстрирует, как деньги китайских бизнесменов помогают местным командам выходить на международный уровень с помощью иностранных талантов. В 2012 году тренером Гуанчжоу Эвергранд стал итальянец Марчелло Липпи, который в свое время помог сборной своей страны завоевать Кубок мира. После этого клуб трижды победил в китайской Суперлиге и стал первой за более чем 20 лет китайской командой, которая победила в азиатской Лиге чемпионов.

С приходом ко власти Си Цзиньпина и утверждением амбициозной футбольной стратегии поток вложений в футбол возрос. Владельцы клубов стали активнее привлекать легионеров, что в итоге усилило интерес китайцев к этой игре.

“Высококлассные иностранные игроки, которые переходят в китайскую лигу, делают футбол более популярным”,— констатирует Лей Ди, 38‑летний программист из Шанхая.

Сегодня за Гуанчжоу Эвергранд выступают бывший игрок английской премьер-лиги Паулиньо и нападающий Джексон Мартинес, переход которого из мадридского Атлетико стоил владельцам клуба €42 млн.

Еще два дорогостоящих трансфера этой зимой провел другой китайский клуб — Цзянсу Сунин, собственность крупнейшего китайского ретейлера в области электроники Suning Commerce. Туда перебрались бразильцы Рамирес и Алекс Тейшейра. Причем последний согласился перейти в Цзянсу Сунин из донецкого Шахтера за рекордные для футбольного бизнеса Поднебесной $56 млн, проигнорировав в полтора раза более скромное предложение знаменитого клуба Ливерпуль.

Трансферов могло быть и больше, однако участие легионеров в китайских клубах ограниченно: в стартовый состав команды разрешено включать не более трех иностранцев. При этом вратарем обязательно должен быть гражданин КНР.

“Такая квота хотя и хороша для развития китайского футбола, также значит, что китайские клубы не будут соревноваться с европейскими еще долгое, долгое время, даже если они продолжат привлекать международных звезд”,— считает Марк Дрейер, основатель китайского портала спортивных бизнес-новостей и аналитики China Sports Insider. Чтобы китайская сборная приобрела вес на международной арене, в стране необходимо развивать массовый футбол, подчеркивает эксперт.

Молодая смена

Воспитание собственных Пеле и Роналду является приоритетной задачей в спортивной стратегии современного Китая. В ближайшие десять лет здесь намерены увеличить количество футбольных школ с сегодняшних 8 тыс. до 50 тыс., а число футбольных полей довести до 70 тыс. Такие поля вскоре появятся во всех уголках страны, открывая доступ к футболу для всех слоев китайской молодежи, утверждает в разговоре с НВ Дэвид Хорнби, директор спортивного подразделения шанхайского маркетингового агентства Mailman Group.

“Когда китайское правительство определяет задачу, она выполняется, и выполняется быстро”,— поясняет свою уверенность эксперт.

 


ФУТБОЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ: Правительство Китая делает все, чтобы возможность поиграть в футбол была у максимального числа детей и подростков
ФУТБОЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ: Правительство Китая делает все, чтобы возможность поиграть в футбол была у максимального числа детей и подростков


Уже сегодня в Поднебесной реализуются масштабные проекты в сфере футбольного образования. Так, в 75 км от города Гуанчжоу находится крупнейшая в мире футбольная академия, созданная владельцем Evergrande Real Estate Group и десятым в списке богатейших людей Китая Чу Джа Йином. Здесь учатся 2.300 студентов, в распоряжении которых находится 50 открытых и 30 закрытых полей, стадион, бассейн и собственный кинотеатр.

В обучении юных футболистов задействованы и европейские приобретения китайских магнатов. Так, к примеру, обязательным условием сотрудничества с испанским Атлетико, пятую часть акций которого в 2015 году выкупил китайский миллиардер Ван Цзяньлинь, является обучение маленьких китайцев в клубной академии испанцев. А итальянский Милан уже начал открывать в Китае футбольные школы, где на протяжении последующих трех лет 350 европейских тренеров будут работать с 11 тыс. учениками и к тому же подготовят более 1 тыс. местных тренеров.

“Внедрение зарубежных методов тренировок и воспитание китайского тренерского состава со школьной скамьи до уровня профессионалов станет ключом к успеху китайского футбола”,— уверен Хорнби.

23 июля, 2016 11:31
Игра на деньги

Вкладывая сотни миллионов долларов в иностранные футбольные активы и щедро спонсируя отечественную Суперлигу, китайские бизнесмены не только демонстрируют свою преданность государственным интересам, но и рассчитывают на будущие дивиденды. Уже сегодня каждый матч местной Суперлиги посещают более 20 тыс. зрителей, что сопоставимо с играми местных команд во Франции и Италии. Причем количество футбольных болельщиков в многолюдном Китае постоянно растет, а значит, бизнесмены, инвестировавшие в местный футбол, в накладе не будут, убеждены аналитики.

 


ИСТОРИЧЕСКОЕ СЕЛФИ: После того как китайский лидер Си Цзиньпин во время визита в Великобританию сфотографировался с нападающим Манчестер Сити Серхио Агуэро, китайский холдинг China Media Capital заплатил $400 млн за 13% акций этого клуба. На фото они с тогдашним премьером Великобритании Дэвидом Кэмероном
ИСТОРИЧЕСКОЕ СЕЛФИ: После того как китайский лидер Си Цзиньпин во время визита в Великобританию сфотографировался с нападающим Манчестер Сити Серхио Агуэро, китайский холдинг China Media Capital заплатил $400 млн за 13% акций этого клуба. На фото они с тогдашним премьером Великобритании Дэвидом Кэмероном


Значительно больше футбольных фанатов собираются у голубых экранов, чтобы посмотреть матчи иностранных команд. “Международный футбол — самый популярный спорт в Китае, и привязка компании к европейской футбольной команде или игроку — мощный способ привлечь внимание к своему бренду”,— утверждает Хорнби.

Откликаясь на интерес своих сограждан к иностранным состязаниям, китайский бизнес делает ставку на маркетинговый потенциал известных международных площадок. Так, в марте 2016 года один из крупнейших частных застройщиков Поднебесной Wanda Corporation приобрел основные спонсорские права на все спортивные турниры под эгидой ФИФА до 2030 года, включая четыре чемпионата мира по футболу. Годом ранее эта компания заплатила $1,2 млрд за одного из лидеров рынка спортивного маркетинга — швейцарскую Infront.

“Этот шаг обозначил намерения Вана Цзяньлиня, собственника Wanda, построить глобальную развлекательную корпорацию, сердцем которой станет спорт”,— считает Чедвик.

Бизнесмены рассчитывают, что со временем более высокий уровень игры китайских команд даст толчок продажам билетов на матчи и сопутствующих товаров. Также Китаю предстоит заинтересовать соотечественников собственным футболом вместо европейского, добавляет Чедвик.

При этом, если КНР стремится вписать свое имя в список лидеров мирового футбола, одних только денег будет недостаточно, считают эксперты. “Футбол — слишком высококонкурентный спорт, в него играют миллиарды, и он не похож на нишевый олимпийский спорт, который Китай может покорить за десять лет, просто обеспечив достаточные инвестиции”,— акцентирует на специфике Дрейер.

По его прогнозам, если Китай будет придерживаться своего долгосрочного плана, рассчитанного до 2050 года, то имеет шанс войти в топ-20 мировых футбольных лидеров. Однако к тому времени Си Цзиньпина сменят другие лидеры, и будет ли выполнятся его футбольная стратегия, особенно если рейтинг национальной сборной в ближайшие десять лет не улучшится, остается вопросом.

Материал опубликован в НВ №26 от 22 июля 2016 года


Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев