1991-1995

Вспомнить все. 25 лет Независимости Украины

23 августа, 2016
Про 25 главных событий в жизни независимой Украины рассказывают их ключевые участники
1991
Провозглашение Независимости Украины
1991 год спикер

Вспоминает первый президент Леонид Кравчук

Летом 1991 года шаткая конструкция СССР стала окончательно сыпаться: балтийские республики требовали независимости, экономика не работала, а в Кремле набирала обороты война между двумя президентами - первым президентом РСФСР Борисом Ельциным и президентом СССР Михаилом Горбачевым.

Последней попыткой удержать империю от распада стал государственный переворот в Москве: 19 августа несколько генералов КГБ заявили об отстранении от власти Горбачева, запрете деятельности всех политических партий, кроме Коммунистической, и введении военного положения. После призыва Ельцина на улицы Москвы вышло более 100 000 человек. Военные отказались стрелять в безоружных. 22 августа мятежников арестовали.

Украиной в те дни, 19-22 августа, прокатились митинги против путча. В Верховной Раде оппозиция требовала немедленно провозгласить независимость. 24 августа 1991 состоялось экстренное заседание парламента. Оно продолжалось целый день. Все это время под стенами Рады до полусотни тысяч граждан с желто-голубыми флагами скандировали «Независимость! Независимость!».

После длительных споров, дискуссий и сомнений Леонид Кравчук, тогдашний председатель парламента, зачитал Акт провозглашения независимости Украины. Его текст уместился на одном единственном листе.

346 депутатов, включая коммунистов, проголосовали за. Против был только один, несколько воздержались.

Оглядываясь назад, Кравчук, которому сегодня 82, считает достижение того дня – независимость – главным за 25 лет. «Это самое важное, что войдет в историю, - говорит он. - Независимая Украина – это навечно зафиксированный в истории результат».

  



  

Результаты каждого из четырех своих преемников за 25 лет, прошедших с того знаменательного дня, ­– Леонида Кучмы, двух Викторов – Ющенко и Януковича и Петра Порошенко, – Кравчук формулирует лаконично: либеральная экономика, национальная идея, тотальный грабеж и европейский вектор:

 
 
 
Леонид Кучма
отошел от плановой экономики и сделал все, чтобы в стране начала работать либеральная экономика. Дало ли это результат? Дало. Но либеральную экономику использовали те, кто от этого быстро обогатился. Проросли быстренько миллиардеры, а среди них самыми богатыми стали те, кто был приближенным к власти. То есть вышла либеральная экономика с минусами. Но главное, что она разбила плановую советскую экономику.
  

 
 
Виктор Ющенко
сделал национальную идею силой, вывел на официальный уровень вопрос национального достоинства и исторической памяти. До него эти темы где-то тлели, но он дал им мощный заряд энергии, и они запестрели. Можно много говорить о позитивах и негативах его президентства, но тогда надо брать не только его лично, но и Верховную Раду, и Правительство.

  
 
 
 

Виктор Янукович показал народу, как надо грабить Украину. Понятно, что грабеж был и до него. Я не знаю такого президента, при котором не было бы грабежа Украины. Но так, чтобы это увидел народ и стал против, это – «заслуга» Виктора Федоровича. Он настолько публично, открыто запустил механизм грабежа, что народ и на востоке, и на западе, и в центре явно это увидел.

 

 

 

Петр Порошенко пришел к власти в сложное время, на фоне Революции Достоинства, с завышенными целями и неожиданным масштабом проблем. Молодая революция требовала максимальных достижений, поэтому ему ничего не оставалось, как взять их на вооружение. Когда же начал делать, выяснилось, что это не так быстро, как планировалось. Заслуга Порошенко останется в том, что он четко определил европейский вектор развития страны. Ни у Кучмы, ни у Ющенко, ни у Януковича это не было так ярко артикулировано.


  

1992
Запуск первого частного телеканала
1992 год спикер

Вспоминают президент ICTV Александр Богуцкий и программный директор Юрий Колесник, который работает там со дня основания

Многолетняя монополия государства на телевещание закончилось в Украине 15 июня 1992 года. Конец ей положила группа из восьми журналистов и технических специалистов, которая вывела в эфир первую программу первого частного телеканала Украины - ICTV.

Александр Богуцкий рассказывает о том, как первый частный телеканал стал для украинцев окном в другой мир:

ICTV стал первой телекомпанией, которая не пользовалась существующими в то время советскими сетями. Дециметровые сети в то время были не занятые, поэтому нам пришлось просто шаг за шагом строить сеть с нуля.

Первые инвестиции в проект предоставила американская телекомпания StoryFirst Communication - подразделение огромной американской компании Universal Studios. Для них развал Советского Союза стал огромной возможностью для развития нового бизнеса. Так они основали нас, International Commercial TeleVision, то есть ICTV, и Music Radio - первую или одну из первых частных радиостанций в Украине. В России они основывали компанию СТС.

Это было очень романтическое время. Тогда государство только создавалась, и все, кто верил в какие-то негосударственные медиа, имел амбиции их создать, могли сделать это очень быстро. Например, я начинал свою карьеру в журналистике с радио Независимость – это такая львовская радиостанция. Она возникла за один день. Знаете как? Когда в России произошло ГКЧП, Вячеслав Черновол пошел на радио, чтобы осудить их. Ему не дали выступить. Он развернулся, дошел пешком до Областного совета за 5 минут, где депутаты проголосовали за создание первой негосударственной радиостанции. Черновол вернулся в то же помещение и выступил уже на независимой радиостанции. Так и создавалась государство.

ICTV стал первым телеканалам, который показал Украинский баскетбол, Формулу-1, Шварцнеггера, американские клипы. До появления других телеканалов это было в чистом виде окно в другой мир.

Сейчас на канале работает около 500 человек, около 50% того, что выходит в эфир - наш собственный телевизионный продукт. Часть программ можно назвать украинской пропагандой, лидером которой является Гражданская оборона. Редко когда выпуски этой передачи проходят с долей менее 10-15%, это в 1,5-2 раза больше, чем доля общих каналов.

    


Александр Богуцкий показывает технику, с помощью которой первый частный украинский телеканал впервые вышел в эфир
Александр Богуцкий показывает технику, с помощью которой первый частный украинский телеканал впервые вышел в эфир


 

Последняя тенденция украинского телевидения – потеря доминирования крупных телеканалов: если в 1998 году доля аудитории Интера и 1+1 составляла 25-30%, сейчас сразу пять телеканалов борются за аудиторию в 5-10%. Мы придем к тому, чтобы, как в условных США или Германии, 5-6 крупных телекомпаний боролись за примерно одинаковую аудиторию.

Программный директор ICTV Юрий Колесник, работающий на канале с первого дня его существования, вспоминает, с чего начиналась история отечественного телевидения:

Мы начинали с ретрансляции спутникового телеканала Super Chanel, чтобы приучить людей к кнопке. 15 июня запустили первую адаптацию какой-то программы этого телеканала - то переводили, то давали с субтитрами, начали понемногу снимать новости. К концу 1992-го нас было уже около 40 человек.

Если к концу 1993 года в Украине было зарегистрировано 25 телеканалов, в начале 2000-го их стало почти 800, а сейчас в стране работает более 1,5 тысячи телепроизводителей. Доля государственных телевизионных СМИ за это время упала с 85% до 4%.

1993
Первый звонок по мобильному телефону
1993 спикер

Вспоминает тогдашний министр связи Олег Проживальский

1

июля 1993 президент Леонид Кравчук впервые в Украине позвонил по мобильному телефону. Несколько минут разговора с послом Украины в Германии Иваном Писковым стали началом эры украинской мобильной связи.

Тогдашний министр связи Олег Проживальский вспоминает, что пришлось сделать, чтобы запустить мобильную связь в Украине:

Для осуществления первого международного звонка по независимому от Москвы кабелю мы взяли кредит в $10 млн у американской компании AT&Т. На построение полноценной сети для первых пяти тысяч абонентов потратили еще $52 млн Европейского банка реконструкции и развития. За эти деньги мы проложили оптоволоконный кабель до Палермо в Италии: в Одессу - по суше, далее - через Черное и Средиземное море зашли в Палермо. А оттуда были оптоволоконные линии и в Америку, и в Японию. Пригласили Кравчука перерезать провод телефонной трубки, чтобы символизировать переход на новую технологию.

Мобильная связь была в то время очень дорогой. Аппараты стоили от $1-2 тыс. Поэтому первые три телефона были у меня, Кучмы как премьер-министра и Кравчука как президента. Так приходилось в самом начале общаться по мобильному втроем.

  



  

За первые три года набралось 5 тысяч абонентов, за восемь следующих количество абонентов достигло миллиона, и это привело к буму развития мобильной связи.

К 2003 году украинские операторы принадлежали преимущественно западным и европейским компаниям, с 2004-го на отечественный рынок мобильной связи пришли российские компании. Это было связано с кризисом введения технологии 3G в Европе. Тогда стоимость лицензий там достигала $6 млрд, и европейцы активно выводили деньги с других рынков, чтобы сохранить свои компании.

В Украине в то время рынок был слабым, поэтому россияне пришли и скупили эти акции. Правда, украинский рынок и сейчас не так привлекателен: если в западных странах средний доход от одного абонента составляет 30 евро, у нас - где-то 1,5.

1994
Отказ Украины от ядерного оружия в рамках Будапештского меморандума
1994 спикер

Вспоминает дипломат и работник МИД в то время, Богдан Яременко

В начале своего первого президентского срока, 5 декабря 1994 года, президент Украины Леонид Кучма поставил подпись под судьбоносным документом. Вместе с президентом США Биллом Клинтоном, президентом России Борисом Ельциным и премьер-министром Великобритании Джоном Мейджором они приняли так называемый Будапештский меморандум. Украина отдавала почти четыре тысячи единиц ядерного оружия в обмен на «гарантии безопасности» со стороны стран-подписантов.

Известный ныне дипломат и международный эксперт Богдан Яременко пришел работать в Департамент информации МИДа в 1993 году. Он рассказывает, каким был внутренний и международный контекст года, когда Украина отказалась от ядерного оружия:

Речь шла не о принуждении к подписанию меморандума, а о давлении. Тогда и Европа, и Россия, и США хотели избавиться от игрока среди стран-обладательниц ядерного оружия. Их интересы в этом полностью совпадали.

Политическая элита тогда руководствовалась тем, что отказ от ядерного оружия облегчит признание государства Украина

Частично необходимость отказа от ядерного оружия была заложена еще в декларации о суверенитете Украины. Там внесли положение о том, что Украина - безъядерное государство. Фактически, это приняли вместе с провозглашением независимости, и это было бессмысленно, потому что дальше политическое руководство должно было следовать в русле тех заявлений и намерений.

С точки зрения сегодняшнего дня это выглядит, может, и глупо, но политическая элита тогда руководствовалась тем, что отказ от ядерного оружия облегчит признание государства Украина. Никто не знал, как надо создавать новое государство, а многие вообще призывали сохранить Советский Союз. Это сейчас понятно, что оснований не признавать независимость Украины не было, и ее бы признали рано или поздно, но тогда этого опыта не было.

Драма украинской политической элиты заключалась в том, что она сразу после провозглашения независимости не смогла четко определить курс развития на ЕС и НАТО. Если бы это сделали в 1991-1992 годах, уже в 1994-м в обмен на отказ от ядерного оружия можно было бы что-то просить, торговаться - скажем, не за Будапештский меморандум, а за гарантии вступления в НАТО.

По факту, Украина за отказ от оружия ничего не получила. Но давайте не забывать, что это позволило нам спокойно развиваться без войн и дипломатического давления 20 лет. К тому же, в то время в Украине не было гражданского общества и выразить альтернативную точку зрения было просто некому. Это сейчас общество способно не только критиковать Минские договоренности, но и предлагать альтернативный вариант, к которому заставляют прислушиваться власть, и даже менять позицию международных партнеров. В 1994-м для этого даже предпосылок не было.

 

 


1995
Избиение верующих православной церкви Киевского патриархата при погребении патриарха Владимира в Софийском соборе
1995 спикер

Вспоминает бывший депутат и участник событий Николай Поровский

18 июля 1995-го, которое вошло в историю как «черный вторник», стало для Украины первым открытым и кровавым проявлением конфликта между верующими Киевского патриархата и представителями власти, которые в то время почти полностью были сторонникам Московского патриархата. Более 100 раненых, слухи о двух убитых, массовая драка верующих со спецназовцами - так закончилась попытка захоронения патриарха Владимира в усыпальнице киевских патриархов в Софийском соборе.

Сам патриарх был для украинцев легендарным человеком. В 19 лет его осудили на 10 лет заключения за принадлежность к Организации Украинских Националистов, в тюрьме добавили второй срок за «антисоветскую агитацию и пропаганду». После освобождения он окончил семинарию и работал священником Ивано-Франковской и Коломыйской епархий, а в 1976-м отказался от советского гражданства, стал активным членом Хельсинской правозащитной группы, много ездил по США, Канаде и Англии. По возвращении в Украину в апреле 1990 года стал архимандритом Владимиром, с первого дня публично выступал за создание независимой Украинской Православной Церкви, стал одним из основателей УПЦ КП, которую и возглавил в октябре 1993 года в сане патриарха.

Два года спустя захоронение легендарного священнослужителя превратилось в массовую акцию с участием более десяти тысяч человек. Несмотря на запрет властей хоронить патриарха на территории Софийского собора, после отпевания во Владимирском соборе люди почти сразу повернули к Софийской площади.

Мыкола Поровский, один из основателей Народного Руха и трижды депутат Верховной Рады, был одним из участников тех событий. После того, как людей остановили кордоны милиции по улице Владимирский, он несколько часов вел переговоры в Кабмине об официальном разрешении на захоронение патриарха на территории Софии. Тогдашний премьер-министр Евгений Марчук на это так и не согласился.

Поровскому пришлось возвращаться к участникам траурной процессии, которые к вечеру так и не дождались решения властей.

  



 

«Как только машина свернула на Софийскую площадь - вижу, Беркут как раз вырвался из-под колокольни собора и начал гнать людей с площади и избивать. Выскочил из машины и побежал изо всех сил к колокольне. Там стоял гроб с патриархом, а пока мы вели переговоры - люди выкопали могилу прямо под забором собора.

Мой приятель, тоже депутат, Василий Червоний распорядился: «Опускаем гроб, опускаем!». Вместе с ним и еще несколькими людьми спустили гроб патриарха в могилу, засыпали ее руками, заворачивали землю каким-то обломком доски. Вокруг - милиция, в нескольких метрах лежат и стонут побитые люди, по площади ведут в автозаки арестованных. В такой обстановке мы за 10-15 минут засыпали могилу ... Когда уже клали к кресту венки, Василий разгибается и говорит: «Вот так, Мыкола, делается история».

Буквально через несколько минут после этого на площадь выехало милицейское авто, и из него вышел тогдашний министр внутренних дел Юрий Кравченко. Мы с Червонием разъяренные бросились к нему, он начал оправдываться: «Я не давал никаких приказов. Что, что здесь случилось?». Я схватил его за пиджак и крикнул: «Ты не видишь что случилось? Твои беркутовцы людей убивали во время похорон». Уже прокатился слух, что кто-то из избитых на площади умер. Потом выяснилось, что пострадали более сотни человек.

Найти и наказать виновных в избиении людей так и не удалось, хотя я считаю виновным в тех событиях лично тогдашнего главу Администрации президента Дмитрия Табачника, на что нам, кстати, намекал во время личных разговоров Кравченко и непосредственные милицейские начальники и исполнители. Он был апологетом Москвы и вхож к самым высоким лицам Московского патриархата.

Корни избиения студентов в начале Евромайдана - именно в тех событиях, в разгоне похоронной процессии Патриарха Владимира 1995 года. Если бы тогда было проведено надлежащее следствие и были наказаны те, кто отдавал милиции преступные приказы, и те, кто их выполнял - не было бы страшного избиения студентов в 2013-м и расстрела митингующих в 2014-м».

 
ТЕКСТ:
 Илья Лукаш


ФОТО: Александр Медведев, Наталья Кравчук, www.wikimedia.org, Радио Свобода, архивные фото ICTV
Комментарии

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев