28 июля 2017, пятница

Теневые войны. Как США планируют сражаться с ИГИЛ

комментировать
Американскому руководству следует поучиться на ошибках афганской и иракской кампаний

В своем воскресном обращении к американскому народу президент Барак Обама заявил о новой фазе террористической угрозы. Очевидно, глава Белого дома имел в виду «сетевые» ячейки симпатиков радикальных исламистов, не зависящие напрямую от полевых командиров Исламского Государства, но разделяющие их идеалы борьбы за идеалы радикального Ислама. Именно такого рода терроризм стоит за последними событиями в Париже, актами террора в американских Форт Худе (2009), Чаттануге и Сан Бернардино уже этого года.

В своей речи американский президент балансировал на очень тонкой грани между острой необходимостью наземных операций против ИГИЛ как краеугольного камня успеха всей кампании по противостоянию исламистам и неготовностью Вашингтона идти на непопулярные меры развертывания собственных сухопутных войск в зонах конфликта в Сирии и Ираке. Обама вместо этого настаивал на продолжении политики снабжения и тренировки сирийских и иракских «дружественных сил», которые должны стать основой анти-ИГИЛовской наземной кампании. Однако за словами американского лидера кроется нечто большее, чем кажется на первый взгляд.

Казалось бы, верховный главнокомандующий США в очередной раз повторял основные тезисы более чем неоднозначной ближневосточной политики страны. Отчасти это действительно так. Учитывая специфику исламистских террористических группировок, являющихся на данный момент больше полувоенными соединениями, чем традиционными террористическими организациями, воевать против них одними лишь авиаударами крайне контрпродуктивно.

Наследие «Глобальной войны с международным терроризмом»

Практика введения наземных войск, как свидетельствует печальный Афганский (2001–2002 годов) и Иракский (2003 года) опыт, показывает, что это лишь упрощает террористам планирование и совершение терактов конкретно против американских военнослужащих. Ведь теперь за ними не нужно охотиться на территории самих США, подвергая своих боевиков лишнему риску.

К тому же, обе кампании выявили две фундаментальные ошибки американского командования.

Воевать против ИГИЛ одними лишь авиаударами крайне контрпродуктивно

Во-первых, численность контингента – для эффективного контроля столь обширной и часто откровенно негостеприимной территории требуется гораздо большее количество войск, нежели США были готовы развернуть (не говоря уже о численности реально развернутых наземных подразделений).

Во-вторых, контроль границ – без этого любые более-менее масштабные наземные операции обречены на неудачу. Противник, пользуясь знанием местности и дружественными племенными связями, которые часто просто игнорируют административные границы, запросто отходил на территорию соседних государств (Пакистана, если говорить об Афганистане, и Сирии, если говорить об Ираке), в то время как американские войска были лишены такой свободы маневра. В итоге уже буквально на следующий день после проведенных наземных операций противник возвращался в зачищенные районы, которые было попросту некому удерживать (см. пункт 1). Кстати говоря, именно эта проблема (естественно, с поправкой на местную специфику) является одной из главных для украинских сил в Донбассе.

В таких условиях Вашингтон решил вернуться к тактике, которая несколько лет назад доказала свою эффективность в борьбе с Аль-Каидой. За долгие годы безуспешных военных попыток сломить организацию, Соединенные Штаты нашли практически идеальный компромисс: масштабное использование спецслужб и сил специальных операций.

Шпионы против террористов

За последние несколько лет «Глобальной войны с международным терроризмом» Объединенное командование специальных операций (Jointed Special Operations Command – JSOC) фактически перебрало на себя главную роль в устранении террористической угрозы. Опираясь на данные разведки, бойцы элитного подразделения SEAL (от аббревиатуры Sea, Air, Land – «море, воздух, вода», призванной подчеркнуть универсальность бойцов) выполняли задание по точечному устранению лидеров террористов – начиная от полевых командиров и заканчивая идеологами. Еще одним излюбленным инструментом командования стали беспилотники, оснащенные ракетами «воздух – земля», которые доставали врага там, куда забросить спецназ было либо проблематично, либо попросту невозможно.

Данные разведки, на которые ориентировались в штабе Объединенного командования, поступали в основном из «технических источников» – перехваченных электронных коммуникаций террористов и разведданных, полученных с камер наблюдения тех же беспилотников. Однако такой подход был в итоге признан однобоким самими американскими разведчиками: наиболее ценная информация поступает от агентурных источников. Как известно, даже самый высокотехнологичный разведывательный спутник или беспилотник не может понять замыслы вражеских командиров, заглянуть к ним в головы.

Другой проблемой является анализ полученных разведданных. С одной стороны, объем информации, полученной техническими средствами разведки, столь велик, что качественно обработать его в полной мере просто невозможно. С другой, подходы к анализу разведданных в том же ЦРУ местами оставляют желать лучшего. Так, по словам бывшего сотрудника Управления Майкла Шойера, руководителя группы «Алек», главной задачей которой была поимка бин Ладена, аналитики в своей работе часто обращали внимание на второстепенные подробности. К примеру, анализируя очередное видеообращение бывшего «террориста №1», все задавались вопросами типа: «А что это за дерево слева? Где растут такие деревья?» или «Ага, он чаще, чем обычно, пьет воду – он болен? Срочно вызовите медэксперта!» – и так далее. Мало кто обращал внимание на саму суть угрозы.

Удар из теней

С учетом такой динамики работы неудивительно, что победу в борьбе за влияние внутри разведывательного сообщества США завоевала именно военная разведка – на пару с JSOC. Главным успехом Объединенного командования стало устранение самого бин Ладена, которое ознаменовало закат его террористического детища. И вот, в нынешней борьбе с ИГИЛом Вашингтон вновь использует этот проверенный козырь.

Обращению Обамы предшествовало решение об отправке элитных американских войск специального назначения в северный Ирак – после того, как высшие чины обороны и разведки США предупредили о том, что сеть ИГИЛ растет быстрее, чем усилия коалиции по борьбе с ней. Точная численность контингента не называется, однако, по оценкам некоторых западных СМИ, колеблется от 100 до 200 человек. JSOC осуществит запланированные действия в Ираке, но территория проведения спецопераций может быть расширена за счет включения других сил специальных операций.

Представители Пентагона говорят, что ИГИЛ потеряло 40% своей территории в Ираке и 5% того, что когда-то контролировало в Сирии, с тех пор как коалиция начала наступление в августе 2014 года. Но американская разведка сообщает, что ИГ по-прежнему привлекает примерно 1000 новых наемников каждый месяц, и распространяется по всему миру, по крайней мере, в десяти странах, завоевывая новых последователей с помощью насильственных действий, как, например, теракты в Париже.

Идея новых экспедиционных сил заключается в том, чтобы заново создать уменьшенный вариант элитного подразделения Объединенного командования специальных операций, которое действовало в Ираке во время последней американской военной кампании в стране. Эти силы осуществляли десятки рейдов каждую ночь, доказательства или информация, полученные от пленников в очередном рейде, служили поводом для следующего.

С начала кампании США против ИГИЛ военные JSOC были на территории в ограниченном количестве. Но в распоряжение новой экспедиционной группы будет предоставлены военно-воздушные силы, боевой поиск, силы спасения, и медицинские средства, что, по словам чиновников спецоперации, позволит проводить более агрессивные рейды по всей территории Ирака, а также в Сирии, с более низким риском жертв, что является важным требованием для Белого дома.

Станет ли это залогом победы против Исламского государства? Все зависит от того, насколько Пентагон и Белый дом понимают тот факт, что сами по себе силы специальных операций являются лишь узкоспециализированным инструментом, предназначенным для достижения вполне конкретных целей. Учитывая гибридность и сетевую структуру ИГ, можно с уверенностью говорить о том, что одних лишь усилий американских разведчиков и спецназа может оказаться, увы, недостаточно.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.