31 марта 2017, пятница

Московская пропаганда напоминает воинственные речи исламистов

комментировать
Пример мусульманских стран и РФ показывает, как легко превратить веру в разрушительную силу неимоверной мощи

Трагические события во Франции в очередной раз напомнили миру о том, сколь опасным может быть противостояние, имеющее религиозную основу. Вера в любой ее форме имеет огромный созидательный потенциал, который, однако, очень легко превратить в разрушительную силу неимоверной мощи.

Любой вдумчивый человек, которому, как и мне, доводилось бывать на Ближнем Востоке и видеть не только его более европеизированную, туристическую версию, обращал внимание на то, что все без исключения отличия от традиционного, привычного нам Западного мира умещаются в одну формулу – главным побудительным мотивом общества ислама является религиозное видение мира. Люди Ближнего Востока учатся, ходят на работу, читают книги, занимаются спортом – одним словом, делают практически то же, что и мы. Кардинальным отличием является мотив – если европейцы или американцы делают все эти вещи в основном из социальных побуждений: стремлению к богатству, статусу, самореализации, для мусульман главным является то, что так велит Коран. Мусульманин будет прилежно учиться и работать вовсе не потому, что хочет больше зарабатывать (хотя и о деньгах он не забудет), но потому, что таким образом он почтит своего бога. В отличие от христианства, ислам формирует и направляет жизнь своих последователей во всем: от глобальных мировоззренческих концептов до бытовых мелочей. Этим в целом и объясняется излишняя, на наш взгляд, религиозность людей Ближнего Востока.

Именно поэтому исламским обществам непонятна западная концепция отделения религии от политики. Западная цивилизация в целом отошла от такого смешения столетия тому. Хотя некое подобие псевдорелигиозной риторики было заметно во времена холодной войны, когда США противостояли «безбожному коммунизму», в то время как СССР воевал против «загнивающего Запада».

Некоторые шаблоны московской пропаганды больше напоминают воинственно-мессианские речи исламистов, чем простые отголоски риторики холодной войны

Ярчайшим примером возвращения к истокам является попытка неоконсервативной администрации бывшего американского президента Джорджа Буша-младшего вернуть религиозный дискурс в сферу государственной политики после событий 11 сентября 2001 года, которая закончилась полной неудачей. И не только потому, что на этот раз именно Соединенные Штаты оказались в первых рядах «безбожников» и «неверных».

На первый взгляд, все предпосылки были верны: Америка противостояла уникальной в своем роде террористической организации сетевого типа, не привязанной к какой-то конкретной стране, без четкой вертикали и иерархии, в основе действий которой лежал ясный религиозный мотив защиты Ислама. Однако этот мотив был неверно истолкован – бин Ладен никогда не ставил своей целью уничтожение западной цивилизации. Прекрасно понимая, что ему это не по силам, он стремился к четким тактическим целям, которые лишь в отдаленной перспективе могли трактоваться как создание плацдарма для глобальной борьбы. Целью Аль-Каиды было, во-первых, удаление американской армии с территорий Ближнего Востока, в частности, из Саудовской Аравии – родины не только бывшего «террориста №1», но также и радикального течения, ваххабизма, во-вторых, установление справедливых с точки зрения большинства обществ Ближнего Востока цен на нефть, и в-третьих, прекращение поддержки Израиля и ряда светских диктатур Ближнего Востока со стороны США.

Этим рационализмом и четкостью очерченных наболевших проблем объяснялась популярность бин Ладена в арабском мире, а также готовность заплатить любую цену за реальный результат. Кроме того, это выгодно отличало его речи от воинственных мантр христианских духовных лидеров США, объявлявших, как, к примеру, преподобный Джерри Фалвелл, что Мухаммед является не более чем «террористом», или преподобный Франклин Грэм, твердивший, что ислам - это «религия зла», и что христианство отличается от ислама как «свет от тьмы». К сожалению, именно в подобном видении, наложенном на неоднозначную политику Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, черпали и черпают вдохновение радикальные клерики суннитов и шиитов, говоря о стремлении США и Европы «уничтожить ислам». В таких обстоятельствах понятие джихада, имеющее в своей основе внутреннюю, духовную борьбу человека со своими внутренними демонами, легко проецируется на всеобщую обязанность мусульман становиться на защиту своей религии, где бы они ни находились. Соединенные Штаты оказались перед нелегким выбором: либо пересмотр основных императивов своей ближневосточной политики, либо война до полного уничтожения. Страна оказалась не готовой ни к одному из этих вариантов.

Майкл Шойер, с 1996 по 1999 начальник подразделения ЦРУ США, которое занималось поиском бин Ладена, очень точно определил собирательный образ типичного жителя западного мира в глазах мусульман – «эгоистичный атеист».

Грешит спекуляцией вокруг религиозных тем и нынешняя кремлевская элита – одна из центральных идей путинского «русского мира», защита православия, родившаяся на руинах Югославии и стыдливо припрятанная во время агрессии РФ против Грузии в 2008, была вновь поднята на щит в связи с событиями в Украине. Ее разрушительный потенциал еще только предстоит осознать – некоторые шаблоны московской пропаганды (к примеру, печально известная «морально разлагающаяся Гейропа») больше напоминают воинственно-мессианские речи исламистов в переложении для российского православия, чем простые отголоски риторики холодной войны. Добавив сюда не менее мобилизующие ультраправые лозунги «друзей Путина» в странах ЕС, можно получить вполне реальный сценарий дестабилизации евросообщества.

Содержание и сам факт принятия в ноябре пошлого года на заседании XVIII Всемирного русского народного собора, которое возглавил сам патриарх МПЦ Кирилл, так называемой «Декларации русской идентичности», которая определяет, как правильно быть русским человеком, не требует дополнительных комментариев. Она уж очень напоминает принятые в исламе трактаты, издаваемые уважаемыми религиозными деятелями для объяснения обществу того или иного спорного момента в религиозных терминах. Интеграция религии и политики, невозможная в мире современной западной государственной модели, целиком укладывается в парадигму Восточного, в том числе и мусульманского мировоззрения. Смешение этих подходов (или спекуляция на таковом) не может породить ничего, кроме хаоса.

Демонизация ислама на Западе лишь дополнила зеркальное видение Европы и США на Ближнем Востоке – так мир постепенно перешел к противостоянию «исламо-фашистов» и «иудеев-крестоносцев». Порочную цепь терактов как ответных действий, а также ответных действий как реакции на теракты сможет только воля к пониманию и уважению мировоззренческих отличий обеих сторон конфликта – в противном случае спираль зла будет закручиваться все дальше, приводя к необратимым для международной системы безопасности последствиям.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.