23 октября 2017, понедельник

Большая зияющая дыра в системе США

комментировать
В стране осталось лишь две силы, способные сдерживать Трампа – суды и пресса – и он безжалостно атаковал обе

Я искренне пытался справедливо оценивать президентство Дональда Трампа. Хвалил его, если он назначал компетентных людей на высокие посты и поддерживал, когда его действия казались взвешенными и разумными (хоть это и вызывало критику). При этом всегда существовал еще один аспект президентства Трампа, обычно скрывающийся от глаз, и лишь изредка всплывающий на поверхность. Речь об американской демократии. Своей риторикой и многими поступками, Трамп представляет опасность для нее.

В Соединенных Штатах действует старейшая в мире конституционная демократия, пережившая испытание временем и давшая жизнь, возможно, самому успешному обществу в истории человечества. В американской демократии существует система сдержек с целью не допустить злоупотребление властью одним человеком или группой. Но теперь в этой системе большая зияющая дыра – президент.

Во время знаменитых интервью с Дэвидом Фростом в 1977 году, Ричард Никсон сделал заявление относительно Уотергейта, которое насмешливо цитируют до сих пор. «Если президент совершает какое-то действие, оно не может быть незаконным», – сказал он Фросту. Никсон был умным адвокатом и хорошо знал Конституцию. И в основном он был прав. Президент фактически стоит выше закона. В конце концов, это министерство юстиции работает на него. Отказавшись следовать определенным этическим принципам, отстраняясь от своей бизнес-империи, Трамп заявил журналистам The New York Times: «Закон полностью на моей стороне, то есть у президента не может быть конфликта интересов». Большинство юристов полагают, что он прав.

Республиканская партия превращается в платформу для поддержки эго и аппетитов одного человека и его семьи

Существует лишь один реальный вариант сдерживания президента – импичмент – и эта опция носит политический, а не юридический характер. Поскольку собственная партия Трампа контролирует обе палаты Конгресса, он не испытывает там особого сопротивления. По крайней мере, можно было рассчитывать на большее от законодателей, и, возможно, мы это еще увидим. Ну а пока создается впечатление, что Республиканская партия теряет черты традиционной западной политической партии, превращаясь вместо этого в платформу для поддержки эго, аппетитов и интересов одного человека и его семьи. Такое явление весьма распространено в развивающихся странах.

Есть другие, менее мощные ограничители власти президента. Некоторые из них структурные, другие просто вопрос морали или прецедента. Трамп пытался ослабить многие из них, как до выборов, так и теперь в Белом доме.

Во время кампании Трамп говорил, что хотел бы изменить законы и облегчить процедуру подачи в суд на журналистов. Он заявлял, что надеется посадить в тюрьму своего оппонента. Он одобрительно отзывался о массовой депортации мексиканцев в 1950-х годах. Он предложил запрет на въезд в страну для представителей целой религии, призывая закрыть границы США для мусульман. Он утверждал, что военнопленные в США подвергаются пыткам. И он поставил под вопрос полномочия судьи из-за его мексиканского наследия.

Придя к власти, Трамп продолжил в том же духе, пытаясь ослабить все источники ограничения власти. По сообщениям, он уволил директора ФБР Джеймса Коми за его расследование связей кампании Трампа с Россией. Если это так, увольнение станет сокрушительным ударом. Внепартийные органы исполнительной власти являются настоящим сокровищем современной Америки. Они не всегда были беспристрастными, и они, безусловно, далеки от совершенства, но в последние десятилетия обрели заслуженную репутацию. Когда я путешествую из Восточной Европы в Китай и Латинскую Америку, демократические реформаторы говорят мне, что смотрят на эти агентства как на эталон, пытаясь укрепить верховенство права в своих странах.

Осталось лишь две силы, способные наложить некоторые ограничения на Трампа – суды и СМИ – и он безжалостно атаковал обе. Каждый раз, когда суд выносил решение не в пользу одного из его приказов, президент высмеивал такое решение или унижал причастных к нему судей. К их огромной заслуге, суды не испугались противостояния с президентом.

Остается пресса. Трамп пошел на СМИ войной, как ни один президент до этого, растаптывая новостные организации, нападая на отдельных журналистов и угрожая лишить их юридической защиты, гарантированной свободной прессе. Мы выживем, но мы должны помнить, что стоит на кону.

Средства массовой информации должны справедливо отражать политику администрации президента. Но они также никогда не должны позволять общественности забыть, что многие из подходов и действий этого президента являются грубыми нарушениями традиций и устоев современной американской системы, что такие действия пагубны и они не могут стать новыми нормами. Таким образом, после Трампа, страна не встретит нового президента с изодранными стандартами и потопленными ожиданиями. Задача состоит в том, чтобы сохранить дух американской демократии.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом перевода и публикации колонок Фарида Закарии. Оригинал опубликован на The Washington Post. Републикация полной версии текста запрещена.

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.