17 января 2017, вторник

Что бы я делал с Минскими договоренностями

комментировать
Схема, которая позволила бы постепенно урегулировать конфликт с выгодой для всех сторон

Что бы я делал с Минскими договоренностями, если бы оно от меня зависело? Я бы предложил схему постепенного урегулирования с соблюдением всех компонентов нынешнего текста Минских договоренностей.

В основу положил бы принципы и стандарты ОБСЕ. С этим, кажется, все согласны. Тем более, что все наши посредники и гаранты (а также и Украина) являются членами организации, и способны влиять на решение о проработке решений.

Работало бы это так - в ближайшее время провести выборы на оккупированных территориях . Все равно, по каким законам или правилам, но после заключения ОБСЕ, что "все в порядке". Единственный нюанс: на этих выборах избирались бы органы власти переходного периода. Переходного - 3-7 лет возвращения под юрисдикцию Украины.

Поскольку амнистия является предпосылкой для выборов, я бы снова обратился к принципам ОБСЕ и международного права. Предложил бы такую схему: к тем жителям оккупированных районов Донбасса и Крыма, которые не брали в руки оружие, у нас нет претензий вообще, и Украина готова это зафиксировать в законах. К тем, кто работал в органах оккупационной власти и служил в военизированных формированиях, мы готовы снять любые претензии в случае, если они не совершили особо тяжких преступлений - убийства, пытки, изнасилования. Делаться все это должно индивидуально, на основании списков и только в отношении тех, кто не совершил преступления. Что делать с преступниками? Выдвинуть два условия - они не будут принимать участия в выборах, работе переходных органов власти, а на момент окончания переходного периода и полного возврата оккупированных территорий под юрисдикцию Украины не будут находиться на нашей территории. Иначе мы оставляем за собой право наказывать согласно закону.

Таким образом, на оккупированных территориях избираются (возможно, даже и в этом году) органы власти без присутствия в них априори неприемлемых для нас кандидатов.

С этой переходной властью мы начинаем процесс переговоров и политического урегулирования.
Мы им говорим: единственной гарантией, что мы вас не обманем может быть ситуация, когда нормы права, которые вы хотите, будут применяться на всей территории Украины. Поэтому мы создаем график подачи предложений по законодательству Украины, которое, по мнению представителей временно оккупированных территорий, (а точнее России) требует изменения. С этими предложениями мы идем в ОБСЕ. В тех случаях, когда ОБСЕ приходит к выводу, что нормы украинского права полностью соответствуют критериям и стандартам ОБСЕ, мы закрываем вопрос. В тех случаях, когда ОБСЕ рекомендует что-то изменить - мы меняем и вводим изменения на всей территории Украины так что временно оккупированные районы не только получают желаемые законодательные акты, но и могут убедиться, как они выполняются и работают.

Если Крым не является частью соглашения, мы оставляем за собой право подавать иски против РФ

Далее мы заключаем график посекторального перехода временно оккупированных районов в законодательное поле Украины.

Если, например, образовательная сфера оккупированных районов переходит в законодательное и нормативное поле Украины (учебные программы, учебники и т. д.), мы начинаем финансировать эту сферу.

И так постепенно, на протяжении переходного периода, переводим под свою юрисдикцию всю жизнедеятельность временно оккупированных районов Донецкой, Луганской областей и Крыма.
Возникает вопрос: какой смысл это все делать России? Ответ - это дает ей возможность начать переговоры и, возможно, добиться отмены санкций до полного возврата оккупированных территорий под юрисдикцию Украины.

А если что-то срывается? Я бы предложил всем гарантам и посредникам создать Международный фонд гарантирования Минского процесса.

Например, Украина и временно оккупированные районы приняли решение о переводе под украинское финансирование какой-то сферы. На это Украина выделяет определенную сумму денег. Одновременно такую сумму в Фонд гарантирования Минского процесса вносят с одной стороны Франция и Германия, а с другой - Россия. Все накопленные в течение переходного периода средства Фонда после завершения мирного процесса возвращаются государствам-гарантам.

Если что-то пошло не так, то, согласно отдельной процедуре, Украина, которая начала финансирование, подает через ОБСЕ жалобу о невыполнении местными властями временно оккупированных районов своих обязательств. Если в течение определенного времени ситуация не исправлена, или если происходит срыв перемирия, Украина имеет право компенсировать установленную сумму за счет средств Франции и Германии. Франция и Германия компенсируют эту сумму за счет России. Если что-то не выполняет Украина, обратный порядок применяет местная власть временно оккупированных районов. Можно даже предложить США застраховать взносы в фонд Франции и Германии, а Китаю - России.

Зачем это Франции, Германии и России? Выгода России очевидна, ведь это способ постепенного уменьшения выплат из российского бюджета на содержание временно оккупированных территорий и аккумулирования этих средств с последующим в течение прогнозируемого периода возвращения в свой бюджет. Ну, и кроме этого, все трое гарантов получат возможность восстановить торговлю между собой, что является их очевидным интересом во всем Минском процессе.

Постепенный переход на финансирование временно оккупированных территорий из украинского бюджета также будет обусловлен прогрессом в выводе из Донбасса и Крыма российских войск и вооружений. Нарушение графика вывода - основание для Украины получить компенсацию из Фонда гарантирования Минского процесса.

Все средства Фонда гарантирования возвращаются странам-гарантам после завершения процесса мирного урегулирования - перехода под контроль Украины границы с РФ.

После этого в присутствии миссии ОБСЕ происходят новые выборы органов местной власти (уже на основе украинского избирательного законодательства), а через некоторое время - выборы в Верховную Раду Украины.

А если Россия не захочет отдавать Крым? У нас всегда может быть предложение о компромиссе. Например, мы можем договориться, что в случае возвращения Донбасса вместе с Крымом Украина отказывается от права на компенсацию со стороны РФ за ущерб нанесенный агрессией. Если Крым не является частью соглашения, мы оставляем за собой право подавать иски против РФ как относительно оккупации Крыма, так и Донбасса.

Где-то так можно попробовать выйти из тупика с минимальными потерями (кроме уже понесенных) для всех участников процесса.

Но Россия может не согласиться на такое вообще? Может. Но тогда очевидно она и станет страной, которая выйдет из Минского процесса. Для нас это также будет означать выход из тупика невыгодных договоренностей.

Текст публикуется с разрешения автора.

Оригинал

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.