24 ноября 2017, пятница

25 сентября: Германия будущего

комментировать
Весь сегодняшний обзор о том, как в Германии изменилась политическая реальность после выборов, и чего нам ждать от правительства этой страны в будущем

Результаты выборов в Бундестаг, прошедших в минувшее воскресенье, сенсацией не стали: социологи еще за месяц до голосования предсказывали примерно такие цифры. Тем не менее, Германия оказалась в совершенно новой политической реальности, где власть Ангелы Меркель будет слабее, чем прежде.

Рекорды и сенсации

Главное событие выборов – это катастрофическое падение популярности двух главных партий страны – левоцентристов и правоцентристов. Социал-демократы и альянс ХДС/ХСС в сумме набрали чуть больше 50 процентов голосов. (В прошлые десятилетия их совокупный результат достигал 80 процентов).

Причин падения популярности «традиционных» партий несколько. Во-первых, их программы за годы совместного управления страной стали почти неотличимы. Даже во время дебатов им было практически не о чем поспорить. Для многих избирателей они стали единой «суперпартией», которая беспрерывно правит Германией со времен окончания Второй мировой войны.

Вода в этом «политическом болоте» застоялась, новых мыслей и идей не появлялось, единственной его программой было «давайте оставим все, как есть». Хотя ситуация в Германии стабильно хорошая, значительная часть электората просто заскучала. Людям захотелось дать пинка ХДС/ХСС и СДПГ, чтобы те немного оживились. И это получилось.

Ультраправые в парламенте

Второй по важности результат голосования – это появление в Бундестаге откровенно националистической партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). Она наводит ужас на немецкий истеблишмент своими крайне радикальными воззрениями во внутренней и внешней политике. Партия Меркель уже объявила, что пересмотрит свою программу, чтобы вернуть голоса тех, кто в этот раз голосовал за ультраправых.

Кстати, голосование за АдГ было во многом протестным. Лишь 20 процентов ее избирателей заявили, что им нравится радикальная программа этой партии. Из этого, кстати, можно сделать вывод, что неонацистские настроения в Германии не так сильны, как может показаться. Электорат АдГ – вовсе не убежденные ее сторонники. Большинство из них просто хотели показать средний палец наскучившим «традиционным» политическим силам.

«Ямайская» коалиция

Третий важный итог – это прохождение в Бундестаг рекордного числа партий – шести. Помимо упомянутых выше, там будут заседать экологически озабоченные «Зеленые», радикальные социалисты «Левые» (так и называются), а также немецкие либертарианцы – «Свободные демократы», которых для краткости часто называют «Либералы».

Как показывает опыт Италии, где в парламенте постоянно заседает целая орда разных партий, скроить из них стабильное правительство бывает довольно сложно. Сейчас эта задача стоит перед Ангелой Меркель.

При том, что в Бундестаг попал целый ворох партий, выбора у нее нет. В нынешних условиях коалиция может быть только одной конфигурации – ХДС/ХСС плюс «Зеленые» и «Свободные демократы». Именно с двумя последними бундесканцлерин придется договариваться, чтобы сохранить за собой пост.

(Партийные цвета этих партий – черный, зеленый и желтый – составляют флаг Ямайки, поэтому к нерожденной пока коалиции приклеилось неофициальное название – «ямайская»).

Без альтернативы для Германии

Отсутствие альтернатив объясняется так. Социал-демократы, чьих голосов хватило бы для продления жизни ныне действующей «широкой» коалиции, категорически отказались входить в правительство. По их мнению, пребывание во власти под руководством Меркель крайне отрицательно сказалось на их популярности (итоги выборов – тому свидетельство).

Поэтому левоцентристы решили уйти в оппозицию, переосмыслить свое место в немецком политическом спектре и выдвинуть новые идеи, с которыми потом идти на новые выборы. Но главное – они хотят, чтобы их перестали ассоциировать с Меркель и ее правительством.

Еще один важный побудительный мотив для отказа СДПГ от коалиции – это немецкие законы, которые гарантируют главной оппозиционной партии множество преференций на уровне Бундестага. Она, например, автоматически получает контроль над рядом ключевых парламентских комитетов, включая бюджетный. Если бы социал-демократы вошли в правительство, эти комитеты достались бы праворадикалам из АдГ, от чего жизнь усложнилась бы у всех остальных партий.

Таким образом, СДПГ из числа партнеров по коалиции выбывает.

Сама Меркель не раз заявляла, что ни при каких обстоятельствах не будет формировать правительство вместе с радикалами – АдГ и «Левыми». Соответственно, выбывают и они.

Разница во взглядах

Из шести партий остаются только три. Голосов ХДС/ХСС, «Зеленых» и «Свободных демократов» как раз едва хватает для формирования большинства в Бундестаге.

И тут начинается самое интересное. На фоне совпадения программ и интересов этой троицы, лебедь, рак и щука – образец слаженности и взаимопонимания.

Христианские демократы Меркель – люди, для которых консервативные ценности, мораль и убеждения – не пустые слова. Не зря они «христианские». У тяготеющих к левому флангу «Зеленых» все это вызывает большой скепсис. «Либералы» вообще выступают за легализацию всего и вся – от проституции и марихуаны до гей-браков и эвтаназии. Им христианские ценности по барабану.

Снижение налогов, снижение государственного пресса на предпринимателей и всесторонняя поддержка бизнеса – это конек «Свободных демократов». Ради торговли и экономического роста готовы признать Крым российским, выгнать Грецию из еврозоны и отправить в родные страны всех недавних беженцев. С этим категорически не согласны «Зеленые», отстаивающие международную справедливость, мир во всем мире и помощь слабым и нуждающимся. Да и сама Меркель, соглашаясь с правой экономической программой «Либералов», не готова ради денег идти на сделки с Владимиром Путиным или устраивать массовые депортации беженцев.

При этом планы «Зеленых» позакрывать к черту (почти) всю вредную для экологии промышленность вызывают приступы нервного смеха у двух других партнеров по потенциальной коалиции. Они скорее закрыли бы самих «Зеленых».

Противоречия между тремя этими партиями довольно существенные. Договориться им будет непросто. Единственное, что их объединяет – это нелюбовь к правым и левым радикалам. Однако это еще не все.

Старый добрый шантаж

В том случае, если у Меркель не получится договориться с хотя бы одним из двух партнеров, то и коалиции не будет. Тогда ей придется либо идти на создание правительства меньшинства, либо объявлять новые выборы. Первый вариант сопряжен с гигантскими сложностями: за принятие каждого закона придется торговаться. Второй – очень рискованный. Нет никакой гарантии, что результаты повторного голосования будут лучше. Скорее, наоборот.

И «Зеленые», и «Свободные демократы» прекрасно осведомлены, в каком непростом положении находится Меркель. Вне всяких сомнений, и те, и другие перед согласием войти в правительство попытаются выжать из нее все, что только возможно. Это касается и министерских постов, и программных положений правительства.

Шантаж будет очень жестким, в результате бундесканцлерин рискует остаться во главе правительства, состоящего из чужих министров со взглядами, противоречащими ее собственным. Ангеле Меркель, конечно, не привыкать в сложных условиях, но на этот раз они будут особенно непростыми.

Ей придется постоянно лавировать между интересами партнеров, не забывая и о своих. Внутри правительства ей придется идти на разного рода компромиссы с младшими партнерами, чтобы достигать наиболее важных целей. И тут есть определенный риск.

Внешнеполитическая неопределенность

Сейчас сложно представить, какую конструкцию бундесканцлерин придумает, чтобы совместить христианские ценности своих избирателей с легализацией марихуаны и эвтаназии «Либералов». Еще труднее слить воедино экологические проекты «Зеленых» со всесторонней поддержкой развития промышленности.

Но есть одна сфера, в которой Меркель может сравнительно безболезненно пойти на компромиссы – внешняя политика. Во время предвыборной кампании иностранные дела оказались на периферии общественного сознания, политики их почти не упоминали.

Если пост главы МИДа достанется кому-то из «Свободных демократов», Германия почти наверняка начнет тихо лоббировать отмену санкций против РФ, а также выступать против оказания помощи Греции и приема новых беженцев.

Меркель в этой ситуации может умыть руки, объявив, что такая политика – это часть коалиционного соглашения, у нее просто не было другого выбора. Если все пойдет хорошо, и население будет довольно новым внешним курсом, то канцлер всегда сможет приписать успехи себе – как главе правительства. Если же результат будет обратным, то списать все на «бестолкового министра», который взялся за то, в чем ничего не соображает.

Конечно, может быть и другой вариант: пост главы МИДа достанется кому-то из «Зеленых», а они традиционно выступают с проукраинских позиций. Но вероятность такого сценария меньше, поскольку «Зеленые» больше озабочены внутренними делами, да и в нерожденной пока коалиции они будут самым младшим партнером, которому полагаются менее важные посты.

В любом случае, никакой катастрофы не случилось, что уже хорошо. Тем не менее, ситуация в Германии сейчас несет в себе определенные риски для Украины, поэтому важно следить за формированием правительства и заранее готовить варианты действий даже для самого неблагоприятного исхода.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.