28 июля 2016, четверг

Путин начал терять поддержку олигархов и люмпенов

комментировать
После авиакатастрофы в Донбассе президент России предстал перед публикой как минимум растерянным

После авиакатастрофы в Донбассе президент России предстал перед публикой как минимум растерянным

Главные столпы президентской власти в России почувствовали неуверенность и слабость хозяина Кремля

Владимир Путин 22 июля провел совещание Совета безопасности РФ, которое многие заранее объявили “ключевым” и даже “судьбоносным”. Причиной столь высоких ожиданий послужили сразу несколько факторов.

Во-первых, о плановом, в общем, событии было специально объявлено заранее, чего ранее не случалось. Судя по грозно звучащему анонсу, российские силовики собирались обсуждать “угрозы целостности и суверенитету страны”. Такая формулировка наводила экспертов и специалистов на самые мрачные мысли.

Во-вторых, объявление это было сделано сразу после удивившего всех “обращения президента к народу”. Просидев за телефонными разговорами с западными лидерами до двух часов ночи, потный и растрепанный Путин, глядя куда-то в сторону, пробубнил согражданам серию оправданий о крушении иностранного самолета без единого россиянина на борту, упавшего на чужой территории. Содержание этой речи и внешний вид Путина вызвали один недоуменный вопрос: “Что это было?!” Многие не в курсе, но растерянные и слабо связанные с реальностью ночные обращения к нации – не такая уж и редкость. Обычно в этом жанре выступают напуганные ближневосточные диктаторы, под которыми начал раскачиваться трон. 

В-третьих, сама ситуация, в которой Путин появился на глазах у изумленной публики, в высшей степени непроста. Сбитый самолет полностью разломал планы Кремля по переводу войны в Донбассе в вялотекущую фазу, в которой будет обеспечено динамическое равновесие между сторонами и медленное обескровливание Украины. Шила в мешке утаить не удалось: российское участие в боевых действиях стало очевидно всему миру.

Три этих обстоятельства вместе позволили многим российским политологам говорить о том, что готовится что-то зловещее – вторжение, война с Украиной или еще чего похуже. Логика пессимистов была такой: авторитарный лидер может позволить себе почти все – многочисленные дворцы, шикарные яхты, олимпиады, полеты со стерхами и взрывы жилых домов. Одно ему нельзя: проявлять слабость и отступать.

В этом случае исчезает главный ресурс легитимности “национального лидера”: сакральная природа его власти. Если он не способен ежедневно являть людям чудеса, кормить и поить их, и главное – бить любого врага в любых обстоятельствах, то в глазах собственных сограждан он быстро приобретает черты обычного дорвавшегося до власти ничтожества, банального диктатора с неясной легитимностью. Исходя из этого, многочисленные эксперты полагали, что Кремль ринется в атаку. Но вышло несколько иначе.

По царящим в Кремле волчьим законам, вожак, неспособный защищать стаю и заботиться о ее благополучии, подлежит как минимум изгнанию

В российской политологии существуют две “путинские” аксиомы. Первая гласит: ВВП ненавидит принимать тяжелые, действительно рискованные решения и всячески их избегает. Вторая: он никогда не сдает “своих” и не отступает.

Перед заседанием Совбеза два этих правила сошлись в беспощадной схватке в президентской голове. Дилемму можно сформулировать так: либо принять окончательное и безвозвратное решение и уже открыто отправить войска в Украину, либо взять на себя вину за сбитый самолет и прекратить помощь сепаратистам. Первое позволило бы доказать восторженной публике свое всемогущество, но немедленно отозвалось бы удушающими западными санкциями. Второе посеяло бы разочарование среди населения, но позволило бы сохранить остатки репутации и возможность диалога с Западом.

Специалисты по психологии российского лидера ожидали, в основном, первого варианта, считая, что под вывеской “миротворческой операции” Путин пойдет войной на Украину, хотя и скинет ответственность за столь серьезное решение на Совет безопасности или кого-то из его членов персонально.

Однако в итоге победил страх перед принятием необратимых решений. Заседание Совета безопасности РФ оказалось по нынешним меркам на редкость беззубым и даже примирительным. Путин пообещал “не закручивать гайки” и вдруг заговорил об опоре на “гражданское общество” (давно им же придушенное, кстати), а секретарь Совбеза Николай Патрушев вообще огорошил народ, заявив, что власть должна “прислушиваться к мнению оппозиции”. От бывшего директора ФСБ таких речей никто не ожидал: в последние годы его коллеги внимательно прислушивались к оппозиционерам только на допросах. Никаких разговоров о вторжении на восток Украины, судя по всему, на совещании не было вообще.

Российские “имперцы” всех мастей – от лютых православных до ярых сталинистов – испустили едва сдавленный стон разочарования. Их голубая мечта о “зеленых человечках” в ярко-желтых украинских полях прямо на глазах развалилась на куски. Для так называемых “патриотов” итоги заседания Совбеза стали настоящим ударом. На их сайтах уже стали появляться изобилующие грамматическими ошибками рассуждения в стиле: “сегодня он (Путин) сдает Новороссию, а завтра укропы придут за Крымом”. О том, что аннексия полуострова – путинская затея, они уже не вспоминают.

Это разочарование – очень опасный для Путина симптом. Один из столпов его власти – оболваненный люмпен – уже почуял неладное. “Несгибаемый” нацлидер едва заметно, но прогнулся, пошел на попятную. То есть совершил то единственное, что строжайше запрещено людям диктаторского цеха. Тут действует правило езды на велосипеде: двигаться можно только вперед, стоит только остановиться – упадешь.

Что еще неприятнее для российского президента – это то, что люмпен начал от него отворачиваться в тот самый момент, когда мысли о дезертирстве пустили крепкие корни в головах олигархов и чиновничества – второй опоры его власти. В отличие от накачанных пропагандой обывателей, люди этой категории прекрасно понимают, что Путин бодрым шагом ведет страну к пропасти: американским секторальным санкциям, быстрому коллапсу экономики, народным волнениям и, возможно, чисткам и раскулачиваниям. До недавнего времени элиты были парализованы страхом перед Путиным, заговор в их рядах был невозможен. Сейчас же его слабость и неуверенность в себе могут в корне изменить ситуацию. По царящим в Кремле волчьим законам, вожак, неспособный защищать стаю и заботиться о ее благополучии, подлежит как минимум изгнанию.

В ночь на 23 июля по центру Москвы зачем-то ездил БТР, грузовики с солдатами, над городом летали вертолеты. В соцсетях начали нервно шутить про “Началось!”. И тут произошло удивительное: никто не засмеялся.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.