5 декабря 2016, понедельник

Первый мирный. Мариуполь глазами американца

комментировать
Портовый город, без захвата которого невозможен российский коридор в Крым, получил шанс на перерождение

Я попал в Мариуполь пару дней назад. Двадцатичасовая поездка на поезде из Киева оказалась на удивление комфортной. Пассажиры охотно помогали мне, человеку, который совсем не знает украинского и способен произнести лишь несколько слов по‑русски. По пути мы видели несколько бронированных поездов и миновали множество укрепленных блокпостов, где солдаты укрывались за мешками с песком и другими материалами, призванными защитить их от шрапнели.

Цель поездки — понять, что на самом деле происходит в этом портовом городе, без захвата которого невозможен гипотетический коридор в Крым, необходимый россиянам. Надежно ли защищен город? Вернулась ли жизнь в привычную колею после прошлогодних обстрелов? Процветает ли по‑прежнему металлургическая промышленность?

Всю дорогу в окнах поезда мелькали заброшенные советские заводы. Украина — бывшая житница СССР, по большей части аграрная страна с обязательными зерновыми элеваторами и транспортной инфраструктурой, которая больше не используется и ржавеет на солнце. Все пространство за городом занимают поля, засаженные кукурузой и другими растениями. Ни один клочок земли не пропадает зря. Вдоль путей — стога озимых и высохшие подсолнухи. Я читал, что на развитие этой территории оказали значительное влияние греки: побеленные бетонные конструкции это выдают. У меня сразу возникли ассоциации с Санторином или Микенами.

Главное ощущение, охватывающее по приезде, — город выживает

Глядя на старое сельскохозяйственное оборудование, поневоле задаешься вопросом: как миллионы украинцев могли умереть в этих землях от голода, когда здесь, кажется, можно было вырастить все что угодно? На этих кукурузных полях лежит тень былого зла. Делаю мысленную зарубку: узнать больше о голодоморе.

Первое, что встречается при въезде в город,— огромные сталелитейные заводы, занимающие, кажется, целые мили. В небо тянутся трубы, выплевывающие вредный для здоровья дым. Охладительные башни разваливаются. Похоже, за заводами ухаживают не очень‑то хорошо, но они продолжают работать. Повсюду охрана: люди оправданно боятся попыток саботажа.

Как только поезд проезжает заводы, за окном появляются жилые кварталы. Многие дома еле держатся, укрепленные всем, что под руку попалось. Повсюду растут сады: люди пытаются воспользоваться последними теплыми днями для выращивания овощей и фруктов. Главное ощущение, охватывающее по приезде в Мариуполь, — город выживает. Эти люди бедны и едва зарабатывают себе на пропитание, но жизнь продолжается, несмотря на войну, гремящую совсем рядом.

Заселившись в отель, я решаю прогуляться по дореволюционному району Мариуполя, который когда‑то был процветающим торговым городом, и ловлю отголоски прошлого. Здесь есть искусно построенные дома с удивительной архитектурой, инкрустированные ворота, двери и арки. Видно, что их владельцы были богаты. Когда‑то, давным-давно. Район окутан легким флером XIX века и начала XX, до прихода СССР. От многих зданий осталась только оболочка, фасады и больше ничего, но архитектура все равно впечатляет. Эти здания хотят говорить. Они хотят рассказать о своем былом величии, но не могут. Остается лишь воскресить их прошлое в воображении.

Спускаюсь к воде, разумеется, загрязненной выхлопами сталелитейных заводов. Вода кажется мертвой, темной, безжизненной. Жители загорают на пляже, пока есть возможность. Я поднимаюсь обратно на холм, к центру города и своему отелю.

Советская административная часть города выглядит весьма функциональной, но души в ней нет. Я не задерживаюсь там. Вскоре набредаю на парк в центре города; там проходит свадьба, и я останавливаюсь, чтобы понаблюдать. Люди счастливы. Дети играют в фонтане. Пары целуются под сенью деревьев. Старики, столпившиеся вокруг длинного стола, играют в шахматы.

Больше всего Мариуполь нуждается в мире, и еще — в видении будущего. Если вернуть старой части города ее былое величие, он может стать настоящим магнитом для туристов. Расположение на берегу Азовского моря — тоже естественное преимущество, если, конечно, сперва почистить береговую линию.

Многие города воспользовались военными разрушениями, чтобы начать все заново, переродиться. Так поступили Бейрут, Новый Орлеан, Сеул и Барселона. Кошмар войны, уничтожающей все вокруг, дает шанс перевернуть страницу, начать с чистого листа. При условии правильного руководства и, конечно, мира, Мариуполь может воспользоваться этой возможностью и однажды, через десятки лет, снова стать великим.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 09 октября 2015 года

Републикация полной версии текста запрещена

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.