8 декабря 2016, четверг

Российский гамбит в Сирии. Что ответят США

комментировать
Москва получит военный форпост в нестабильной и опасной части мира, и этот форпост превратится для неё в головную боль

Существует минимум шесть причин, почему военное сотрудничество между Россией и Соединенными Штатами в Сирии маловероятно.

1. Вашингтон и Москва не смогут договориться о том, кто станет координатором этой совместной кампании

Россия не согласится на роль второй скрипки у США, США в свою очередь – у России.  Еще во время косовского кризиса 1999 года страны столкнулись с тем, что не могли выбрать, кто из них возглавит совместную операцию. В нынешних условиях эта проблема еще острее.

2. США не поддержат тактику воздушной кампании РФ в Сирии

Российские вооруженные силы, безусловно, усовершенствовались за последние несколько лет, однако участие в продолжительных военных кампаниях вдали от собственных границ – затратное предприятие, особенно, если ты считаешь своим приоритетом минимизацию гибели гражданского населения. Кроме того, у российских военных гораздо меньше опыта в подобных операциях, чем у западных коллег. Наконец, Москва вряд ли сильно беспокоится по поводу гибели мирных жителей.

3. Россия и США не смогут единогласно решить, кого в Сирии считать «умеренным»

Несмотря на то, что российские военные активно обстреливают позиции Исламского государства, их авиаудары часто приходятся на позиции сирийских повстанцев, в том числе на тех, кого поддерживают США и западная коалиция. Россия и США по-разному понимают, что означает «умеренность» в сирийском конфликте. Что еще более важно, в Сирии много постоянно меняющихся повстанческих групп, и лишь некоторые из них (если таковые вообще имеются) можно назвать по-настоящему светскими в западном понимании этого слова.

4. Соединенным Штатам будет непросто убедить своих ключевых партнеров в целесообразности военного сотрудничества с Москвой

Турция, Саудовская Авария, страны Персидского залива и Израиль – независимые игроки с разными интересами в Сирии. Поэтому Вашингтону действительно трудно будет убедить Саудовскую Аравию, страны Персидского залива и Турцию не поставлять сирийским повстанцам, воюющим с режимом Башара Асада, оружие и прочую помощь (а это может стать одним из пунктов соглашения по совместной кампании с Россией в Сирии).

5. У Москвы и Вашингтона разные цели в Сирии

Существует минимум шесть причин, почему военное сотрудничество между Россией и Соединенными Штатами в Сирии маловероятно

Мировые СМИ делают акцент на том, что между Россией и США нет согласия относительно судьбы Асада: оставить его при власти или нет, оставить его навсегда или на время? Однако я считаю более важным то, что Россия и Соединенные Штаты не смогут решить, кто должен будет взять под контроль уже освобожденные территории от ИГИЛ или других джихадистских групп.

6. Внешние игроки вряд ли смогут выработать приемлемое для всех политическое решение сирийского кризиса

Кровопролитие в Сирии ужасает: минимум 250 тыс. человек убиты, около 13 млн - лишились своего дома.  Наиболее эффективный способ приостановить это – уменьшить поток оружия многочисленным боевикам. Но в обозримом будущем пока нет никаких предпосылок для этого. Соответственно, политическое решение сирийского кризиса будет найдено не ранее, чем станет известен исход боевых действий, что тоже произойдет не скоро. Наконец, западным политикам и общественности важно помнить, что ИГИЛ – лишь часть проблемы. Даже если завтра он исчезнет, Сирия по-прежнему останется в страшном кошмаре.

Как же, исходя из вышесказанного, США ответят на российское вторжение в Сирию.

Рассуждая логически, можно предположить три варианта возможной реакции Вашингтона:

1. США согласятся на сотрудничество с Москвой, чтобы вместе противостоять ИГИЛ, а также, возможно, аль-Нусре и другим джихадистким группам.

2. Вашингтон попытается втянуть Россию в сирийский конфликт, чтобы российская интервенция становилась все более затратной.

3. Или же – США продолжат собственную военную кампанию против ИГИЛ, а также дипломатические усилия по достижению политического урегулирования.

Что касается первой опции, то выше я уже изложил причины, по которым считаю совместную операцию США и РФ маловероятной. Что касается второго варианта – увеличить цену войны для России, то сделать это можно лишь путем увеличения военной помощи США «умеренным» силам в Сирии, воюющим против Асада в таких ключевых регионах, как Алеппо, Идлиб, Хомс, Дамаск и Кунейтра. В какой-то мере это уже происходит. Начиная с октября, поставки американских тяжёлых противотанковых ракетных комплексов BGM-71 TOW и управляемых противотанковых ракет ATGM различным «умеренным» повстанцам в Сирии значительно увеличились. В отличие от антиигиловской кампании, эта операция реализуется более-менее скрыто.

После парижских атак, российской интервенции в Сирии, а также стрельбы в Сан-Бернардино администрация Обамы дала понять, что активизирует кампанию против Исламского государства на востоке и северо-востоке Сирии, и главная их цель - освободить от джихадистов город Ракку.

При этом перед Вашингтоном возникает сложный стратегический вопрос, каким повстанческим группам, и в каких объемах предоставлять военную помощь. Более того, поддержка повстанцев сопряжена с рядом рисков. В частности, непросто контролировать конечное использование предоставленного оружия, учитывая к тому же, что BGM-71 – смертоносное оружие невероятной силы. Так, например, повстанцы могут использовать американское оружие против других повстанцев, а не против режима Асада и его союзников.

Оружие также могут захватить или продать, в том числе филиалу аль-Каиды аль-Нусре или самому ИГИЛ. Самое страшное, что BGM-71 может сбить любой коммерческий лайнер. Именно этот комплекс был использован для уничтожения российского вертолета, пытавшегося спасти выжившего летчика бомбардировщика РФ Су-24, который сбили турки.

Наконец, администрация Обамы понимает, что увеличение поставок летального оружия силам, противостоящим режиму Асада, может лишь продлить войну, а значит, привести к еще большим страданиям гражданского населения и умножить число беженцев в Турцию, Иорданию, ЕС и другие страны.

Третий вариант – продолжить военную кампанию против ИГИЛ на востоке и северо-востоке, а боевые действия на неподконтрольных Исламскому государству территориях пустить на самотек. При этом ключевой проблемой для Вашингтона останется тот факт, что в регионе нет надежных местных сил, которые могли бы оккупировать освобожденные от ИГИЛ территории.

Тем не менее, стратегически США выгоден ответ на российское вторжение в Сирию. Это позволило бы Вашингтону избежать втягивания в кровавую, дорогостоящую и затяжную наземную войну без очевидного политического результата. Это также приведет к тому, что Москва возложит на себя долгую и сложную кампанию в Сирии.

Как бы там ни было, администрации Обамы будет сложно делать выбор в Сирии. Большая часть дебатов в этой стране посвящена тому, как справиться с ИГИЛ. Помимо этих задач, Вашингтону придется решить, что делать с наращиванием военного присутствия России в Сирии и, возможно, в Иране и Ираке.

Что касается Сирии, то, по моему мнению, на каком-то этапе мы столкнемся де-факто (если не де-юре) с распадом страны на несколько частей. Более того, я считаю, что границы этого раздела определяться, в первую очередь, результатами боевых действий, а не путем переговоров мировых игроков. Вполне вероятно, что в результате этого раздела будет создано маленькое Сирийское государство под контролем алавитов, скорее всего, на территориях, которые сегодня контролируются Асадом и, возможно, за их рамками.

Когда это произойдет, Россия будет вынуждена оказывать новому государству политическую, экономическую и военную помощь – точно так же, как она вынуждена тратить средства на неблагополучные и обездоленные районы Восточной Украины, подконтрольные сепаратистам. Россия окажется в «списке врагов» джихадистских организаций, что повысит риск терактов внутри РФ. Да и в целом нелегко и недешево оставаться защитником подобного алавитского режима, особенно если учесть интересы Турции и Израиля – двух сильных военных игроков на Ближнем Востоке.

Это и станет окончательным результатом российского гамбита в Сирии: Москва получит военный форпост в нестабильной и опасной части мира, и этот форпост будет для неё, скорее, головной болью, чем пользой. Так было в Украине и, как мне кажется, так же будет в Сирии.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Эдварда Уокера. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.