27 апреля 2017, четверг

Корни сепаратизма

комментировать
Уинстон Черчилль справедливо называл Вторую мировую войну продолжением Первой. Незавершенный до сих пор распад Российской империи, который стал одной из причин нынешнего украинского кризиса, также вырос из событий столетней давности

Cто лет назад на мосту в Сараево прозвучал выстрел, эхо которого мы слышим до сих пор. 28 июня 1914 года сербский националист с говорящей фамилией Принцип смертельно ранил посетившего военные учения в Боснии австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Следующие четыре года стрельба не смолкала по всей Европе, Ближнему Востоку и даже в Африке. От Ла-Манша до китайского порта Циндао миллионы французов, немцев, русских, турок, японцев, американцев и представителей еще 33 государств мира сошлись в крупнейшей бойне в истории, забравшей более 10 миллионов жизней и изменившей мир навсегда.

Марксисты считали войну, названную современниками "Великой", неизбежным следствием нарастания внутренних противоречий капитализма. К началу ХХ века мир уже был поделен на колонии и сферы влияния, и молодому быстро растущему хищнику в лице Германии было в той системе тесно. С позиции сегодняшнего дня битва между великими державами не на жизнь, а на смерть кажется естественной.

В теплые летние дни 1914 все были уверены, что война будет короткой и легкой. "Домой к Рождеству" – обещали своим женам офицеры и солдаты, как в Берлине, так и в Париже, и в Петербурге. Еще ни одну войну в истории не встречали с таким ликованием и национальным подъемом. В России даже учредили новый государственный флаг, символизирующий единение царя с народом, переименовали столицу из Петербурга в Петроград, чтоб ничего не напоминало о немецких корнях Романовых. По тем же причинам правящая в Британии Ганноверская династия с тех пор называется Виндзорская – по имени летней резиденции.

Когда казавшиеся тюрьмами народов Австро-Венгерская и Российская империи рухнули, выяснилось, что жившие в них народы часто не могут мирно размежевать свои земли

Однако впереди была не легкая прогулка, а ужасы окопной войны, газовых атак, первых в истории бомбардировок мирных городов, потопления пассажирских лайнеров подводными лодками и главное - нарастающая утрата веры в силу человеческого разума. ХХ век человечество встречало на пике модернизма. Научный и инженерный гений на глазах преображал планету, развитые европейцы, казалось, несли свет гуманизма и цивилизации в самые темные закоулки Африки, Азии, Океании. Степень интеграции ведущих экономик между собой была сопоставима с нынешней.

Самолет, телеграф, радио, телефон, автомобиль. Все эти изобретения со скоростью, немыслимой даже для сегодняшних гаджетов, меняли жизнь обывателя к лучшему. Впереди, казалось, был дивный новый мир. Вместо этого 600 тысяч погибших в мясорубке под Верденом, закончившейся восстановлением статус-кво на фронте. Сотни тысяч лишившихся зрения из-за отравления боевым хлором. Новости о том, что солдаты гибнут тысячами, чтобы отодвинуть линию вражеских окопов на 3-5 километров, порождали отчаяние. С каждым днем люди по обе стороны фронта все меньше понимали смысл происходящего. С какого-то момента и в Антанте, и в блоке Центральных держав перестали думать о победе. Верх взяло желание просто скорее закончить ту жуткую войну.

Этот психологический излом навсегда изменил нашу цивилизацию. Природа оказалась сложнее, а человек к ней ближе, чем хотелось думать. Вера в прогресс была подорвана. Именно это предопределило восход идеологий, обещавших построить утопию. Коммунизм и фашизм выросли из окопов Первой мировой.

Следующие двадцать лет мир сотрясали кризисы, приведшие ко Второй мировой войне, которую Уинстон Черчилль справедливо назвал продолжением незаконченной Первой. Но и война в Югославии в начале 90-х, и незавершенный до сих пор распад Российской империи, являющийся одной из причин нынешнего украинского кризиса, имеют свои корни в событиях столетней давности. В 1914 году в Центральной и Восточной Европе было 8 государств. Сегодня 27. И это без учета сепаратистских образований вроде Косово, Приднестровья или ДНР.

Когда казавшиеся тюрьмами народов Австро-Венгерская и Российская империи рухнули, выяснилось, что жившие в них народы часто не могут мирно размежевать свои земли. Двадцать лет между Первой и Второй мировыми это ясно показали. Далее конфликты гасил Социалистический лагерь, а с начала 90-х Европейский Союз. Если б не ЕС, неизвестно, какие формы приобрела бы сейчас жажда венгров исправить кажущуюся им несправедливость итогов Первой мировой, когда более трети соотечественников оказались в соседних странах.

Вырвавшийся из ствола Гаврилы Принципа вирус национализма продолжает уносить жизни. Теперь уже на постсоветском пространстве. Даже подъем крайних правых на последних выборах в Европарламент показывает, что о великой войне не стоит забывать. Иначе она найдет, как о себе напомнить.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.