20 января 2017, пятница

Ни дать ни взять. С коррупцией - как с алкоголизмом

комментировать
Сначала нужно признать, что проблема существует. Украинцы сделали это. Теперь им осталось поверить в себя

Конечно, коррупция существует во всем мире. Но разница между странами, в которых коррупция системна, и странами, где она эпизодична,— огромна.

Украина, как и все постсоветские государства, относится к первой группе. Здесь общество считает, что коррупция неискоренима, это привычный ход дел, и так поступают всюду. В такой стране уровень сопротивления коррупции низок, и правоохранительных институтов, обладающих полномочиями для расследования и привлечения коррупционеров к уголовной ответственности, нет.

Во второй группе стран считается, что коррупция — явление ненормальное и неприемлемое, и с ним можно и нужно бороться. Поэтому существует и третья категория — государства, в которых ситуация находится где‑то посередине между двумя крайностями.

Задача Украины заключается в том, чтобы двигаться по шкале от крайне коррумпированной страны, в которой явление системно, в сторону эпизодической коррупции.

Первый шаг на пути к выздоровлению — осознание проблемы. Все, как в программе по борьбе с алкоголизмом. Первый этап предполагает, что зависимый человек выходит к группе и публично признает: он — алкоголик. Так же и с коррупцией. Для начала общество и государство должны признать и понять силу ее разрушительного действия.

Люди не осознавали, что все взятки в сумме уничтожают лучшую страну в мире — их страну

Да, многие в этом месте скажут, что все понятно. Но ясен ли реальный масштаб проблемы?

Я могу судить об изменениях в Украине за последние шесть-семь лет по тому, как продвигалось наше сотрудничество с украинскими властями в вопросе борьбы с коррупцией после первого и второго Майданов.

В 2007–2009 годах я работал над антикоррупционным проектом Большой вызов при посольстве США в Киеве. Тогда удалось добиться определенных успехов. Например, антикоррупционный закон, который недавно принял парламент, был разработан нами шесть лет назад. Документ‑то мы написали, но общего понимания проблемы в обществе не заметили. И я могу говорить об этом с уверенностью, поскольку ездил по всей Украине с докладами, встречался с предпринимателями, студентами, общественными активистами. Но понимания среди украинцев не наблюдалось: люди считали, что если они берут или дают взятку, это касается только их. Они не осознавали, что все взятки в сумме уничтожают лучшую страну в мире — их страну.

Между теми, с кем мне пришлось работать в Украине в 2008–2009 годах, и теми, с кем сотрудничаю сейчас,— пропасть. Тогда антикоррупционной работой занимался Николай Азаров. Все выглядело сюрреалистично. Начиная с того, что я не говорю по‑русски, а он не говорит ни по‑украински, ни по‑английски. Нанимали переводчика. Позже пришлось общаться с коммунистом, который возглавлял антикоррупционный комитет и при этом сам был одним из наиболее видных коррупционеров. Я до сих пор вспоминаю и удивляюсь: ведь это происходило не сто, а всего шесть-семь лет назад.

Сегодня же украинцы гораздо лучше понимают, к чему может привести коррупция. Не могу сказать, что абсолютно все 40 миллионов, но те, с кем я общаюсь, осознают: коррупция — системная проблема. Нынешние представители украинского правительства — люди радикально иного толка, другого мировоззрения. Они на 20–30 лет моложе предшественников, говорят не только по‑украински, но и по‑английски. Но главное — в стране появился некий консенсус: коррупция — общая национальная беда, вредящая экономике, демократии и верховенству права.

А значит — первый шаг к выздоровлению практически сделан.

Почему практически? Потому что осталось неверие. Многие продолжают жаловаться на отсутствие перемен. Но это неправда. Может, страна не изменилась на 100 %, но она изменилась на 10–20 %, и это очень важно. Более того — важно это увидеть, подчеркнуть и отметить. Ведь, отталкиваясь от первых маленьких успехов, можно двигаться дальше.

Позитивным сигналом является и то, что в новом Антикоррупционном бюро одним из приоритетов в работе называют сотрудничество с американским ФБР. Опыт США пригодится в подборе кадров и их обучении, поскольку там спецагенты проходят не только общую подготовку, но и учатся расследовать, например, сфабрикованные финансовые нарушения.

При этом, если в Украине останутся люди, твердящие, что прогресса нет, или те, кому лень его рассмотреть, потому что нужно заглядывать под каждый камень, то страну ждет путь в никуда. Нельзя просто выйти на улицу и сразу сказать: “Изменений нет”. Нужно вникать в детали происходящего, не подчиняясь влиянию интеллектуально ленивых людей.

Материал подготовлен при содействии VoxUkraine

Колонка опубликована в журнале Новое время за 29 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.