10 декабря 2016, суббота

Режим боли и контроля. Ужасы украинских психбольниц

комментировать
Эта картина надолго останется в моей памяти: печальные глаза мужчин и женщин, сломанных системой, которая должна лечить, но на деле только наказывает

Некоторые из них провели здесь пару лет, кто‑то — больше десяти. Каждый считает оставшиеся дни до выписки, понимая, что многим не видать дома еще около пяти лет. Отсюда и печаль.

В конце ноября группа иностранных экспертов посетила ряд украинских судебно-психиатрических учреждений, включая печально известную больницу строгого режима в Днепропетровске. Уже в первые часы стало ясно, что мы имеем дело с так называемыми тоталитарными институциями, работающими по принципу контроля, субординации и наказания. По сути, заложниками системы стали не только пациенты, но и сотрудники вплоть до директоров, которые либо оставляли систему функционировать как есть, либо пытались “улучшить” ее, изобретая все новые правила и ограничения.

У нас была не только необычная цель — искать не проблему, а варианты ее решения. Методы, которыми мы действовали, тоже были нестандартными. К удивлению врачей, мы настояли на общении с пациентами непосредственно в палатах и без персонала. В результате вырисовалась ужасная картина: люди, потерявшиеся в системе, причем касалось это как пациентов, так и персонала. Даже один из директоров, агрессивно отреагировавший на замечание о том, что он уже и сам не видит, какого монстра создал, похоже, заблудился в лабиринте правил и ограничений.

В судебно-психиатрические учреждения попадают психически больные люди, совершившие преступление. Да, некоторые из этих преступлений ужасны, как правило, речь о нападении на родителей или супругов в состоянии психоза или алкогольного опьянения. Поэтому нарушителей отправляют в спецучреждения, считая их опасными. Но когда лечение оказывается успешным, пациент должен пройти процесс ресоциализации, позволяющий ему вернуться домой. В Украине этого нет.

Мы сидели вместе с “опасными” людьми в клетках без какого‑либо беспокойства или ощущения угрозы

Все данные исследований показывают, что случаи рецидива редки. Близких убивают в результате огромного эмоционального стресса, часто после долгих лет конфликтов или отчаяния. Некоторые из госпитализированных женщин совершили убийство, пытаясь не дать себя изнасиловать. Есть множество причин, которые могут подтолкнуть человека к поиску физического “решения” проблемы, и смерть жертвы часто бывает случайной — печальным результатом эмоционального срыва.

Но в Украине людей отправляют в судебно-психиатрические учреждения не для того, чтобы вылечить. Их направляют туда, чтобы наказать. Им дают лекарства, зачастую сразу несколько препаратов и в высоких дозах. Они проводят до 23 часа в сутки взаперти. Им нечем заняться — разве что курить или читать книги, что само по себе сложно, ведь иногда из‑за лекарств люди просто не в состоянии читать. Пациентов плохо кормят; кроме того, они почти лишены связи с внешним миром: по телефону говорить можно не чаще раза в неделю.

Больные не знают своих прав, и никто не заботится о том, чтобы объяснить им эти права. Они живут в тюрьме, но в куда худших условиях: в тюрьме вы хотя бы знаете, какой срок вам предстоит отсидеть, и там не приходится пить таблетки, которые должны держать вас в спокойном состоянии. Здесь вы не знаете ничего.

Печально то, что удержание этих людей взаперти с единственной целью — наказать, стоит украинскому государству денег. Денег, которые тратятся не на лечение и ресоциализацию, а на контроль. Бессмысленный контроль.

Мы сидели вместе с “опасными” людьми в клетках, обсуждая их судьбы, надежды и беды, без какого‑либо беспокойства или ощущения угрозы. Большинство в состоянии были объяснить свою ситуацию: что они совершили и как, что бы они делали, будь у них шанс либо на активную жизнь в больнице, либо на возвращение домой. Например, получить профессию, работать в мастерских или поддерживать себя в форме, занимаясь спортом.

Запирая людей в судебно-психиатрических учреждениях без какой‑либо пользы, Украина теряет средства, которые могли бы помочь им стать полезными членами общества. Если бы парламентарии, наконец, поняли, что от остатков советской карательной системы пора избавляться, причем стремительно и радикально, можно было бы очень многое изменить.

И я постоянно вижу перед собой глаза мужчин и женщин, осмелившихся подать голос и поделиться своим отчаянием, зная, что после нашего отъезда их будет ждать наказание в виде дополнительной дозы аминазина или уколов. И я слышу, как они считают, сколько времени им осталось сидеть взаперти, пока их дети растут, родители стареют, а супруги могут найти кого‑то другого.

В постмайданной Украине так не может продолжаться. Эта система совершенно бесчеловечна, и ей нужно положить конец.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.