28 мая 2017, воскресенье

Преступление без наказания

комментировать
Казалось бы, теперь Нидерланды могут открыто заявлять, что именно Россия виновата в гибели 298 пассажиров рейса MH17. Но в дело вступили политика и бизнес

Накануне публикации расследования катастрофы малайзийского авиалайнера MH17, летевшего из Амстердама в Куала-Лумпур и сбитого над Украиной 17 июля 2014 года, Россия запустила масштабную кампанию по дискредитации отчета. Кремль пытался посеять сомнения и подогреть недоверие среди жителей Западной Европы. Российские власти провели пресс-конференцию, на которой заявили, что есть неоспоримые доказательства, мол, Боинг с 298 людьми на борту сбили украинцы.

Но то, что должно было сыграть на руку Москве, обернулось против нее. Неудачный пиар-ход переубедил даже тех, у кого оставались хоть малейшие сомнения в том, что российские власти обвили себя паутиной откровенной лжи.

В целом в Нидерландах, откуда были большинство погибших пассажиров, спокойно отреагировали на результаты доклада, подтверждающего: Боинг сбили из российского Бука. Некоторые детали отчета публиковались ранее, поэтому родственники жертв лишь получили окончательные свидетельства того, что их близкие убиты властью Владимира Путина, и теперь они открыто могут заявлять об этом. Вот почему российские маневры перед презентацией только усилили отвращение и гнев в адрес Кремля, а также желание заставить виновников ответить за содеянное.

И вот тут скрыто самое серьезное осложнение: как заставить преступников предстать перед судом? Понятно, что MH17 был сбит российским Буком, понятно, что им управляли российские военнослужащие и что они не действуют без приказа сверху. В данном случае “сверху” означает “с самой верхушки” — если не гражданской, то военной.

И тут Нидерланды оказались в такой же ситуации, как Великобритания после отравления в Лондоне бывшего оперативника ФСБ Александра Литвиненко полонием. Британские власти понимали: прямое обвинение в адрес Кремля повлечет серьезные последствия.

То, что должно было сыграть на руку Москве, обернулось против нее

Конечно, нынешний политический климат отличается от 2006 года. Теперь мир видит агрессивное диктаторское российское государство, которое вторглось в Грузию, а затем в Украину под личиной миротворца, поддерживает преступные группировки, ведет войну в Сирии от имени военного преступника Асада и превращает Алеппо в еще один Грозный. Сейчас большинство политических лидеров наконец поняли: если Путина не остановить, на кону окажутся мир и свобода в Европе. В 2006 году многие все еще считали Путина человеком, с которым можно иметь дело.

Если вернуться к убийству Литвиненко, то его вдове понадобилось восемь лет, чтобы добиться публичного расследования. Власти Британии не торопились. Хотя сразу было понятно: Литвиненко неслучайно выпил радиоактивный чай, и все следы ведут в Кремль. Лишь в июле 2014‑го (после аннексии Крыма и начала российско-украинской войны на Донбассе) стартовало публичное расследование. В январе 2016‑го, когда авторитет России уже всерьез пошатнулся, судья Ричард Оуэн вынес вердикт: “Операция ФСБ по убийству господина Литвиненко была, вероятно, одобрена господином Патрушевым, на тот момент возглавлявшим ФСБ, а также президентом Путиным”. Иными словами, британские власти тянули до тех пор, пока последствия расследования не стали для них безопасными, поскольку РФ на тот момент уже и так была под санкциями из‑за войны в Украине.

Премьер Нидерландов Марк Рютте столкнулся с похожей дилеммой: любая резкая реакция приведет к ухудшению отношений с Россией. К тому же крупные компании вроде Philips уже выстроились в очередь, уговаривая премьера вести себя осторожно и не испортить отношения еще больше. Традиционный подход голландцев: они говорят о правах человека и убеждают мир, что это краеугольный камень внешней политики Нидерландов, но когда дело касается торговли и экономических отношений, все меняется.

Судя по всему, пока Рютте планирует вести себя так же, как британцы в 2006‑м. Да, министерство иностранных дел Нидерландов вызвало российского посла на ковер после того, как в Москве высмеяли отчет по Боингу, но, помимо этого, реакция властей была слабой.

Опасность дела MH17 в том, что в результате мы увидим суд, аналогичный процессу по лайнеру Pan Am 103, сбитому над шотландским Локерби в 1988 году. Тогда погибли почти 300 человек. Лишь спустя 11 лет ливийский лидер Муаммар Каддафи передал подозреваемых, но специальный суд признал виновным только одного. Сам Каддафи так и не понес наказания: ему даже не предъявили обвинение, хотя именно он отдал приказ об атаке. Путин тоже, возможно, никогда не предстанет перед судом по делу об MH17, хотя есть основания полагать, что его ждет такой же преждевременный, пусть и не настолько кровавый конец, как ливийского лидера.

Колонка опубликована в журнале "Новое Время" за 14 октября 2016 года. Републикация полной версии запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.