27 июля 2017, четверг

Памяти Леонида Плюща. Человек против карательной психиатрии СССР

комментировать
Роберт ван Ворен: Леонид Плющ с женой в ресторане
фото из архива Роберта ван Ворена

Роберт ван Ворен: Леонид Плющ с женой в ресторане "Крым" во время нашей последней встречи

В прошлом блестящий кибернетик утратил свою фотографическую память благодаря так называемому «лечению» советских психиатров

Последний раз мы виделись в Киеве через несколько месяцев после Майдана. Не только время, но и место встречи было символично: мы обедали в ресторане «Крым» в знак солидарности с крымчанами, оказавшимися на оккупированной территории. Ресторан находился возле одного из киевских McDonalds, где во время Евромайдана работала служба психологической поддержки. Травмированные событиями люди могли там получить психологическую, а иногда и психиатрическую помощь.

Вчера Леонид Плющ умер. Он был одной из наиболее известных жертв политических злоупотреблений психиатрией в СССР.

Я не могу точно вспомнить нашу первую встречу. Это были ранние 80-е, когда кампания по борьбе с политическими злоупотреблениями психиатрией в СССР была в самом разгаре. Его случай использовался в качестве одного из примеров извращенности подобной практики.

Плющу «посчастливилось» попасть к самому «господину Вялотекущая Шизофрения» - академику и одному из лидеров Московской школы психиатрии Андрею Снежневскому, который добровольно и сознательно позволил превратить свою профессию в инструмент репрессий. Плющ был освобожден только после вмешательства французского коммунистического лидера Георгия Марше – факт, который, наверняка, заставил нескольких советских лидеров выпить горсть успокоительных, поскольку ревизионистские французские коммунисты в советских глазах были еще худшими врагами, нежели «нормальные» капиталисты.

Плющу «посчастливилось» попасть к самому «господину Вялотекущая Шизофрения»

Фото Плюща и его семьи по прибытии во Францию, наверное, является одним из самых показательных примеров того, что делали с человеком злоупотребления психиатрией в Советском Союзе: человек, превратившийся в робота из-за массивных доз нейролептиков, сидит около своей жены и маленьких детей, и практически не понимает, что с ним происходит. В прошлом блестящий кибернетик, Леонид утратил свою фотографическую память благодаря так называемому «лечению» советских докторов.

Позже в ходе кампании по борьбе с политическими злоупотреблениями психиатрией в СССР мы встречались достаточно часто. Одну из таких встреч я никогда не забуду. Лёня был приближен к Итальянской радикальной партии, которая была очень популярна в 80-е годы и поддерживала тесные связи с советскими эмигрировавшими диссидентами на Западе.

Так, однажды меня отправили в Рим, чтобы обучить двух человек перевозке контрабанды в соседнюю страну. Это были Антонио Станго и Савик Шустер, собиравшиеся отправиться в Афганистан, чтобы ввезти в страну поддельную газету «Правда», где советских солдат призывали вернуться домой и покончить с советской оккупацией.

В то время,  кажется, это был 1987 год, Итальянская радикальная партия организовала конференцию против политических злоупотреблений психиатрией, и мы с Леней были спикерами на мероприятии. К нашему большому удивлению мы вошли в большой зал в довольно шикарном отеле в Риме, но он был совершенно пуст. «Так когда придут люди», - спросили мы. На что получили ответ: «Они не придут. Это все организовано для радиотрансляции, и мы представим, что здесь есть люди». Так что мы обращались к пустому залу, где присутствовали только докладчики, и после каждой презентации включался звук аплодисментов, от чего у слушателей складывалось впечатление, будто партия провела большой успешный конгресс в Риме.

Плющ был очень специфическим человеком, одиночкой, не примыкал ни к одному конкретному лагерю. Диссиденты на Западе обычно делились на две группы, которые временами яростно противостояли друг другу, но Лёня не входил ни в одну из них. Возможно, именно это нас и связывало – отстранённость от любых лагерей. Интеллектуально он превосходил многих, на это накладывалась его особенная манера говорить, и мне порой было сложно угнаться за скоростью его мысли.

Я никогда не забуду, как он сидел, слегка согнув губы, готовясь закурить сигарету, которая всегда была в его руке. Он всегда немного прикрывал сигарету ладонью, как бы защищая ее.

Мы знали, что Леня серьезно болен, и было очевидно, что конец близок. Однако печаль от его ухода не меньше, как и разочарование от того, что мы так и не смогли реформировать то адское место, в котором он был подвергнут пыткам и пережил самые жуткие годы своей жизни – Днепропетровскую специальную психиатрическую больницу. Но мы обязательно это сделаем, и в память о Леониде Плюще не оставим там камня на камне. Покойся с миром, дорогой друг, твой дух будет всегда с нами.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.