6 декабря 2016, вторник

Что общего у Марии Гайдар и Жерара Депардье

комментировать
Выдача паспортов VIP-иммигрантам маскирует тот факт, что получение убежища в Украине – крайне затратная, запутанная и длительная процедура

Недавнее вручение украинских паспортов известным в медиапространстве россиянам – советнику главы Одесской ОГА Саакашвили Марии Гайдар и журналисту Владимиру Федорину в очередной раз подняло на поверхность вопросы о политике властей страны в сфере гражданства. Гайдар и Федорин стали далеко не первыми иностранцами, удивительно оперативно получившими синие корочки с трезубцами– ранее подобной чести удостоились сам Михаил Саакашвили и выходцы из бизнеса, приглашенные в правительство. Кроме того, белорусский музыкант Сергей Михалок и его продюсер получили право на постоянное проживание в Украине. Во всех вышеописанных случаях формальные процедуры если и соблюдались, то весьма комплиментарно по отношению к новым гражданам. Как минимум, вызывает вопросы возможное сохранение Саакашвили и Гайдар своих прежних паспортов.

Уход от формальностей станет ясен, если обратить внимание на явно выраженный меритократический подтекст этой паспортизации. Сейчас гражданство используется как инструмент «включения» в политическую нацию наиболее достойных, по мнению власти, кандидатур, призванных укрепить интеллектуальный потенциал Украины и улучшить ее привлекательность в глазах внешних игроков. Ну а выдача украинского паспорта позволяет играть на идее о превращении Украины в альтернативный центр притяжения для либерально мыслящих россиян – лучшего символического жеста в сторону северного соседа и придумать нельзя.

Проблема в том, что использование института гражданства как символического инструмента своими корнями уходит в наследие авторитарных государств. Подобный подход, в дополнение к этническому (по праву рождения/происхождения) и политическому (натурализация, интеграция в общество) измерению вводит в гражданство идеологическую составляющую. Убеждения кандидата должны обязательно соответствовать «генеральной линии партии», а принятие в граждане – демонстрировать миру его поддержку проводимой властями политики.

От отказа в убежище не застрахован никто – ни волонтер, помогающий армии, ни доброволец, воюющий на стороне Украины

Наиболее широко идеологическая составляющая использовалась в СССР: в качестве крайней меры наказания диссидентов и прочих инакомыслящих лишали советских паспортов с последующей высылкой из страны, тогда как гражданами Союза становились известные левые политики, разведчики-нелегалы и видные сочувствующие коммунистической идее интеллектуалы.

Еще более неприятная аналогия просматривается в современной России, где процесс наполнения гражданства идеологическим смыслом начался некоторое время назад. Сложно удержаться от соблазна сравнить случай Марии Гайдар со случаем Жерара Депардье, но еще сложнее не найти в них пугающе много общего. Оба стали гражданами новой страны практически мгновенно после того, как заявили о таком желании, оба получили паспорта из рук первых лиц, заслуги обоих перед новой Родиной весьма номинальные, оба наверняка воспринимают это скорее как приключение, нежели серьезный шаг.

И в том, и в том случае принятие в гражданство несло символический подтекст: Москва поощрила известного (при всей маргинальности) артиста – публичного оппонента президента Франции и безусловного кремлевского лоялиста, а Киев приютил у себя оппозиционерку и дочь знакового для России реформатора. Единственное различие проявляется в том, что Депардье все-таки пошел дальше и осчастливил обитателей подъезда одной из многоэтажек в городе Саранске своим символическим соседством в виде прописки. Очевидно, следует ожидать, что Мария Гайдар в скором времени сделает это в отношении жителей какого-нибудь одесского дворика?

Обращение к советским практикам пусть и позволяет избегнуть излишних формальностей, но отнюдь не способствует решению давно назревших проблем в законодательном регулировании гражданства и миграционной сферы в Украине, а скорее консервирует их. Выдача паспортов идеологически ценным VIP-иммигрантам маскирует тот факт, что получение убежища в Украине – крайне затратная, бюрократически запутанная и длительная процедура, лишенная какой-либо человечности и прохождение которой вовсе не гарантирует успешного результата.

Нередки случаи, когда политических беженцев из России, с трудом улизнувших от преследования на родине, ставят перед необходимостью вернуться назад, где их участь нетрудно предсказать. Изредка публичная огласка помогает сдвинуть с места неповоротливую государственную машину, но от отказа не застрахован никто – ни волонтер, помогающий армии, ни доброволец, воюющий на стороне Украины, ни члены их семей.

Это приводит нас к неутешительным выводам: со времен Виктора Януковича, когда на улицах Киева российская разведка отлавливала неугодных Кремлю демонстрантов с последующей доставкой в Москву и вынесением обвинительного приговора, в сфере защиты беженцев в Украине, в сущности, мало что изменилось.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.