27 мая 2017, суббота

Курс Порошенко, Минск и статус Донбасса

комментировать
Киеву необходимо объяснить Западу, почему сейчас он не может изменить украинскую Конституцию, как это требует Кремль

Относительно Донбасса и Крыма, в отличие от своего поведения в других вопросах, президент Украины Петр Порошенко на протяжении последних 18 месяцев занимал последовательную позицию. Его ответы на вопросы журналистов о путях разрешения конфликта, подобные заданным на большой пресс-конференции 14 января 2016 года, были несколько уклончивыми, но в этом случае они являются признаком осторожности и рассудительности. Поскольку Украина экономически, политически и в военном отношении является более слабой частью треугольника Запад/Россия/Украина, можно понять отсутствие четких высказываний со стороны Порошенко. В чем-то заявления украинского президента были, возможно, даже слишком конкретными - например, когда он спрогнозировал, что Украина сможет восстановить суверенитет над Донбассом в 2016 году. Конечно, такая вероятность есть, но уверенным быть нельзя – это зависит от превалирующего настроения в Кремле на протяжении этого года и от других факторов, которые Киев не может контролировать.

Порошенко и его правительство находятся в трудном положении, поскольку большая часть общества (в том числе многие журналисты) проявляют больший «патриотизм» в отношении вопросов Донбасса и Крыма, чем это подсказывает политическая мудрость. Многие хотят, чтобы Порошенко не шел на компромиссы не только с Россией, но и с Западом. Однако Украина объективно слаба, поэтому не способна самостоятельно определять повестку дня переговоров – ни в отношениях с Россией, ни в отношениях со своими западными партнерами. Киев не может эффективно дать отпор и сдерживать Россию ни экономически, ни военным способом (или лишь в незначительной мере). Поэтому Украина должна опираться на санкции Запада и другие действия за рубежом как на единственный возможный инструмент действенного давления на Россию.

Например, военное наступление украинской армии – хотя она сейчас уже намного сильнее, чем в начале конфликта – в Донбассе было бы не только обречено на поражение. Его эффект был бы похож на последствия наступления тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили на город Цхинвали в августе 2008 года. Как и в случае Южной Осетии восемь лет назад, такое наступление предоставило бы России повод официально, масштабно и без ограничений задействовать свои вооруженные силы в Донбассе. В частности, атака со стороны Украины могла бы позволить Путину оправдать перед внутренней публикой террористическое использование Россией авиации против Украины, как это случилось в Грузии.

В худшем случае истерично настроенное российское население может позволить Путину применить истребители или даже бомбардировщики, чтобы опустошить территорию Украины вне Донбасса, по аналогии с тем, что случилось во время российско-грузинской войны 2008 года, когда произошла бомбардировка гражданского населения в, например, городе Гори. Поэтому нечеткие, некатегоричные и обороняющиеся заявления Порошенко по вопросу Донбасса выглядят, в отличие от его реакции на исключительно внутренние украинские вопросы, оправданными, даже если они не удовлетворяют многих "патриотических" украинских слушателей.

Атака со стороны Украины могла бы позволить Путину оправдать перед внутренней публикой террористическое использование Россией авиации

С другой стороны, нельзя не заметить, что Порошенко, а также многие другие украинские политические игроки и наблюдатели часто обходят наиболее чувствительную составляющую Минских договоренностей: соблюдение обязательств Украины по этим договоренностям и, в частности, создание конституционного основания для будущего особого статуса отдельных районов Донбасса.

Хотя включение этой составляющей в Минские договоренности, возможно, было ошибкой, сейчас слишком поздно исключать ее, односторонне денонсировав подписанное соглашение. Уклончивую позицию Порошенко и многих других украинских политиков по отношению к этому вопросу можно критиковать за эскапизм, то есть за уход от открытой и творческой работы над этой проблемой. Ни официальный Киев, ни украинские аналитики до сих пор не предложили конструктивной и консолидированной интерпретации этого сложного вопроса, которая бы удовлетворила западных политиков, специализированных журналистов и юристов-международников – то есть тех, кто создает общественное мнение и принимает решения в США и ЕС, которые обладают инструментами для сдерживания России и давления на нее (в первую очередь, через санкции).

В частности, украинские политики, дипломаты и эксперты до сих пор не создали хорошо аргументированного и всеобъемлющего политического-правового документа, который бы предложил решение возникшей сегодня дилеммы. По каким именно причинам Украина сейчас не в состоянии и не обязана обеспечить правовую основу автономии для Донбасса, детали которой стали бы предметом более поздних переговоров? Теперь и, вероятно, в ближайшем будущем, в парламенте отсутствует большинство, необходимое для принятия изменений в украинскую конституцию, которые включают статью, позволяющую специальный статус частей Донбасса.

Но поскольку Киев обязан сделать это, чтобы выполнить свою часть Минских договоренностей, украинское правительство и общество должны начать аргументационное наступление. Они должны убедить Запад в том, что, учитывая прошлое, нынешнее и вероятное будущее поведение России, киевское изменение позиции относительно предварительного принятия конституционной нормы, делающей возможной частичную автономию Донбасса, является оправданным. Киев должен официально представить убедительное и сбалансированное объяснение своего взгляда на смысл, последствия и имплементацию Минских договоренностей, разъяснив ЕС и США, почему Киев откладывает это голосование в парламенте на потом и какие основания у такого шага. После того как качественная аргументация будет подготовлена правовыми и политическими экспертами, ее необходимо распространить через пресс-релизы, статьи, интервью в западных СМИ.

Возможно, отношение украинского парламента изменится после того, как Донбасс будет освобожден от российских военных и наемников, Украина возобновит контроль над границей с Россией и проведет местные выборы согласно украинским законам и с одобрением ОБСЕ/БДИПЧ. Конечно, сейчас такая ситуация выглядит не очень вероятной, но она может стать возможной, если Кремль решит, что избежание санкций важнее, чем удержание оккупированных территорий. 

Можно представить себе такое развитие событий, например, после ввода большой миротворческой миссии ООН в зону АТО. Тогда вопрос особенных прав для ныне оккупированных территорий в Минских договоренностях может стать менее спорным для большинства украинских депутатов, чем он есть сейчас. В частности, действительно демократические выборы в Донбассе могли бы создать местных политических лидеров, которые бы имели реальную народную легитимность, в отличии сегодняшних узурпаторов, назначенных Россией, которые называют себя "президентами" или "министрами" якобы "народных республик". При условии появления новой политической элиты в Донбассе достичь соответствующей договоренности может быть довольно легко, учитывая вероятную высокую будущую зависимость Донбасса от субсидий из Киева и от помощи Запада.

VoxUkraine специально для "Нового времени"

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.