7 декабря 2016, среда

Когда левая критика превращается в правую

комментировать
Голинкин в своей рецензии развивает удивительно искаженное описание украинской Революции достоинства

Голинкин в своей рецензии развивает удивительно искаженное описание украинской Революции достоинства

Крайним правым приписывают значительную роль в истории современной Украины, игнорируя то, что уровень их поддержки в стране сравнительно низок

Мой комментарий к рецензии американского левого журнала «The Nation» на украинскую ленту «Зима в Огне»

18 февраля Лев Голинкин опубликовал подробную рецензию на украинский документальный фильм Зима в огне: Борьба Украины за свободу, номинированный на Оскар, в самом, пожалуй, видном левом еженедельнике США The Nation. Явно ангажированная критика Голинкина документальной ленты, являющейся продуктом кинематографического искусства, а не политической науки, сама по себе не стоила бы особого внимания. Но текст Голинкина интересен тем, что его аргументы симптоматичны для недавно возникшего на Западе критического подхода к постмайданной Украине, который распространен по обе стороны Атлантики и идентифицирует себя как однозначно левый. При ближайшем рассмотрении, однако, структурные особенности многих из этих интерпретаций Украины, включая версию Голинкина, обнаруживает стиль аргументации, чей метод стереотипизации какой-либо страны – в данном случае, Украины – характерен скорее для правых и националистических, чем для левых и антинационалистических мировоззрений.

В своей рецензии на Зиму в огне Голинкин делает довольно уместное замечание об отсутствии упоминания украинских праворадикалов в документальном фильме о Евромайдане. Даже если фильм и не был создан политическим аналитиком, а кинорежиссером, в нем должны были быть упомянуты праворадикалы – хотя бы потому, что эта тема сыграла ключевую роль в пропагандистской подготовке Кремлем российского военного вторжения в Украину. Но в своей рецензии Голинкин не просто комментирует фильм – он дает объемную интерпретацию всего Евромайдана и его последствий, фокусируясь на украинских праворадикалах (а также на якобы решительном вмешательстве США, действительную роль которых я не буду здесь касаться). Он многократно упоминает всех традиционных участников сюжетов о радикалах – партию «Свобода», «Правый сектор», Бандеру и так далее. Вопреки тому, что он демонстрирует некие знания о данном аспекте украинской политики, Голинкин в своей рецензии развивает удивительно искаженное описание украинской Революции достоинства и игнорирует результаты большинства уже опубликованных научных исследований о процессе и последствиях Евромайдана.

Голинкин либо не знает, либо (что хуже) намеренно не упоминает широко распространенное убеждение большинства украинцев в том, что возглавляемая Степаном Бандерой ОУН была лишь освободительной, а не фашистской партией. Движение Бандеры было, конечно, в определенный период своего развития, однозначно революционным, и в то же время яро ультранационалистическим. Согласно концептуализации, пожалуй, наиболее влиятельного исследователя фашизма Роджера Гриффина, ОУН-Б, по крайней мере, периода конца 1930-х – начала 1940-х, можно называть фашистской.

Тема радикалов использовалась в пропагандистской подготовке Кремлем вторжения в Украину

Но нельзя игнорировать тот факт, что народная память и историческая теория – не одно и то же. У национальных героев большинства стран мира есть темные страницы в биографии, а часть из них также совершали отвратительные преступления, о которых многие не хотят помнить. Несмотря на то, что нынешний культ Бандеры, Шухевича, Стецко и др. в Украине, конечно, более проблематичен, чем обеление сомнительных исторических фигур в других странах, нежелание Голинкина рассматривать недавний рост популярности ОУН в его специфическом сегодняшнем контексте – также проблема.

Что еще хуже, Голинкин, видимо, сознательно избегает упоминания количества членов миниатюрных «Правого сектора» и Социал-национальной ассамблеи (радикальное украинское движение) в конце 2013 и начале 2014 года. На тот момент их общее количество, скорее всего, составляло не более 500 человек. Он также не считает нужным упоминать уровень электоральной поддержки, которую получили «Правый сектор» и «Свобода» по стране – от 0,7% до 4,7% – в двух национальных выборах 2014 года. Хотя в тексте Голинкина говорится о неосознанной иронии в критикуемом им документальном фильме, голинкинские мысли сами вызывают улыбку тем, что автор сравнивает украинскую Революцию достоинства с ультраконсервативной американской Национальной стрелковой ассоциацией: «Представьте себе, что иностранный режиссер снимает хвалебный документальный фильм о НСА и называет его «Борьба Америки за свободу», при этом игнорируя альтернативные точки зрения миллионов американцев, выступающих против НСА».

Текст приписывает особую значимость роли крайних правых в современной истории Украины, игнорируя то, что праворадикальные группы играют большую или же гораздо большую роль в некоторых других европейских странах как в ЕС, так и за его пределами. Более того, эти государства с развитыми праворадикальными движениями находятся в куда лучшем социально-экономическом состоянии, равно как и в значительно более спокойной ситуации касательно их национальной безопасности, чем Украина. Тем не менее, Голинкин раз за разом возвышает количественно, электорально и политически слабых крайних правых в Украине до якобы центрального игрока украинского Евромайдана и с учетом постсоветского регионального контекста относительно плюралистической постмайданной политики Украины. То, что он повторяет, как мантру, частично неверную информацию о незначительных украинских правых экстремистах, делает его статью образцом украинофобии.

Автор приписывает украинской политике уровень ультранационализма, не подтвержденный эмпирическими данными. Он горячо осуждает мифотворчество в критикуемом им документальном фильме. Но его собственная картина революционной Украины является мифологизированной. Относительный подъем крайних правых в Украине в подаче The Nation оторван как от сложного украинского исторического, так и от более широкого европейского контекста, где в недавнее время появились куда более сильные праворадикальные партии без всяких революции и воин.

Голинкин – как и удивительно много других якобы левых авторов Запада – преподносит в The Nation демонстративно предубежденное и странно ориентализированное описание политической жизни в Украине как якобы подавленной вездесущими ультранационалистами. Таким образом, эта якобы антинационалистическая критика парадоксальным образом становится манифестацией нерационального, стереотипного, скрыто ксенофобского и тем самым, по сути, праворадикального мышления.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.