2 декабря 2016, пятница

Сходите-ка на вы

комментировать
“Эээ… извините”? Как вы называете незнакомых людей, когда нужно спросить дорогу, например, или узнать, который час?

Горсовет Луцка на минувшей неделе принял важное решение: утвердил на официальном уровне обращения “пан” и “пани”. Теперь чиновники, обращаясь к кому‑либо, должны добавлять к фамилии эти слова. По словам автора инициативы, депутата Аскольда Пекарского, это “впечатляющий пример того, как из синонима неограниченной деспотической власти в большинстве славянских языков этот термин трансформировался в общеупотребительное официальное и уважительное обращение”.

Слова “важное решение” — не стеб. Да, многие иронизируют: мол, что за Капитан Очевидность, в Луцке и без специальных указов все так друг друга называют.

Но само появление такой новости и обозначение бытового, устоявшегося обращения как общеупотребительной формулы кажется мне значимым и даже знаковым.

На постсоветском пространстве, как известно, с обращениями проблема. Именно с нейтральными обращениями. Теми, которые нужны, чтобы, например, спросить на улице, который час или как пройти в библиотеку.

В России этого нейтрального обращения так и не появилось. Товарищей уже нет, господа — слишком книжно, официально.

В итоге вышло “в мире животных”: по улицам ходят не мистеры и мисс, а особи женского и мужского пола

Помните, в мультфильме Котенок с улицы Лизюкова превратившийся в бегемота кот спрашивает, как пройти на эту самую улицу, и обращается ко льву: “Девушка, вы не подскажете…” “Ты видишь, что я не девушка и что я на охоте?!” — отвечает рассвирепевший лев. Эта сцена — блестящая иллюстрация того, что произошло в пространстве постсоветского речевого этикета. Главный критерий обращения — половозрастной признак. Причем возраст определяется условно и даже издевательски: всех женщин от 16 и до 90 принято именовать девушками.

Конечно, вы можете сказать, что есть тысяча способов как‑то назвать человека: мужчина, брат, старичок, мадам, барышня, дама, сеньорита. Но все это — не нейтральные обращения. Они или ироничные, или жаргонные, или ложно высокопарные, или устаревшие.

Когда‑то нейтральное обращение существовало: это сударь и сударыня. Одна из сетей фастфуда в России даже обязала своих сотрудников именно так обращаться к клиентам. Но в качестве повседневных эти слова так и не прижились, оставшись на уровне забавной экзотики. В результате те, кто среди всего ассортимента не находит нормальной формы обращения, произносят что‑то вроде “Эээ… извините”, “Минуточку, вы не подскажете…”.

В Беларуси, как и в России, кстати, та же проблема. В начале 90‑х там пытались внедрить варианты спадар-спадарыня, но повсеместно они не прижились. Во-первых, на белорусском в большинстве городов и сел говорят мало. Во-вторых, многим эта формулировка просто не понравилась. А ветераны, например, вообще восприняли ее в штыки: такой вариант был в ходу во время оккупации страны. Словом, нейтрального обращения не получилось.

Все это — результат своеобразной культурной деградации, наследие советского пространства, в котором не было места личности. В итоге вышло “в мире животных”: по улицам ходят не мистеры и мисс, не мадам и месье, не герры и фрау, а особи женского и мужского пола.

Впрочем, есть постсоветские страны, где с обращениями все хорошо. Хотя сложилось это не в 90‑е, а гораздо раньше. В Армении нейтральные: мужчина — парон, женщина — тикин, девушка — ореорд. А в деревнях, как рассказала мне писательница Наринэ Абгарян, могут просто сказать: “Добрый человек, подскажи, который час”. В Грузии к мужчине обращаются батоно, к женщине — калбатоно. Молдаване используют форму домнул (господин).

Конечно, специальными актами и указами регламентировать обращения бессмысленно. Они либо есть, либо нет, либо сложились, либо не сложились. Но история в Луцке — это скорее попытка обозначить, закрепить то, что уже и так прижилось в значительной части страны.

Да, девушки неопределенного возраста, мужчины и обезличенные э, извините в украинском и вообще постсоветском речевом обиходе останутся еще надолго.

Но даже просто обозначить желание избавиться от этого наследия — уже шаг, оставляющий прошлое позади. Кому‑то проблема обращений может показаться совсем незначительной и мелкой, но это не так. Это важная часть самоидентификации — пути, который проходит сейчас Украина. И той самой декоммунизации, если хотите.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 6 ноября 2015 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.