22 августа 2017, вторник

По закону подлецов

комментировать
Маленькие граждане Украины получили удар с неожиданной стороны: на крымских сирот свалился российский запрет Димы Яковлева

В конце декабря исполнится ровно три года с тех пор, как в России был принят закон Димы Яковлева. Закон, лишивший многих российских сирот права на семью. Документ, в народе получивший название “закон подлецов”.

“Никто из иностранцев не рвался усыновлять или удочерять больных детей”, — заявил не недавней пресс-конференции Владимир Путин и сослался на статистику. Хотя она вообще-то говорит об обратном: за 2012 год россияне усыновили 29 детей с инвалидностью, в то время как иностранцы — 171 ребенка. Тогда, в 2012‑м (теперь он уже кажется другой жизнью), я была в числе организаторов пикетов у Госдумы и открытого письма приемных родителей президенту. Но ничего не помогло.

За историями детей, до которых власти давно нет никакого дела, продолжают следить немногие журналисты, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Из года в год они упрямо публикуют свои материалы. Вспоминают счастливые истории тех, кто успел уехать, и трагические — тех, кто не успел. Некоторые дети со сложными заболеваниями умерли, не дождавшись родителей и лечения, которое позволило бы им жить, развиваться и не отличаться почти ничем от сотен американских мальчиков и девочек.

К тому же мало кто сейчас задумывается об одной географической точке, по которой “закон подлецов” неожиданно ударил в марте 2014 года. Это Крым.

Что, если девочка, которая хотела уехать к своим американским родителям, успела познакомиться, так и осталась в интернате? 

Журналисты российского издания The New Times одни из немногих тогда нашли детей, познакомившихся с будущими американскими родителями и планировавших переехать. Но внезапно их планы разрушила аннексия. Украинские СМИ об этом и вовсе не писали. Или почти не писали — по крайней мере, эта тема в медиапространстве точно не обсуждалась широко. Не касались ее и политики.

Маленькие граждане Украины, сироты, получили удар, откуда не ждали, но при этом о них никто не вспомнил, не поднял этого вопроса на каких‑нибудь международных встречах и ассамблеях, не обратился к правозащитникам. Недавно я рассказала об этом в эфире программы Евгения Киселева Черное зеркало и встретила удивление. Многие, как оказалось, даже не догадывались и не задумывались об этом. “И правда, — говорили собеседники. — Там же теперь этот закон действует, почему мы не обращали на это внимания?”

Упрекать власть сложно: на фоне всего происходящего в стране история со свалившимся на крымских сирот законом Димы Яковлева кажется маленькой, локальной. Но и не упрекать нельзя: эта на первый взгляд небольшая сложность на самом деле часть большой, очень большой проблемы под названием “граждане Украины в Крыму”.

Сейчас, когда блокада — товарная, энергетическая и морская — позволила вернуть Крым в медийную политическую повестку, очень важно говорить о том, что можно сделать для тех, кто географически остается там, а сердцем — с Украиной. Или для тех, кого, как сирот, просто лишили всякого выбора.

И дело тут не только в “законе подлецов”, а в системе в целом. В России, например, нет такой формы, как детский дом семейного типа. А в Украине есть. И только в Крыму таких домов было больше 40. Что теперь с ними? Кто выехал, кто остался? Кого “укрупнили”, присоединив к большим детским домам-муравейникам? Кто работает вне закона?

И, наконец, что предложило этим людям украинское государство, чтобы они захотели оставаться в его правовом поле, чтобы захотели приехать на материк и пытаться здесь найти семьи детям, оставшимся без родителей? За все это время я не слышала ответов на эти вопросы, а очень хотелось бы.

Да, может быть, уже поздно. Может быть, те дети, что ждали иностранного усыновления, все‑таки нашли семьи если не в Америке, то в России или в других странах. Может быть, и с детскими домами семейного типа как‑то все решилось и устроилось. Можно, в конце концов, наивно предположить, что россияне поехали усыновлять детей в Крым и что теперь там просто меньше сирот (побудем глупыми идеалистами, например).

А что, если нет? Что, если девочка, которая хотела уехать к своим американским родителям, успела познакомиться, так и осталась в интернате? Что, если какой‑нибудь мальчик теперь, засыпая, каждый раз вспоминает свою встречу с будущей мамой и гадает, за что его снова предали, и не догадывается, что предала совсем не она?

Недавно в соцсетях появился американский видеоролик. В нем абсолютно счастливые дети, усыновленные из России, обращаются к Владимиру Путину: “Мистер Путин, разреши иностранное усыновление!” И говорят это абсолютно беззлобно, даже весело, просто искренне надеясь на наличие сердца у адресата.

Может быть, Украине все еще не поздно что‑нибудь предпринять.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 25 декабря 2015 года. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.