6 декабря 2016, вторник

Карты в руки. Как правильно переименовать улицы в Украине

комментировать
Украину ждут массовые переименования улиц. Перед властями стоит задача: сделать так, чтобы горожанам было удобно пользоваться новыми названиями

“Вольтер у нас будет вечно, а театинцев не будет никогда”,— заметил однажды летом 1790 года маркиз де Виллетт и предложил дать парижской набережной театинцев (так называли представителей монашеского ордена) имя Вольтера. Кстати, с этой идеей он выступил в день погребения известного деятеля Французской революции Мирабо. Его именем тогда сразу же назвали одну из улиц. Но не прошло и нескольких месяцев, как общественность выяснила: у патриота Мирабо были подозрительные отношения со двором. Толпа, недолго думая, выставила его бюст на Гревской площади и срочно потребовала еще одного переименования, чтобы теперь уж наверняка.

Случай с Мирабо — история об опасности присвоения географическим объектам политических имен. Настроения изменятся, на “святого” найдется компромат — и придется снова перевешивать вывески. Таких историй времен Французской революции немало. И все они весьма поучительны.

Советские передовики переименования и даже их последователи извлечь урок из истории не смогли: революционные топонимы во Франции просуществовали всего четверть века — до 1814 года, а мы в постсоветском пространстве до сих пор живем, по сути, в музее СССР. Города Украины по‑прежнему нашпигованы бесчисленными улицами Ленина и разных “видных деятелей советской эпохи”, имена которых многим уже ни о чем и не говорят.

Традиция называть улицы и города именами политических или общественных деятелей — вообще родом из Советского Союза. До революции принципы наименования были совсем другими. В советское же время мемориализация приняла невероятные масштабы и абсурдные формы. Профессор Михаил Горбаневский, крупнейший российский специалист по топонимике, вспоминает: “Дело дошло до того, что, как только умирал какой‑то академик, его жена бежала в исполком Моссовета и говорила: “Как же так, вот они есть на карте, а мой?” — и комиссия на полном серьезе это все рассматривала. Карты городов превратились в топонимические пантеоны”.

Не хотелось бы из советского музея попасть в топонимический квест

Сейчас, разрушая на волне декоммунизации этот парк советского периода, Украине важно не совершить тех же ошибок, не попасться в те же ловушки. Таких пакетных, массовых переименований в истории не так уж много, можно по пальцам пересчитать. Сейчас мы станем свидетелями одного из них: только в Киеве будут переименованы 110 улиц. И уже звучат предложения вновь пойти по пути мемориализации.

Свежий пример — история одной из киевских улиц, которую хотят назвать в честь скончавшегося на минувшей неделе британского исследователя голодомора Роберта Конквеста. Само желание увековечить память этого человека, думаю, ни у кого отторжения не вызывает. Но ведь, по сути, мы снова остаемся в рамках той же советской традиции. После убийства российской правозащитницы и журналистки Анны Политковской общественные деятели и журналисты предлагали назвать ее именем одну из улиц в Москве. Уже упомянутый мною профессор Горбаневский тогда сказал им: “Ребята, что вы делаете, она же боролась с мусором сталинского наследия в наших мозгах. От политизации топонимики нужно уходить как можно дальше”.

Постараться не попасть в новый топонимический пантеон нужно и по еще одной причине, о которой почему‑то часто забывают. А причина эта на поверхности: горожанам должно быть удобно пользоваться названиями улиц, площадей, проспектов и переулков. Их основная функция — навигация по городу.

Это как указатели в метро и разметка на дороге — без них заблудишься и пропадешь. Так и с названиями: жители городов и поселков не должны путаться в длинных именах, безбожно их коверкая и сокращая (что неизбежно случится), не должны судорожно вспоминать, именем какого мистера X теперь называется их улица, носившая раньше имя мистера Y, о котором они, кстати, ничего и не знали. Одним словом, город должен быть дружелюбен по отношению к тем, кто его населяет.

Специалисты по топонимике говорят: главная функция наименований — именно адресная, а так называемая тезаурусная, или кумулятивная (та, что, накапливает опыт) — вторична.

Впрочем, с увековечением истории тоже случаются проколы. Улица Дегтяревская в Киеве раньше была Дегтеривской — носила имя известного мецената Михаила Дегтерева. Когда возвращали историческое имя, одну букву перепутали. Теперь кажется, что на этой улице жили некие дегтяри. И это тоже урок: как в переименовательной спешке сохранить историю, не перепутать важное.

Но главное — как бы банально ни звучало — думать о людях, о жителях. Нам с вами в этих городах жить, нам ими пользоваться. Не хотелось бы из советского музея попасть в топонимический квест.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 14 августа 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.