27 июля 2017, четверг

Слепые боги войны в Донбассе

Противник опытен, умен, силен и жесток. Но и мы не слабы. Мы ждем, когда Запад пришлет нам свои «wunderwaffe» как раз тогда, когда у нас самих чудес хватает
Строки, которые вы сейчас читаете, написаны непрофессионалом в области артиллерии. Я просто человек, который, часто бывает на передовой. Но если я вижу бреши в нашей обороне, то наверняка и тысячи профессионалов о них знают. Тогда почему эти бреши только растут? Плотное общение с артиллеристами высокого класса позволяет мне, старшему сержанту
комментировать
Противник опытен, умен, силен и жесток. Но и мы не слабы. Мы ждем, когда Запад пришлет нам свои «wunderwaffe» как раз тогда, когда у нас самих чудес хватает

Строки, которые вы сейчас читаете, написаны непрофессионалом в области артиллерии. Я просто человек, который, часто бывает на передовой. Но если я вижу бреши в нашей обороне, то наверняка и тысячи профессионалов о них знают. Тогда почему эти бреши только растут? Плотное общение с артиллеристами высокого класса позволяет мне, старшему сержанту запаса, размышлять над тем, что мы можем сделать для защиты страны. Обсуждать, а не замалчивать проблему - это обязанность прессы.

Мало кто будет отрицать тот факт, что успех в войне на Донбассе зависит от артиллерии. Артиллеристов называют богами войны совершенно заслужено. Во всяком случае, сейчас, когда, рассчитывая на крупные калибры, наша армия ведет военную кампанию, которая напоминает повествования Ремарка о Первой мировой. «И впрямь Первая мировая только с модными гаджетами!» - воскликнул я, первый раз переночевав в холодном блиндаже «на передке».

Но ощущение сходства с боевыми действиями столетней давности только усиливается, когда вникаешь в то, куда и как бьет наша артиллерия. По моему скромному разумению, артиллерийский офицер это не тот, кто знает, как загонять снаряд в ствол и давать команду «Триста тридцать три!» Этот род войск требует знания математики, информатики, умения собирать и анализировать данные, понимания, как организовать боевую работу, логистику, а также многих других вещей, которым долго и настойчиво учатся в училищах. А потом на полигонах. Именно знание и опыт дают профессионалам основания бить в колокол.

Вот как выглядит ситуация.

Российские военные на Донбассе используют очень эффективные системы наведения

Оперативное командование «Північ» располагает ракетной бригадой, но не имеет полноценной артиллерийской бригады. А у ОК «Південь» диаметрально противоположная ситуация. Здесь есть артиллерийская бригада, но нет ракетной. Хотя даже «обычная», негибридная, война, предполагает использование и тех, и других систем вооружения на оперативном участке театра военных действий, – в зависимости от постоянно меняющихся задач. Почему именно так рассредоточены бригады, от которых зависит успех в войне, вопрос к генералам.

Мы знаем, согласно открытым источникам, что у противника на Донбассе примерно 270 единиц бронетехники. Формула противотанковой борьбы проста и понятна. Одно противотанковое средство (любое – СПГ, «Фагот» и так далее) должно поразить две единицы бронетехники. То есть, коэффициент один к двум. Значит, на фронте есть сто тридцать пять противотанковых систем? Ничего подобного. Их число катастрофически не дотягивает даже до требуемого минимума.

Была у нас, правда, некогда отличная, хотя и старенькая, система 9П149 «Штурм», придуманная в Коломне известным конструктором по фамилии Непобедимый. Причем, много их было, оснащенных надежными ракетами 9М114. В каждом полку по 27 штук. Теперь ни на фронте, ни в тылу, не видно ни одной. Возможно, их нужно снять с хранения, привести в порядок, а экипажи подготовить на тренажерах. В минобороны говорят, что перед тем, как провести свой первый боевой пуск на «Штурме», оператор должен сделать не меньше тысячи учебных на тренажере. Долго? Не очень. При интенсивной подготовке – месяц. Мы же не делаем ничего. А, между тем, КБ Сергея Непобедимого (его не стало в апреле этого года) в Коломне продолжает придумывать новые модификации «Штурма», которые российская армия летом 2014-го года, - уже во время конфликта! - приняла на вооружение.

С фронта перенесемся в тыл. Для начала неглубокий. Что предполагает стратегия и тактика ведения войны, если танковые колонны противника найдут брешь в линии обороны? На этот случай существует оперативный резерв противотанковой артиллерии генерального штаба. Прорвались враги, двинулись вперед и тут же получили по зубам, то есть, по броне. Только вот в нашем случае нечем по броне! Нет у нас противотанкового резерва. Если вражеская броня прорвется, то дойдет вглубь настолько, насколько хватит соляры в баке.

На фронте я часто слышал название «Джавелин» от наших бойцов. Поинтересовался. Оказалось, «Джавелин», имеющий код FGM-148, это американский противотанковый переносный комплекс, действующий по принципу «выстрелил и забыл». Говоря проще, ракета, запомнив цель, на финальном этапе своей траектории находит ее, даже если изначально летит с уклонением. «Дайте нам «Джавелины», и мы остановим российские танки», - говорят рядовые бойцы. Они, видно, не знают, что в Киеве, на заводе «Артем», делают системы, которые не хуже «Джавелинов». Называются они «Барьер». Но вот знают ли об этом в руководстве Минобороны и генерального штаба? Если знают, то почему молчат? А если не знают, то, может быть, кто-нибудь им расскажет? Те же самые люди, например, которых готовы выслушивать журналисты и «отфутболивает» киевский генералитет.

Кроме «Барьера», у нас в производстве имеется противотанковая система «Скиф». Она выпускает такую же ракету, как и «Барьер». Особенность «Скифа» в том, что он может стрелять с полностью закрытых позиций. Наш «Скиф» есть на вооружении у азербайджанцев и белорусов. На фронте, на танкоопасных направлениях, ни я, ни другие журналисты этих систем не видели.

А еще киевский завод «Артем» выпускает «умные» противотанковые ракеты «Комбат» и «Конус», которыми можно стрелять из ствола танков Т-72 и Т-80УД. Таких ракет на фронте тоже нет. Видимо, потому, что нет и современных танков - с нашей стороны конфликта.

Украина, если кто не знает, входит в крайне небольшое число стран, разрабатывающих и выпускающих высокоточное оружие

Ну, ладно, нет «восьмидесяток» на фронте. Все в Пакистан продали! Но есть же стомиллиметровые противотанковые пушки М-12 «Рапира». Их достаточно много. Или старые танки Т-55. Все это вполне сгодится, чтобы запустить по противнику высокоточную ракету-снаряд «Стугна», которую также разработали в Киеве. Эта ракета летит на расстояние до пяти километров и гарантированно поражает танк, даже оснащенный динамической активной защитой. Эта система формально стоит на вооружение в Украине с 2011 года, но фактически на фронте ее нет.

Вообще-то, Украина, если кто не знает (обращаюсь к генералам!), входит в крайне небольшое число стран, разрабатывающих и выпускающих высокоточное оружие. Для того чтобы посчитать эти страны, хватит пальцев у вас на руках – еще, пожалуй, и останется.

Теперь о реактивной артиллерии. На фронте с обеих сторон конфликта действуют «Грады», «Ураганы» и «Смерчи» калибрами соответственно 122 мм, 220 мм и 300 мм. Разные задачи у них, разные дистанции и разные цели. Но принцип один и тот же – накрыть не цель, а квадрат, и как можно плотнее. Цели, поскольку это батареи, бронетехника и пехотные соединения, постоянно маневрируют. И для того, чтобы достать их, используются разные типы ракет. Россияне уже нагнали в зону конфликта «Торнадо» - это та же реактивная система залпового огня, но со сменным пакетом. Три в одном. Один и тот же мощный тягач, на который устанавливается модуль «Торнадо-Г» калибра 122 мм, который, если задача поменялась, тут же, на позиции, меняется на 220-мм пакет «Торнадо-У» или 300-мм «Торнадо-С».

Кроме того, российские военные на Донбассе используют очень эффективные системы наведения. Например, перед залпом запускается ракета, в которую вместо боевой части вмонтирована самая дешевая китайская видеокамера. Оператор, пока ракета летит, видит, куда попадет боевой залп, и вносит коррективы прямо на своем, – видимо, тоже, made in China, - ноутбуке. Потом собственно, залп из пакета. А потом снова ракета с китайской одноразовой видеокамерой, чтобы отследить результат смертоносного залпа. Вот, похоже, в чем секрет точности работы вражеских «градов» по нашим позициям в Изварино и Дебальцево. Ничего подобного у нас нет, хотя такую самоделку на основе простейшей технологии соорудить несложно.

Впрочем, говорить, что у нас нет ничего серьезного на фронте, было бы неправильно. Есть крупнокалиберная артиллерия, 152 миллиметра. Например, 2С19 «Мста-С». На подходе к линиям нашей обороны 203-миллиметровое самоходное орудие 2С7 «Пион», способное поражать цели на расстоянии сорок семь километров. Система производит выстрел стокилограммовым снарядом один раз в две минуты. Есть такое военное чудо. Эти «Пионы» сейчас активно снимаются с хранения и перебрасываются на украинскую «линию Маннергейма», которую пытаются выстроить на самых опасных участках соприкосновения с российско-гибридными войсками. Казалось бы, достаточно мощное оружие, способное усилить наши группировки.

Но «Пион» эффективен для уничтожения долговременных укреплений. Это боевая машина создана для того, чтобы пробивать эшелонированную оборону противника. А если противник наступает и постоянно маневрирует, куда будет стрелять эта царь-пушка? И тут же вспоминается вторая Иракская война, которую американцы выиграли даже легче, чем первую. У Саддама был существенный перевес в тяжелой гаубичной артиллерии. У американцев – в средствах радиоэлектронной артиллерийской разведки. В итоге мощные крупнокалиберные иракские силачи были подчистую уничтожены. Потому что были слепы, глухи… и бесполезны. Иракцы не видели и не знали, откуда бьет «дядя Сэм». А глазами и ушами американцев были самолеты радиоэлектронной разведки, созданные на базе авиационного комплекса С-135. Они могли и могут «видеть землю», то есть, полностью контролировать положение и передвижение бронированной техники. И тут же передавать информацию на пусковые установки средств подавления артиллерии противника.

Но вернемся на грешную землю, поскольку так быстро, как требуется, мы украинскую авиацию не научим помогать артиллерии. А на земле, оказывается, у нашей горячо любимой Украины тоже есть чем заглянуть за горизонт и увидеть, откуда стреляет противник. Говорят, что у нас есть запорожский комплекс 1Л220У «Зоопарк-2», способный во время боя распознать стреляющие системы (минометы, «грады», артиллерия), прогнозировать точки падания снарядов противника, оценивать ориентацию батареи противника и самое главное - быстро передавать данные на пункт управления командирования. Это означает, что, как только противник выстрелил, машина, определив по точкам траекторию полета снаряда, вычисляет, откуда он был пущен, и направляет туда «ответный выстрел». Но, фактически, в войсках нет ни одной такой машины. Быстро собрать «Зоопарк» в Запорожье и отправить его в зону АТО не получится. Но ситуация не безвыходная. Где-то на хранении должна быть «Рысь», известная иначе, как артиллерийский разведывательный комплекс АРК-1, созданный еще в семидесятые годы. Да, где-то «Рысь» есть. Но только не в АТО. 


В середине 2013 года был принят на вооружение украинских Вооруженных Сил комплекс звукометрической артиллерийской разведки «Положение-2». Принцип действия этой машины, разработанной и созданной в Одессе, сводился к тому, что три акустические базы принимали звук от залпа вражеской батареи. А дальше в дело вступал компьютер, вычисляя местоположение минометной батареи, артиллерийского орудия или ракетного комплекса. Акустический комплекс эффективно работает в радиусе 35 километров. Но в зоне АТО его нет, и украинские батареи вслепую валят сотнями снарядов по блуждающим минометам, даром вспахивая донбасскую степь. А наверх идут рапорты о сотнях уничтоженных единиц вражеской техники. Еще один военный секрет Полишинеля – систему приписок в армии никто не отменял, и армады сгоревших вражеских колонн существуют только на бумаге и в затуманенном воображении штабных стратегов.

Можно говорить и говорить. Но на самом деле время разговоров закончилось. Сейчас только артиллерия поможет Украине выиграть военную кампанию. И вот что можно и нужно сделать максимально быстро, если вдруг все вышесказанное кому-то покажется сложным и нереальным: 

1) Сформировать артиллерийский резерв, который должен прикрывать «со спины» линию фронта.

2) Срочно создать подразделения противотанковой борьбы. Часть их разместить на ключевых направлениях возможного прорыва, часть отвести в резерв.

3) Снять с хранения системы 2С19 «Мста-С» и оснастить их имеющимися на складах «умными» снарядами «Квітник». Они повышают эффективность и точность попадания в десятки раз, и, самое главное, на складах их много. «Квітник» подходит к любой 152-мм системе: 2С19, 2С3, 2А65, Д-20.

4) Закупить для армии отечественные противотанковые ракетные комплексы.

5) Наладить артиллерийскую разведку и понять, что это приоритетный момент на данном этапе войны.

6) Сформировать недостающие артиллерийские и ракетные подразделения в ОК «Південь» и ОК «Північ». 

7) Поделить театр военных действий на секторы ответственности артиллерийских командиров.

Противник опытен, умен, силен и жесток. Но и мы не слабы. Мы ждем, когда Запад пришлет нам свои «wunderwaffe» как раз тогда, когда у нас самих чудес хватает. И когда на ключевых должностях в вооруженных силах появятся люди, способные оценить и распорядиться этими научно-техническими чудесами, тогда жертв будет меньше, а победа станет намного ближе. Слава Украине!

Текст публикуется с разрешения автора. Оригинал на странице автора в Facebook

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.