23 августа 2017, среда

Почему мне хочется сойти со ржавого "запорожца", в который превращают Украину

комментировать
Почему в восьмимиллионном Израиле пенсионеров страны обслуживает 11 человек, а в 46-миллионной Украине - 30 тысяч? Я расскажу вам, почему

На прошлой неделе я встречалась с Юлией Клименко, замом Айвараса Абромавичуса, который собрал вокруг себя, на мой взгляд, очень крутую команду замов. Может быть, самую крутую среди всех министерств. О чем мы говорили, можно почитать здесь, но больше всего в разговоре с ней меня впечатлило две вещи

Первая. В пенсионном фонде Израиля с населением 8 млн человек госпенсиями занимается 11 чиновников. 11! На всю страну. В пенсионном фонде Украины (46 млн человек) работает 30 тысяч человек. 

30.000 - и 11. 

Это не несопоставимые цифры. Это дно. 

В Израиле все работает в электронной форме. В Украине все работает в дебильной форме. Я сама тому - маленькая иллюстрация со своим неработающим СПД, потому что каждый год иду туда (раньше в пенсфонд, теперь в налоговую), чтобы сдать какие-то бестолковые бумажки с бестолковыми стандартными цифрами. Которые, как двоечница, переписываю там же под дверью у тех, кто стоит в очереди. 

Второе, тоже об этом и вообще - о рабах на госслужбе, от которых мы ожидаем изменений. Вот уже два года мы пытаемся чинить старый дом, который нужно не ремонтировать, а развалить. Потому что мы в одном месте подштукатурили и подкрасили - а оно не держится, старое под новым отваливается прогнившими кусками и вместе с новой краской и штукатуркой, старой и новой, кусками шлепается на пол. 

Все потому что, берясь за колоссальные изменения, мы не изменили главного - людей в госсаппарате, их мотивацию и зарплаты. Какие бы прогрессивные решения не принимались, их исполнение буксует, саботируется или стопорится, натыкаясь на непрофессионализм, непонимание, неумение, нежелание, неудовлетворенность и нереально низкие доходы, провоцирующие воровать. Цитирую вам слова Юлии Клименко о том, как это работает (вернее не работает) в Минэкономики (это еще не опубликовано, будет во второй части текста): "В министерстве реформы застревают на третьем уровне. Уровни А и А-1 (министры, заместители, главы департаментов и их замы) мы поменяли, а дальше – все. Как только ты спускаешься на уровень 3 тыс. грн зарплаты – там работают либо жены состоятельных мужей, либо те, кому совсем некуда идти. Чтобы идею пробить через этот уровень, мне нужно прилагать в 3-4 раза больше усилий, чем я могла бы. 70% усилий практически впустую. Здесь мой КПД 30%, несмотря на то, что я энергичная дама. Все проталкивается с тяжелейшими усилиями. Саботаж. Люди не понимают, что ты от них хочешь, только потому, что они никогда этого не делали. Их функцией последние 25 лет было молчать. Чем меньше ты скажешь, чем меньше сделаешь, тем тебе же лучше, тем выше у тебя будет заработная плата. Инициативность? Они в шоке, если от них что-то требуют. Они не активные полисимейкеры. Пересидеть и переждать – это основная стратегия всего госаппарата. Даже если заплатить им больше денег, ничего не произойдет, потому что людей 25 лет приучали к смирению. Из них выращивали рабов. Такие они и есть".

Помню, как после ухода из Минэкономики еще в 2014 году Павло Шеремета рассказывал, как доставшиеся ему в наследство сотрудники министерства на его попытки менять какие-то заплесневевшие процессы внутри прямо в лицо говорили ему фразы типа "Ничего-ничего, вы не первый сюда такой пришли. Тех пересидели, и вас пересидим". Это не дословно, но близко к тексту. 

Вот потому он и не едет, этот наш несчастный запорожец.

Мне немного неловко цитировать живого классика Бориса Ложкина (вчера была на книжном рынке на Петровке - там на лотках через один Четвертая республика), но вот такая фраза из его интервью, точь в точь повторяющая ту же самую мысль про неэффективность госаппарата, въелась мне в мозг на этой же неделе: "Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что нормальная практика госслужбы – это минимум инициативы и никакой ответственности. И если ты умело маневрируешь между первым и вторым, то ты вполне можешь расти по служебной лестнице. К тебе претензий нет. Потому что если ты ни за что не отвечаешь, то какие к тебе претензии? Процессы выстроены таким образом, чтобы или избежать ответственности, или чтобы дать пространство для коррупции". 

Прекрасно названы вещи своими именами, правда? 

Но вот здесь у меня возникает вопрос. А кто, простите, должен этим заниматься? Почему глава АП, который входит в число главных policy makers в стране, по сути жалуется на это НАМ, вместо того, чтобы говорить об этом ИМ? Кто должен был взяться за реформу госсаппарата, как не президент и его люди в АП? Как не Арсений Петрович и его Кабмин? Как не Гройсман и парламент? Кто?

А я скажу вам, почему за два года никто не взялся за это - потому что грязное, неблагодарное и непопулярное дело. Это политическая смерть. Это большой кусок тяжелой работы, связанной с массовыми увольнениями и социальным недовольством. Потому что завтра попавшие под сокращение придут под Кабмин, под парламент, под АП и потребуют их сжечь. А в стране на минутку 300 тысяч госслужащих, из которых переаттестацию, я предполагаю, пройдет лишь меньшая часть. А большая вылетит на биржу труда. А осенью или когда там - снова выборы, и всем там в АП, Кабмине и Раде надо предстать на них белыми и пушистыми. А не с грязными руками. 

Вот потому никто и не хочет пачкать об это руки. Уже два года. Впрочем, как и обо многие другие непопулярные вещи. Потому что куда проще зарабатывать баллы на низких тарифах и прочем популизме. И потому что в общем-то совсем не затем, чтобы пачкать руки, большинство из них локтями и заработанными на схемах деньгами прокладывало себе дорогу во власть. 

И потому - продолжаем подбирать с пола и лепить обратно на стены отваливающуюся декоративную штукатурку, продолжаем прикручивать к ржавому запорожцу хромированные диски. И знаете, я боюсь, что ехать на этом всем мы будем еще долго-долго. После списка будущего Кабмина, который вчера вывесил у себя в фб Юрий Бутусов, меня снова посетила предательская мысль о том, что с этого ржавого запорожца пора слезать, пересаживаться и ехать в сторону западной границы. Последний раз эту слабость мой мозг проявил 16 января 14 года, когда я спускалась по Малой Житомирской на Крещатик и читала в фб, что парламент проголосовал за законы 16 января. Мне стыдно и противно об этом думать, но я не хочу больше ехать в этом запорожце.

UPD. Почему мне хочется сойти со ржавого "запорожца" под названием Украина - таким было оригинальное название этой колонки. Чтобы кое-кто, кто читает только заголовки, не думал, что я не люблю и унижаю свою страну, я поменяла его. И пишу я все это как раз потому, что не хочу, чтобы ее превращали в запорожец. А хочу, чтобы тут, в моей стране, случилось южнокорейское чудо, американская мечта или польская шоковая терапия. А не происходило перетягивание одеяла людьми, которые вместо этого увлеклись политической мышиной возней. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: [email protected]

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.