4 декабря 2016, воскресенье

Как сохранить Европу, которую мы знаем

комментировать
Мигранты продолжат штурмовать европейские границы, и Европа вместе с Польшей могут погрузиться в националистическую истерию

(первую часть колонки читайте здесь)

Не стоит притворяться, будто с интеграцией беженцев в Европе не предвидится проблем. Особенно с их исламским культурным бэкграундом. Я не собираюсь уверять (как это делают некоторые публицисты), будто религия не имеет никакого значения. Имеет.

У меня есть масса предостережений относительно ислама, как в принципе и относительно любой другой религии, в первую очередь, к самому католицизму. При всем уважении к той роли, которую религия играла в прошлом, я считаю, что она больше не дает осмысленных ответов на фундаментальные вопросы, стоящие сейчас перед человечеством. А во многих случаях слишком упрощает реальность. И что самое печальное – является носителем консерватизма, как правило, во многом слепого.

Так что да, с иммигрантами-мусульманами будут проблемы, причем много. Особенно с теми, кто требует толерантного отношения к исламу, но при этом не толерантен к европейской открытости в вопросах нравственных ценностей. Но если кому-то кажется, что христиане с Ближнего Востока почему-то менее консервативны, чем мусульмане, то пусть не питают ложных иллюзий.

Хлопоты с закоренелыми религиозными иммигрантами-мусульманами предстоят примерно такие же, как и те хлопоты, которые открытое либеральное общество испытывает с ксёндзом Тадеушем Рыдзыком (польским католическим священником, монахом ордена редемптористов, основателем и руководителем социально-религиозной радиостанции Радио Мария – ред.). Конечно, ксёндз Рыдзык и Радио Мария не бегают с калашами по улицам и не сносят головы неверных. Но на различных форумах их приверженцы часто этим бахвалятся, что свидетельствует о том, что логика у них примерно та же: «Мы не толерантны, но радуемся тому, что есть кто-то еще более нетолерантный». Это все равно, что диарея будет советовать ее обладателю, радоваться, что это не дизентерия.

Европе стоит стремиться к дерадикализации всех религий - как ислама, так и христианства

И главное - не нужно заталкивать всех мусульман в категорию, зарезервированную для ненормальных из Исламского государства или Аль-Каиды.

Можно по привычке рассуждать о том, что ислам не прошел реформацию, что он вряд ли придет к отделению религиозных институтов от государства, но можно также взглянуть и на тот факт, что большинство мусульманских боснийцев достаточно хорошо чувствуют себя в структурах демократического (хотя и несовершенного) государства. При этом они намного менее радикальны, чем, к примеру, польские редемптористы или смоленская когорта, которой собственно и является радующаяся и торжествующая партия Право и Справедливость (ПиС).

Потому что Европа, основанная на ценностях Просвещения, должна обретать характер пострелигиозный - не христианский и, конечно же, не исламский. Европе стоит стремиться к дерадикализации всех религий - как ислама, так и христианства. Наверное, стоит поставить европейские перспективы мигрантов в зависимость от их готовности принять европейские правила игры. Иммигранты, которые согласятся на подобные условия, должны рассчитывать на то, что через некоторое время у них будет возможность добиваться предоставления постоянного места жительства в Европе.

Но Европа, которую мы знаем, ослабевает. Приход ПиС к власти в Польше, к сожалению, является частью этого ослабления. У Южной Европы к ЕС все больше претензий. Великобритания стремится к единству с ЕС все меньше и меньше, каждый раз все громче и неистовее исполняя роль королевы драмы, приговаривающей, мол, вот еще минутка, секунда, и она покинет Евросоюз, хлопнув дверью. Во Франции растет популярность Национального фронта. Вскоре Европейский Союз практически полностью будет держаться на плечах немцев, которые пока остаются наименее восприимчивыми к популистской националистической посткризисной истерии, все больше и больше разгорающейся в Европе. Сложно рассчитывать на то, что вздорный и склонный к глупому переигрыванию в международных отношениях ПиС сохранит предыдущую политику какого-никакого союза с Германией.

ПиС не сможет стать центральноевропейским столпом безопасности на континенте или создать союз, который с исторической точки зрения можно было бы назвать «Междуморьем». «Междуморье» должно было бы объединить страны от Балтии до Балкан, и создать платформу, оставляющей альтернативу традиционному влиянию региональных игроков.

Польша, благодаря размеру страны и потенциалу, могла бы играть первую скрипку в подобной инициативе. Но одна из главных причин, почему этой идее не суждено воплотиться в жизнь, заключается в том, что Польша для Центральной Европы не намного более привлекательный лидер, чем Россия. Она рассматривается как отсталая в экономическом и социальном плане, радикально католическая, религиозно примитивная и националистическая. Даже если подобный взгляд на Польшу является во многом стереотипным, эти упрощения обычно полагаются, к сожалению, на межгосударственные отношения, а ПиС воплощает как раз всё то, что соседи не любят в Польше и боятся.

Одним словом, с ПиС во власти мы потеряем ту хрупкую позицию в ЕС, которая у нас уже есть сейчас, и еще более хрупкую позицию в регионе.

К сожалению, всё идет к тому, что мигранты продолжат штурмовать европейские границы, а Европа – вместе с Польшей – будет погружаться в националистическую истерию. Россия, в свою очередь, примется разжигать эту истерию, щедро финансируя различные европейские политические партии и националистические организации.

Если Европа не сплотится и не займет ответственную позицию по отношению к иммигрантам; не займется теми, кто уже приехал, демонстрируя гражданам, что ситуация под контролем; если она не попытается решить проблемы в зародыше и не будет использовать все возможные средства, чтобы наладить ситуацию в тех странах, из которых прибыли иммигранты; не уговорит страны Персидского залива подключиться к решению кризиса, то тем самым отдаст преимущество популистам и будет иметь дело с безответственным подходом.

Закончится это так, как Венгрии: пограничными стенами, которыми европейские страны будут ограждаться от проблемы, чем снова поделят континент. Если Европа не сплотится, то начнет с треском закрывать границы. Кто знает, насколько долго выдержит Шенгенское соглашение. Рассматривая проблему иммигрантов, как вопрос, который можно придерживать за забором - мол, пусть умирают в грузовике, - Европа предаст свои ценности, в которых права человека являются приоритетом.

Конечно, Европа не спасет мир. Нет для этого возможности, это не страна чудес. Она не сможет позаботиться обо всех. Тем не менее, Европа должна развивать ответственную и солидарную политику по отношению к данному кризису, в которой должна участвовать и Польша, желающая рассчитывать на солидарность Европы. Европейские страны должны ответственно принять на себя часть общего бремени, ведь если мы будем защищать национальную эгоистическую точку зрения, то это может стать началом конца той Европы, которую мы знаем.

Перевод НВ

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.