10 декабря 2016, суббота

Чем все-таки хорош Brexit

комментировать
Британский референдум должен продемонстрировать реальные преимущества членства в ЕС, а также показать, что бывает, когда страна выходит из его состава

Как и многие, проснувшись утром после британского референдума, я не поверил, что Brexit победил. Не мог и до сих пор не могу в полной мере осознать последствия этого голосования. Распад Европейского Союза? Распад Британии? Победа национализма над толерантностью? Возведение стен на границах? Возвращение кровавых конфликтов в Европу? Сокращение демократии в мире? Более страшный экономический кризис, чем в 2008 году?

Любой из вышеперечисленных сценариев может воплотиться. Но есть ли у брекзита положительная сторона? Я не поклонник теории о том, что кризисные периоды являются удачным моментом для проведения решительных реформ. Кризисы зачастую тянут за собой печальные последствия. Но это не значит, что нам нельзя поразмышлять над тем, может ли Brexit обернуться позитивом для Европы.

Во-первых, несмотря на призывы к проведению аналогичных референдумов по всей Европе, вполне вероятно, что историческая ошибка премьер-министра Британии Дэвида Кэмерона не повторится. После британского референдума многие поймут, что происходящее сегодня в Британии коснется их точно так же в случае инициирования голосования по вопросу выхода из Евросоюза. Кроме того, Brexit активизирует дискуссии о референдумах в качестве действенного инструмента.

Brexit, вероятно, приглушит энтузиазм по поводу референдумов внутри Европы

За исключением некоторых случаев, референдумы являются не лучшим инструментом демократии. Вопросами для голосования могут манипулировать. Референдум – возможность проголосовать против чего-то непопулярного, пусть даже никак не относящегося к сути анонсированного. Последствия таких голосований могут накладывать на правительства жесткие и контрпродуктивные обязательства. Налоговая система Калифорнии почти 40 лет страдает от референдума 1978 года, установившего жесткий потолок налогов на недвижимость. Очевидно, действующие правительства отныне не только будут избегать проведения референдумов о членстве в ЕС, но и, вероятно, законодательно ограничат использование этого инструмента. Недавний референдум в Нидерландах отменил ратификацию Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС при явке, едва достигшей 32%. Поэтому Brexit, вероятно, приглушит энтузиазм по поводу референдумов внутри Европы.

Во-вторых, британский референдум должен продемонстрировать реальные преимущества членства в ЕС, а также показать, что бывает, когда страна выходит из его состава. Brexit ударит, прежде всего, по беднейшей прослойке населения Британии, как раз и голосовавшей против ЕС – какими бы ни были эти последствия. Но проблемы, с которыми столкнутся британцы, станут уроком для евроскептиков по всей Европе, и научат их дважды думать перед тем, как призывать к выходу из ЕС, что также ослабит дестабилизирующее воздействие брекзита.

В-третьих, после референдума Великобритания безвозвратно растратила свои преимущества на переговорах с ЕС. Одной из причин вступления Британии в ЕС была попытка повлиять на процесс принятия решений в блоке, чтобы процесс интеграции не зашел слишком далеко. И британское влияние оставалось достаточно сильным, хоть и уменьшалось.

Самым удачным исходом референдума станет смена статуса Британии в ЕС. Теперь ее статус будет такой же как у Норвегии. Иными словами, Британия потеряет право голоса в европейских вопросах. Вместе с тем, может развернуться и более печальный сценарий. Британская консервативная и преимущественно евроскептическая элита полагает, что сможет выторговать на переговорах с ЕС статус, предоставляющий множество опций. Но Brexit лишил их всякой переговорной силы в Европе. Ранее на переговорах козырной картой были угрозы выйти из ЕС. Теперь эти угрозы воплотились в жизнь, и британские переговорщики могут разве что умолять дать им выгодные условия. Новое консервативное правительство Британии может попытаться убедить европейских переговорщиков, предложив, например, провести второй референдум, который аннулировал бы результаты первого, в обмен на предоставление возможности приостанавливать свободу передвижения внутри ЕС в случае крайней необходимости. Но это вряд ли произойдет. Желание вернуться в ЕС возрастет, поскольку люди почувствуют на себе негативные экономические последствия брекзита, даже если они ударят и по ЕС. Британия всегда была одной ногой в ЕС, а другой – снаружи. Евросоюз же будет готов принять Британию назад только в том случае, если увидит твердую поддержку членства внутри страны.

В-четвертых, кризис, вызванный британским референдумом, должен послужить сигналом для ЕС, которому пора незамедлительно начинать работать по двум направлениям: беженцы и система управления.

С кризисом беженцев европейцы справляются далеко не лучшим образом. Ангела Меркель не посоветовалась со своими европейскими партнерами по поводу политики в отношении беженцев. Немецкое правительство было застигнуто врасплох потоком прибывающих в Европу беженцев. Значительная доля электората опасается культурных столкновений, которые может спровоцировать слишком быстрый поток прибывающих в Европу беженцев-мусульман мужского пола. Политики не могут игнорировать эти страхи, ведь ими активно подпитываются праворадикальные партии. Соглашение с Турцией несколько снизило остроту кризиса беженцев, однако европейские лидеры должны выработать согласованные решения как по проблеме беженцев, так и по джихадистскому терроризму.

Что касается системы управления ЕС, то пришло время значительно снизить дефицит демократии. Большинство людей не знают, однако Жан-Клон Юнкер был демократически избран президентом Еврокомиссии. В ходе последних выборов в Европейский парламент каждая большая партийная группа предложила своего главного кандидата на пост президента Комиссии. Юнкера выдвинула Европейская народная партия, объединившая консервативные и христианско-демократические партии, победившие на выборах. Именно такая процедура используется на выборах в Германии. Тем не менее, многие сегодня считают, что Юнкеру не хватает тех лидерских качеств, которыми должен обладать глава исполнительной власти ЕС. Президент Комиссии должен избираться непосредственно через избирательную систему с использованием коллегии выборщиков, как на президентских выборах в США. В подобном случае будет больше шансов, что главой ЕК будет избран человек с необходимыми лидерскими качествами. Кроме того, снизится дефицит демократии.

Эта реформа должна стать приоритетной для Европы. Среди членов ЕС не наблюдается желания передавать Брюсселю больше полномочий, и поэтому руководство ЕС должно быть более подотчетным европейским избирателям. Прямые выборы президента Еврокомиссии – очевидное и несложное решение вопроса. Нынешняя система кажется слишком непрозрачной европейскому избирателю. Институту президента в США пришлось пережить гражданскую войну, чтобы стать по-настоящему эффективным. Возможно, для излечения дефицита демократии в ЕС будет достаточно одного лишь брекзита.

Перевод НВ

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.