3 декабря 2016, суббота

России нужен новый объект агрессии

комментировать
Дело не в Путине. Дело в том, что Российская империя до сих пор считает нас своей частью

Дело не в Путине. Дело в том, что Российская империя до сих пор считает нас своей частью

Кремль оставит в покое Украину только после того, как у империи появится новый объект ненависти. Например, Татарстан или Чечня

Неужели отношения с Россией так и не нормализуются? Неужели в Москве не поймут, как взаимозависимы наши экономики, как близки народы? Неужели не увидят, что стремление украинцев идти собственным путем отнюдь не означает негативного отношения к РФ? Может, не сейчас, так позже, после Владимира Путина, это помешательство пройдет?

По другую сторону границы примерно те же мысли, только наоборот. Неужели в Украине не понимают, что без России этой стране не выжить? Неужели не осознают своей глубокой исторической, политической и экономической зависимости от Москвы, не видят, что являются наиболее важной частью русского мира? Неужели Киев и Одесса, Харьков и Днепропетровск будут попираться натовским сапогом, навсегда сдадутся бандеровцам?

Может ли в такой ситуации быть найден компромисс? Нет. Чем скорее мы забудем о России и своих иллюзиях относительно добрососедства с ней — тем лучше для нас, поскольку Россия о нас не забудет.

Россия — не страна в нашем понимании этого слова. Это — империя. Да, осколок былой империи, но от этого ментальность населения осколка ничуть не изменилась. Дело не в Путине. Дело в том, что для Российской империи важно объединение крайне разнородных территорий, мало интересующихся друг другом. Огромные расстояния, деградировавшая инфраструктура, различные народы и верования, соседство исконных русских в Центральной России с русскими-переселенцами Сибири и Дальнего Востока, всеобщая ненависть к Москве, взаимная ненависть русских и народов Кавказа, скрытая неприязнь русских и народов Поволжья — и так было всегда.

Чем скорее мы забудем о России и о своих узах добрососедства с ней, тем лучше для нас

Что объединяет этот котел страстей? Вера в свое величие, где величие — страх внешнего мира и агрессия по отношению к нему. Убери эти составляющие, и никакой России нет. Мы не ощущали эту агрессию по отношению к себе просто потому, что всегда были частью мира внутреннего. Украинская независимость начала прошлого века была уничтожена слишком быстро, чтобы и украинцы, и русские ощутили себя на разных планетах. Та же судьба постигла тогда Грузию, Азербайджан, Армению, Беларусь. А вот по отношению к тем, кому удалось вырваться из империи, ненависть была практически той же, что и неприятие Украины сегодня.

Прежде всего к Польше. Большевики сделали все, чтобы завоевать эту страну после Октябрьского переворота — и если бы не “чудо на Висле”, Польша вполне могла бы стать еще одной республикой в нерушимом союзе. Но не стала, отбилась. Затем последовали два десятилетия ненависти, после которых советский империализм объединился с немецким фашизмом, чтобы уничтожить “уродливое дитя Версальского договора”. Восстановленная после Второй мировой войны польская государственность была государственностью доминиона, колонии — и только крах СССР позволил полякам вернуть утерянную свободу.

Сразу же после оккупации Рейхом и Кремлем Польши Сталин уничтожил и другие страны, вырвавшиеся из российских объятий, — Латвию, Литву и Эстонию. Им тоже пришлось ждать восстановления независимости и ухода оккупационных войск пять тяжелых десятилетий. А вот финны выстояли. Правда, ценой утраты территорий и особых отношений с Москвой, от которых, снова‑таки, удалось избавиться только после краха СССР.

В 1990 году я писал, что, как только Украина объявит о своей независимости, империя сразу признает государственность Латвии, Литвы и Эстонии — ей просто будет не до прибалтов. Так и случилось. На передовой ненависти должны были оказаться мы. Должны были — но не оказались просто потому, что Россия видела в нас, как и в других странах СНГ, свой сателлит, будущего участника Евразийского союза, часть восстановленной империи. Эта уверенность не была поколеблена даже 2004 годом, не без оснований воспринимавшимся в Москве как временное отступление.

Все сломал новый Майдан. Не только мы поверили в свою свободу — в нее поверила и Россия. Именно поэтому мы стали восприниматься уже как часть внешнего мира, как “пиндосы”, “гейропа”, “ляхи”, “жиды”. Именно поэтому нас больше не жалко. Но мы — не отрезанный ломоть. Мы — отобранный ломоть. Отобранный “пиндосами”. Впереди у нас годы ненависти. К нам начнут относиться равнодушно — как к полякам или финнам — только после того, как у империи появится новый объект агрессии в мире, который сейчас кажется ей внутренним, например, Татарстан или Чечня. Этим республикам предстоит спасти нас так, как мы своим Актом о независимости спасли государства Балтии. Но все это — еще впереди.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.