11 декабря 2016, воскресенье

Как запомнят Барака Обаму

комментировать
Можно ли считать внешнюю политику президента “беззубой” и “пассивной”, а позиции США - серьезно пошатнувшимися

Патриарх американской внешней политики Генри Киссинджер в своем знаменитом труде “Дипломатия”, характеризуя эволюцию восприятия США своей роли в мире, выделил две противоположные тенденции, продиктованные особенностями исторического пути формирования страны.

Первый подход - это мессианизм, стремление к экспансии в глобальных масштабах, желание превознести демократические и либеральные принципы Америки и распространить их по всему миру в крестовом походе против тирании и антидемократического правления Старого Света.

Второй подход - это “Америка-маяк”, то есть внутреннее развитие демократических прогрессивных ценностей свободы и справедливости, которые должны превратить модель США в пример и ориентир для иных народов, страдающих от деспотии. Эти два подхода с самого основания занимали лучшие умы американской республики, и столетиями внешняя политика США варьировалась между образом “крестоносца” и “маяка” - между мессианским экспансионизмом и либеральным изоляционизмом.

Сегодня, когда 44-й президент США вступает в завершающую стадию своего правления, мир уже имеет все основания подвести итоги внешнеполитического наследия Барака Обамы и дать ему соответствующую оценку, а в будущем - и определить его место на страницах истории.

В американской политологической мысли мнения насчет этого разделились - часть политикума и интеллектуалов, более связанная идейно с консервативным крылом республиканцев, крайне критически оценивают результаты восьми лет внешней политики Обамы. Джон Маккейн, всемирно известный сенатор от Аризоны, к примеру, заявляет, что курс президента привел к значительному ослаблению позиций Америки в мире, и обвиняет лидера нации в откровенном предательстве интересов США и их союзников в целом ряде регионов мира, а также едва ли не в “умиротворении” агрессоров.

Действительно ли внешнеполитическое наследие 44-го президента США заслуживает такой неоднозначной оценки? Попробуем в этом разобраться.

Еще в 2007-2008 гг., в преддверии номинации от Демократической партии, Обама заявил о себе как последовательный и непримиримый критик интервенционистской политики республиканской администрации Буша-младшего. Мессианство и “распространение демократии”, а также глобальный масштаб провозглашенного “крестового похода” против мирового терроризма привели к вторжениям в Афганистан и Ирак, которые очень дорого обошлись Америке, породив “иракский синдром” и большую непопулярность гуманитарных интервенций в обществе. Чрезвычайно громкие и пафосные лозунги активного распространения и защиты “свободы и демократии” в дальних странах ласкали слух консерваторов и представителей военной машины, однако в самих США откровенно раздражали либералов и, более того, вызвали в мире взрыв антиамериканских настроений. Равно как и не привели к ожидаемым политическим победам: Ближний Восток, никогда не знавший покоя, разразился новой волной религиозной резни и противостояния региональных сил.

Сделали ли Америку великой войны в Ираке и Афганистане? Едва ли

Барак Обама, будучи выразителем идей либерально настроенных демократов, предложил свою альтернативу пафосному интервенционизму Буша: сотрудничество и диалог вместо вторжения, дипломатия и переговоры вместо дивизий морской пехоты, баланс сил и союзничество вместо гордого одностороннего доминирования. Тогда Обаму многие поспешили обозвать наивным идеалистом, однако уже на посту президента США он показал, что “доктрина Обамы” - это не набор лозунгов, а вполне конкретный рецепт с продуманными механизмами.

Внешнеполитический подход 44-го президента окончательно оформился в концепции “умной силы”, архитекторами которого выступили ученый Джозеф Най и госсекретарь Хиллари Клинтон. “Умная сила” (smart power) стала комбинацией силовых и дипломатических инструментов в решении внешних проблем во всем мире, способность сочетать тонкое и избирательное применение военной силы с усилиями дипломатического, экономического и политического характера.

Данная идея также предполагает применение тех или иных инструментов только после трезвой, рациональной и прагматичной переоценки реальных интересов державы в мире, что немаловажно.

Обама и его внешнеполитическая команда очистили дискуссию от неоконсервативного мессианства и гипертрофированной эксплуатации идей выдающейся роли США в историческом процессе - и обратили внимание на совершенно реальные вызовы в мире второго десятилетия ХХI века. Став хозяином Белого Дома, Обама вышел на международную арену, где царила сложная ситуация: дестабилизированный Ближний Восток, “Великая рецессия”, кризис еврозоны, ядерная проблема Ирана. В данных условиях он взялся за полный пересмотр многих противоречивых аспектов наследия Буша-младшего: провозгласил постепенный вывод американских контингентов из Ирака и Афганистана, начал диалог с Китаем, Ираном, Россией. С 2012 года американский истеблишмент объявил нынешний век эпохой Азиатско-Тихоокеанского региона, где ныне бьется экономическое сердце планеты, и с которым США связывает свои интересы в стратегической перспективе.

Нигде “умная сила” не проявила себя так, как в борьбе против “Исламского государства”. Не имея ни желания втягивать американские силы в очередную трясину на Ближнем Востоке, ни поддержки Конгресса, Обама твердо отказался от идеи массированного наземного вторжения в Сирию, под возгласы негодования воинственных “ястребов”. “No boots on the ground”, заявил он, и за последний год американские беспилотники, высокоточные авиаудары и курдские пешмерга нанесли “ИГИЛ” больше урона, чем 13 лет наземных операций американских сил против “Талибана” в эпоху Буша. Всеобщее перемирие в гражданской войне в Сирии было достигнуто командой Джона Керри: шеф американской дипломатии все же сумел утихомирить воюющие стороны, имея в одной руке правильные аргументы, а в другой - перспективу полномасштабного вторжения международной коалиции, которая жаждет сбросить Асада в море.

Переформатирование союзнических Америке альянсов, опора на региональные силы при сотрудничестве в разрешении кризисов и ограниченная вовлеченность американских сил также стала важным аспектом внешней политики Обамы. Помимо Сирии, это хорошо проявилось в Мали и Ливии, когда основное бремя установления беспилотной зоны и поддержки лояльных Западу сил с воздуха осуществляли именно воздушные силы европейских держав.

Оценив свои интересы в данных регионах, Белый Дом не бросился с головой в омут, справедливо рассудив, что ликвидация режима Каддафи и подавление мятежа туарегов - это дело европейцев, в первую очередь Франции, и США приняли очень ограниченное участие в этих конфликтах. Либеральная пресса была в восторге: европейским подразделениям НАТО, образно говоря, дали “порулить” и самостоятельно поработать над серьезными операциями в регионе. Многие высказывали мысль, что тем самым “слабеющая” Америка, глядя в будущее, подготавливает своих союзников к тому, чтобы затем передать им всю полноту ответственности за безопасность Средиземноморья.

Поддержка ползучей ремилитаризации Японии в Азии - еще одно свидетельство того, что Обама прекрасно осознал: темпы глобального развития значительно опережают рост военно-политической мощи США, и в будущем Америке, даже несмотря на ресурсы и возможности, просто не хватит сил самостоятельно контролировать мир, который становится слишком велик и сложен даже для нее.

Достаточно откровенно Барак Обама высказался касательно крымского кризиса и Украины в войне с РФ в недавнем нашумевшем интервью Politico: у США нет достаточно серьезных интересов в этой зоне, поэтому и сдерживание экспансии путинской России ведется прагматичными методами: политические и экономические санкции, поддержка реформ в Украине, усиление рубежей НАТО в Европе.

Именно при Обаме произошел ряд событий, которые при Буше-младшем казались невозможными. Завершены Иракская война и Война в Афганистане.  Иран наконец свернул ядерную программу и получил реальный шанс избавиться от всех санкций. Возрождены отношения с Кубой, на повестке дня - снятие многолетнего эмбарго и закрытие базы в Гуантанамо. Ликвидирован Осама бин Ладен, “Аль-Каида” серьезно ослаблена, достигнуто перемирие в Сирии, “Исламское государство” терпит поражение от международной коалиции, возглавляемой США. Путинская агрессия против Украины сдерживается политическими и экономическими методами, Россия изолирована в проигрышной ситуации, и время работает против нее.

Обама, отказавшись от гегемонизма как самоцели, сумел увидеть в великом Китае в первую очередь не угрозу, а стабильного и очень серьезного партнера, который может стать и союзником. “Умная сила” предписывала протянуть руку сотрудничества - и Китай ответил взаимностью, считая более разумным торговать и богатеть, а не воевать и погибать. Сегодня отношения Вашингтона и Пекина процветают: торговый оборот между двумя ведущими экономками мира растет в геометрической прогрессии и уже перевалил за $450 млрд. Китайцы оказались гораздо умнее и дальновиднее Кремля, который в ответ на уступки по европейской ПРО и другие шаги навстречу со стороны США позорно провалил “перезагрузку”, аннексировал Крым, вторгся в Украину и окончательно скатился в милитаристскую ревизионистскую автократию.  

Успехами отмечается и политика Обамы в отношениях с еще одним гигантом - Индией.

Особняком стоит еще один впечатляющий успех демократического Белого Дома - подписание в феврале 2016 года соглашения о Транстихоокеанском партнерстве - беспрецедентной по масштабу зоне свободной торговле между 12 странами тихоокеанского рубежа по обе стороны океана в Америке и Азии, которая включает в себя до 40% всего мирового ВВП, и до 25% мировой торговли. И, разумеется, главным локомотивом этого экономического левиафана является США.

На атлантическом фланге, как известно, также ведутся активные переговоры с Еврокомиссией о создании аналогичной зоны свободной торговли между США и ЕС, Трансатлантического сотрудничества, которое объединит в один великий рынок еще около 46% мирового ВВП.  Вместе эти два суперсоглашения определят ход мировой истории на десятилетия, если не на столетия. Обама снова зажег тот самый “маяк”, привлекательный для тех, кто хочет развиваться и достигать успеха.

Можно ли, глядя на результаты, считать внешнюю политику Барака Обамы “беззубой”, “пассивной”, а позиции США в мире серьезно пошатнувшимися - вопрос крайне спорный. Экономика страны растет не рекордными темпами, но сохраняет уверенное лидерство, производя более $18 трлн. ВВП (22% от мирового), а к концу десятилетия этот показатель перевалит и за $20 трлн. Америка и сейчас является важнейшей военно-политической державой мира, она все еще обладает мощнейшим войском в истории и контролирует все океаны мира. Иное дело, что мир становится слишком велик даже для такой сверхдержавы.

Бараку Обаме удалось исправить многие ошибки Буша-младшего, перенаправить внешнюю политику в прагматическое и реалистичное русло, очертить верные приоритеты и добиться решения реальных вызовов, не позволяя стране втягиваться в новые опустошающие ненужные конфликты и применяя более тонкие, изящные инструменты.

Конечно, подход Обамы не стал панацеей повсеместно - однако будущее внешней политики США зависит от того, разовьют ли преемники 44-го президента его здравый подход или снова погонятся за неподъемной гегемонией, не зная броду, будут ли на праймериз выдвигать лозунги “Make America Great Again”, которые так хорошо перекликаются с российским классическим ватничеством и безмозглым “величием” в теленовостях. Сделали ли Америку великой войны в Ираке и Афганистане? Едва ли. А вот колоссальная экономическая суперимперия американских корпораций над двумя океанами - еще как сделает.

Впрочем, сделать Америку великой, разбомбив еще одну страну третьего мира, требуют в основном те, чьи дети никогда не отправятся потом воевать и умирать в далекие пустыни.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.