3 декабря 2016, суббота

Новодворская - святая юродивая России

комментировать
В русской традиции юродивый — человек, являющийся одновременно совестью и стыдом нации. Тот, кто не боится громко говорить о постыдных вещах, творящихся в стране. Такой и была Валерия Новодворская

Говорить о том, каким человеком была Валерия Ильинична [умершая 12 июля], сложнее всего, поскольку она — уникальна, вне рамок или стандартных представлений. Но если бы мне пришлось составлять справку о личности Новодворской для западной Википедии, я бы назвал ее визионером с абсолютным нравственным слухом.

Хотя в русской литературе есть удивительно точное слово для обозначения такого персонажа, как Валерия Новодворская. Понятие редкое и встречается исключительно в нашей культуре. Парадоксально, но при жизни это слово не раз использовали враги Новодворской. Желая оскорбить, ее называли юродивой.

Так вот, она действительно была юродивая. Святая юродивая.

В русской традиции юродивый — человек, являющийся одновременно и совестью, и стыдом нации. Юродивый не боится громко говорить о постыдных вещах, творящихся в стране, и поднимать болезненные вопросы, о которых среди обычных людей упоминать не принято. Именно такую роль Валерия Новодворская сыграла в истории России, будучи при этом фантастически образованным человеком с потрясающим литературным даром. Меня всегда поражало ее блестящее литературное дарование, опирающееся на великолепное знание культуры.

Все, что делала Новодворская, было вдохновлено болью за свою страну

Думаю, главной ошибкой многих людей, да и самой Новодворской, в течение долгого времени было восприятие ее как политика. Мне кажется, с начала перестройки и создания партии Демократический союз до конца 90-х, когда она увлекалась партией Правое дело, Валерия Ильинична считала себя политиком, не понимая: она — намного большее. Только позже Новодворская осознала, что политика слишком профаническое занятие для человека ее масштаба.

Ни в коем случае не собираюсь сравнивать себя с ней ни по масштабу таланта, ни по масштабу самоотверженности. Но когда Новодворская ушла, я ощутил странное чувство ответственности. Ее нет, и то, что она делала, теперь легло на наши плечи. Я испытал чувство ответственности за каждое будущее слово — чтобы стараться быть достойным ее памяти и в какой-то мере заполнять эту громадную лакуну, образовавшуюся в российском обществе и российском сознании.

Не знаю, кто из современников может и готов попытаться продолжить дело Новодворской. Это очень личный вопрос, и говорить могу только за себя. Но в России все еще есть несколько человек, которые всегда старались быть достойными и оставаться честными в сознании читателей. В первую очередь на ум приходит Виктор Шендерович.

Больше всего мне запомнились слова Новодворской не из личного общения, а из ее публицистики. Есть совершенно фантастическое эссе о Владимире Путине, написанное Новодворской несколько лет назад для The New Times. Ее слова и мысли в этом тексте очень близки мне. Все 15 лет существования Путина в российской политике мы боролись с этим человеком. В итоге мне стало казаться, что у нас сложилась какая-то личная связь. Так и Новодворская писала, что в некотором смысле чувствует себя невольной и нелюбимой супругой Путина: "Встаю я утром, и вдруг до меня доходит: ведь я уже без малого 10 лет замужем за Путиным, и то, что между нами происходит, и есть классическая российская семейная жизнь. Он мне зарплату не приносит, а я ему обед не готовлю и белье не стираю. Живем, как Стива Облонский с Долли, не здороваемся, не разговариваем. А дом общий: 1/8 часть света. Или тьмы". Валерия Новодворская в этом эссе говорила, что муж Путин — молодой, здоровый, спортивный и, конечно, ее переживет, поскольку она старая и больная. Но беспокоило ее не это. Она не знала, кто будет тогда заботиться о России — об их общем убогом дитятке, которого в детстве уронила акушерка, у которого церебральный паралич и замедленное умственное развитие. Новодворская боялась, что после ее смерти бедняжку некому будет и пожалеть.

Почему-то сразу после ее смерти я вспомнил этот удивительный, в какой-то мере пророческий текст.

Валерию Ильиничну часто обвиняли в русофобстве. Но на самом деле все, что она делала, было вдохновлено болью за Россию. За это несчастное дитятко, оставшееся без нее в руках отца — молодого, спортивного и бездушного.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.