2 июля 2016, суббота

Пески, ДНР и мифы о польских наемниках

комментировать
В ДНР и ЛНР, если ты иностранец, то не можешь освещать все события. Если бы у меня был российский паспорт и удостоверение Russia Today, я мог бы делать почти все

Самое страшное воспоминание о пребывании на востоке Украины для меня — это поезд, который ехал из Тореза в Харьков и перевозил тела погибших в катастрофе Боинга. Когда я подошел к этому поезду, его только загрузили, и ощущался трупный запах. Мухи садились на двери. Было понятно, что внутри. И понимание это было страшнее, чем само место катастрофы с сотнями трупов. Я там тоже побывал.

Весь октябрь и до начала ноября я провел в Донецке. Для меня это был самый тяжелый период. Я не ощущал опасности, но там очень негативные настроения, и это утомляет.

Последнее время я провел в Песках, где жил с Правым сектором (ПС). Это разные люди. Я был удивлен, что крайне правая часть — очень маленькая. Много людей, которые ни правые, ни левые. Идеология — это вообще не их тема. Часть людей не были на Майдане и присоединились к ПС только, когда началась война. Среди ПС есть белорусы, есть боец из Латвии. На каком‑то этапе мне рекомендовали выехать из Песок. В СМИ еще об этом не говорили, но в Песках уже все знали, что Донецкий аэропорт потерян. Выглядело так, что сепаратисты будут наступать и на Пески. Я выезжал на той же машине, на которой вывозили раненого лидера ПС Дмитрия Яроша. Это было в тот же день.

К полякам лучше относятся на украинской стороне. Сепаратисты дольше проверяют. При этом всегда нужно выслушать истории о мифических польских наемниках. Хотя как‑то я действительно встретил там поляка — он поддерживает ДНР. Говорит, что военный корреспондент. На самом деле он работает для ДНР, снимает сюжеты.

Самое страшное воспоминание— это поезд, который перевозил тела погибших в катастрофе Боинга

В ДНР и ЛНР, если ты иностранец, у тебя ограниченный доступ ко всему. Ты не можешь освещать все события. Если бы у меня был российский паспорт и удостоверение российского телеканала Russia Today, я мог бы делать почти все.

Самая забавная история с моим паспортом произошла в день так называемых выборов. Я ехал из Донецка в Макеевку, нас остановили на блокпосте, попросили паспорт. “О, русская пресса, проезжайте”, — ответили мне. Дело в том, что на польском паспорте тоже есть орел, только одноглавый.

Это первая война, которую я освещаю, и надеюсь, что последняя.

О впечатлениях других иностранных корреспондентов в Донбассе читайте в пятом номере «Нового Времени» от 12 февраля

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ   Павел Пененжек   И ЧИТАЙТЕ ТЕКСТЫ ИЗБРАННЫХ АВТОРОВ КАЖДЫЙ ВЕЧЕР В 21:00
     
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.