1 марта 2017, среда

Украинцы готовы воевать

комментировать
Когда я услышал слова Свобода не достается даром в Киеве, городе, покрытом шрамами революции, их смысл запал мне в душу

Первую часть колонки Нолана Петерсона читайте здесь

Во время поездок на восток Украины и в тибетские колонии беженцев в Индии и Непале, я пытался узнать у тибетских и украинских борцов за свободу ответ на простой, но очень важный вопрос: что заставило их рискнуть своей жизнью ради высшего блага?

К сожалению, их ответы мало что проясняли. Как правило, объяснения были лишены какой-либо значимой интроспекции. Но скромность в данном случае говорит сама за себя. В первую очередь, они борются потому, что верят: это их долг.

«Не думаю, что достиг чего-то большого, однако чувствую себя удовлетворенным», - говорит 84-летний Лопсанг Чомбел (Lopsang Chombel), бывший тибетский монах, взявший в руки оружие, чтобы помочь Далай-ламе убежать из Тибета в 1959 году, впоследствии присоединившись к тибетскому движению сопротивления. «Я делал это честно и преданно, поскольку моя страна нуждалась во мне», - добавляет он.

Для многих украинцев и тибетцев, с которыми мне приходилось общаться, решение взять в руки оружие на самом деле не было решением. На их родину напали враги, гибли невинные люди. Им просто пришлось пойти на это.

Это простая арифметика. Не романтика, хотя сторонним наблюдателям может показаться именно так. Они реагировали на несправедливость тем единственным способом, который был им доступен – сражением.

«Нам нужно воевать с ними, поскольку иначе они не уйдут, - сказал мне в Песках 28-летний украинский снайпер по имени Владимир

 «Если в твою страну вторгается агрессор, трудно быть немотивированным», - говорит 53-летний украинский доброволец Василий Иваськив, готовя завтрак в убежище от артиллерии в поселке Пески.

Пески находятся вблизи превратившегося в руины донецкого аэропорта. В прошлом году поселок, разрушенный обстрелами, обезлюдел. Остались всего два стойких жителя и 93-я бригада украинской армии, разбросанная по подвальным убежищам и окопам.

Иваськив, бывший шахтер из западного украинского города Ивано-Франковск, называл меня «Америка» и во время снайперских обстрелов (несмотря на мои протесты) прикрывал меня своим телом. Компактный и мускулистый Иваськив излучал энергию. Он возглавлял дневные патрули на пару с солдатами в два раза младше его и был для них как отец. Зачастую он что-то чинил и готовил обед. Кроме того, иногда ругал молодых за то, что те были слишком неосторожны или недостаточно дисциплинированы.

Иваськив пошел на фронт добровольцем после нескольких поездок в Донбасс в качестве волонтера. «Я видел этих молодых ребят, которые борются и умирают за Украину, и понял, что должен быть среди них», - рассказывал он мне, гордо отмечая, что его отец воевал против нацистов во время Второй мировой войны.

Уходя на войну, Иваськиву в прямом смысле этого слова пришлось переступить через жену, стоявшую в дверях, и умолявшую его не уходить. «Она не могла остановить меня, - продолжает он. – Я должен был уйти».

Что касается убийств

Я спросил 77-летнего Джампа Чеджора (Jampa Choejor), как он отошел от жизни буддийского монаха, согласно верованиям которого, любое убийство – даже насекомого – запрещено, и стал солдатом, убивающим китайских солдат в рукопашных схватках.

«Поначалу я думал: мы – монахи и не должны убивать, - объясняет он. - Но когда я вспоминал все те ужасы, которые творили китайцы, сомнения исчезали. После этого я забыл, что убийство – грех. Я хотел убивать, и чувствовал себя счастливее, делая это».

 «Мы убили намного больше китайцев, чем они нас, - говорит Чомбел. – Но сколько бы мы их не убивали, на следующий день было еще больше. Как муравьев».

Как-то ветреным апрельским днем в окопах Широкино всего в 500 метрах от расположения российско-сепаратистских сил (настолько близко, что слышны были их голоса) я спросил у 21-летнего добровольца Нацгвардии Украины под псевдонимом Гриззло, не сложно ли ему убивать врагов, рядом с которыми он живет месяц за месяцем. Мне было интересно, не становится ли отношение к противнику более гуманным, если ты находишься так близко к нему.

«Мне не сложно, - сказал Гриззло. – Наш враг, россияне, они как звери. Мне нравится воевать в уличных боях, когда расстояние к врагу очень близкое. Когда смотришь своему врагу в глаза, это настоящая война».

«Нам нужно воевать с ними, поскольку иначе они не уйдут, - сказал мне в Песках 28-летний украинский снайпер по имени Владимир». Он работал на пивном заводе «Оболонь», у него жена и маленький ребенок. Он верил, что оставь украинская армия свои позиции в Донбассе, объединенные российско-сепаратистские силы продолжат захватывать новые территории, и могут дойти даже до его родного города на западе.

«Я никогда не колеблюсь, стреляя, - говорит он. – И никогда не чувствую сожаление».

Моральная уверенность тибетских и украинских борцов за свободу в справедливости убийства идет рука об руку с абсолютной верностью защите родины.

«Нас не пугала смерть, - говорит Чомбел. – Мы просто хотели воевать против китайцев. Мы хотели в бой, и это была единственная возможность вернуть свою страну».

«Забрать оружие и пойти домой? Мы не можем сделать этого, и нам это не нравится», - говорит Гриззло, 21-летний командир взвода в составе 21 человека. Как и многие другие добровольцы, у него практически не было военной подготовки. Он говорит, что они постоянно «учатся» воевать.

«Это наша земля, - говорит Гриззло, указывая на территорию, контролируемую комбинированными российскими и сепаратистскими силами. – Через 2 километра, через 10 и через 20, 30, 40 и 50 будет наша земля. Это Украина. И на этой земле враг. Поэтому мы хотим бороться».

Свобода не достается даром

В первый день приезда в Украину в августе 2014 года я отправился на Майдан Незалежности. Вверх по улице Институтской на тротуарах и дорожных знаках всё еще были видны следы от пуль, которыми снайперы тогдашнего режима убивали протестующих.

Под фотографиями более сотни погибших демонстрантов земля была укрыта цветами и свечами. На снимках – лица молодых парней и девушек. Блуждая вокруг, и пытаясь понять, что там произошло полгода назад, я услышал голос американца, выделявшийся среди российских и украинских голосов. Он сказал: «Свобода не достается даром».

В США эта фраза стала банальной и, как правило, звучит на таких праздниках как День памяти или День независимости. В фильме «Команда Америка» есть даже песня-пародия «Свобода не достается даром». Тем не менее, когда я услышал эти слова в Киеве, городе,  покрытом шрамами революции, их смысл запал мне в душу.

Я вспомнил эти слова почти восемь месяцев спустя, когда стоял на усеянном артиллерийскими кратерами пляже в Широкино и говорил с 20-летним студентом журфака Иваном Харьковом, присоединившимся к батальону Азов.

«Мир возможен тогда, когда Украина будет свободной страной, - сказал он. – Мы должны освободить наши территории, и лишь тогда мы сможем жить в мире».

Свобода не достается даром. В течение прошлого года я встречал многих людей, чья жизнь символизирует эту истину. Как, например, профессор университета Оксана Черная, покинувшая свою привычную жизнь ради того, чтобы доставлять припасы украинским войскам на линию фронта. Она носила броню над сарафанами в цветочек, и ездила на старом, переполненном припасами минивэне сквозь артиллерийский огонь.

«Иногда я так боюсь, что не могу убрать руки с руля, - говорила она мне во время интервью в Киеве. - Я так боялась, что не могла дышать. Но я должна была делать это».

То, за что стоит бороться

Цена свободы, как правило, устанавливается теми, кто пытается её уничтожить. Тем не менее, несмотря на российские танки и китайские погромы, украинцы и тибетцы по-прежнему считают, что за свободу стоит бороться.

Возможно, свобода означает что-то большее для людей, испытавших на себе неволю.

Перевод НВ

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.