29 июня 2017, четверг

Тотальное разрушение. Что остается после ИГ

комментировать
Ни одно здание не миновал удар. От некоторых домов осталась одна или две стены; большинство – превратились в груду бетонных обломков и арматуры. Улица за улицей

Зло не всегда приходит в виде марширующих армий или рушащихся посреди белого осеннего дня небоскребов. Порой это просто выгоревшие на солнце человеческие кости, лежащие в поле.

Именно это место хотел мне показать старый генерал пешмерга (вооруженные силы Иракского Курдистана – НВ). На первый взгляд, здесь ничего необычного: участок выцветшей травы на склоне в Северном Ираке, определенно, был менее впечатляющим, нежели бесконечные ряды разваленных от бомб ИГ и авиаударов США зданий Синджара.

Но здесь, на этом месте, которое так легко не заметить, сливались с землей несколько костей и ошметки одежды. Это все, что осталось от 24 человек. Мужчин, женщин и детей. Гражданских, убитых Исламским государством. Тела убитых просто бросили гнить на земле; их кости обглодали дикие животные и бродячие собаки, а после – выжгло солнце.

Это было одно из массовых захоронений Синджара. В целом их насчитывается более сотни. Вы наверняка даже не заметили бы это место, не будь оно отравленным. Зло и страдания, скрываемые этой землей, незримо зависли в воздухе, проходя прямо через тело, выворачивая наизнанку, разрушая изнутри. Вы не можете ни увидеть, ни потрогать, ни услышать запах произошедшего, но чувствуете его.

В таких местах эхом отдаются тихие голоса мертвых. Я чувствовал это в Освенциме, в овраге киевского Бабьего Яра и в центре Нью-Йорка. Называйте это привидениями, духами, чем-то нереальным и фантастическим, или может, ум просто пытается вписать в обычный набор чувств тот ужас, который здесь произошел? Каким образом настолько мирное место могло стать эпицентром чего-то настолько ужасного?

Здесь даже пастухи ходят с автоматами Калашникова через плечо

В этом ничем не примечательном месте череда событий, приведших к тому, что люди сотворили такое, кажется совсем странной. Ничего в нем нет, чтобы захотеть убить группу невинных людей. Какая бы ненависть ни нужна была, чтобы убить десятки беспомощных людей, ИГ ее принес с собой.

Какое же преступление совершили погибшие? Просто родились езидами, христианами или шиитами. Беззащитные жертвы обстоятельств, поплатившиеся жизнью лишь потому, что оказались на пути абсолютного зла.

Путь

Я приехал в Синджар, чтобы увидеть истинную природу Исламского государства. Хотел лично увидеть последствия жестокости террористической армии, с чем бы ни пришлось столкнуться.

Перед встречей с моим фиксером и его братом в гостинице города Эрбиль мне хватило времени лишь на то, чтобы заварить растворимый кофе и съесть яблоко. В универсале серебристого цвета мы поехали по тихим утренним улицам Эрбиля. Миновали торговые центры и рестораны быстрого питания, затем выехали на дорогу, идущую по широкой открытой равнинной территории с холмами. Таков пейзаж Северного Ирака. На расстоянии были видны горы Загрос, прилегающие к границе с Ираном. Рельеф местности на запад в сторону позиций ИГ был прекрасен: порывистое море полей, покрытых пшеницей, поднималось и ниспадало на фоне древних ландшафтов.

Мы проехали равнину Гавгамел, где армия Александра Македонского разгромила объединенные армии персидского царя Дария III. Потом миновали Рабию, город на границе с Сирией, где курдские солдаты провели смертельную борьбу против ИГ в сентябре 2014 года.

На обочине дороги играют дети. Перед изрешеченной осколками стеной сидит пожилая женщина. Она наклонилась вперед, держа локти на коленях. Ее лицо так же выветрено годами, как и эта местность. Что она могла видеть в своей жизни? Какую ее часть она прожила в мире?

Тысячи лет ветры и дожди разъедали эти земли, а на людях и городах, мимо которых мы проезжали, высеклась война. Здание за зданием, дом за домом пали под раскатами боевых действий. У одного из домов видны рваные куски стены; автомобили скручены в комок сгоревшего металла. Это был авиаудар или бомба Исламского государства? Важно ли это для тех людей, живущих здесь?

Мы обогнули сирийскую границу проселочными дорогами, чтобы избежать территорий ИГ на юге. Рядом пролегает магистраль между Эрбилем и Синджаром, которая проходит через Мосул. Если бы не ИГ, мы могли бы закончить свое путешествие менее чем за два часа. Тем не менее, к Синджару мы добрались через шесть часов.

«Вы не можете позвонить в ВВС и попросить расчистить нам дорогу?» - спросил полушутя мой фиксер Хасрав.

Убежище

Начался дождь. Спина болела после долгой езды по ухабистым дорогам. На курдском блокпосту солдаты не хотели нас пропускать: их насторожил западный журналист.

И Хасрав, и его брат-близнец являются военнослужащими пешмерга, на руках у них были документы курдского правительства. В конце концов солдаты позволили нам проехать.

К северу от Мосула местность была открытая, почти плоская, с небольшим количеством растений, будто большое покрывало земляного цвета встряхнули на ветру. Можно смотреть на мили вперед, как на океан. На пустом пространстве виднеются различные города и деревни. Кажется, будто это искусственные острова.

По всей дороге были оборудованы курдские военные укрепления. Мы проходили один блокпост за другим. Тем не менее, длинные отрезки дороги оставались незащищенными. Может ли ИГ проскочить и устроить засаду? В какой-то момент я понял, что начинаю обнадеживать себя присутствием ВВС США. Это была утешительная мысль, хоть я понимал, насколько такие самоуспокоения сомнительны.

Впереди из равнинной местности поднимался силуэт Синджарских гор – убежище всех езидов, христиан и шиитов, бежавших от вторжения ИГИЛ в августе 2014 года. Города в тени гор освобождены. В большинство из них вернулись жители, и теперь живут среди руин.

Жизнь здесь непроста. Вдоль обочины рядом со сгоревшими снарядами лежат груды мусора. Многие поврежденные дома остаются заброшенными. Повсеместное присутствие солдат пешмерга и тот факт, что даже пастухи здесь ходят с автоматами Калашникова через плечо, свидетельствуют о том, что люди живут на линии соприкосновения мира и войны.

Зачастую наиболее страшные приметы войны вписаны в повседневную жизнь. Идущие в школу дети кажутся на этом фоне совсем неуместными. Но по мере приближения к Синджару подобных картин все меньше.

Полное разрушение

Это место - могила. Безжизненное, как белый коралловый риф.

ИГ взяло Синджар и его окрестности в августе 2014 года. В ноябре 2015 года после жесткого двухдневного боя курды и езиды освободили город.

Ранее в Синджаре жило 88 тыс. человек. Теперь же единственными жителями являются около 5 тыс. курдских солдат, защищавших территорию от Исламского государства - террористическая армия по-прежнему стоит лагерем примерно в 4-5 километрах отсюда.

В городе практически не осталось мирных жителей, и несложно понять, почему. Тотальное разрушение – не та фраза, которой следует злоупотреблять, однако в случае с Синджаром она уместна.

Здесь не было и тонкого намека на то, что произошло с городом – только жестокие сообщения, поражающие, как удар Майка Тайсона. Ни одно здание не миновал удар. От некоторых домов осталась одна или две стены; большинство – превратились в груду бетонных обломков и арматуры. И так улица за улицей.

Подобная сцена для глаз – все равно, что "Реквием" Моцарта для ушей. Она многогранна и пугающа одновременно, наполняет страхом и заставляет плакать. Невозможно отвернуться. А куда идти? Пустых, нетронутых кварталов, на которые отвести взгляд, просто нет. Уничтожение повсеместно. Единственный выход – закрыть глаза или уйти.

Курдские солдаты говорят, что ущерб был нанесен как коалиционными авиаударами, так и кампанией ИГ по уничтожению домов и предприятий езидов, христиан и шиитов.

Курды провезли нас вокруг города, чтобы показать боевые шрамы. Боевики ИГ использовали подземные туннели, чтобы укрыться от авианалетов. Они вырезали отверстия в земле, из которых снайперы выскакивали и убивали солдат пешмерга. ИГ превратил город в ловушку и взрывал его с помощью дистанционных бомб.

Перевод НВ

Колонка публикуется с разрешения автора. Полную версию текста читйте на The Daily Signal

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.