4 декабря 2016, воскресенье

Как американцы воюют в Сирии и Ираке

комментировать
Американские военные до сих пор воюют в Ираке и Афганистане, а также во многих других горячих точках по всему миру

Военная база США, Ирак. Слышен непрекращающийся грохот, похожий на разрывы артиллерийских снарядов. На заднем плане из iPhone звучит музыка в стиле хеви-метал. Сделав упражнение, десантник-спасатель американских ВВС бросает тяжелую штангу, которая громко отскакивает от фанерного пола тентового тренажерного зала.

Пол зала покрыт тонкой пленкой желтовато-коричневой пыли. За тентом едва колышется раскаленный воздух иракской пустыни, видны выстроенные в ряд спасательные вертолеты. Дальше раскинулись месопотамские пейзажи подобные морю цвета хаки. Территория, контролируемая ИГИЛ, находится приблизительно в 64 км отсюда.

Здесь мало говорят, понимая друг друга с кивка головы. От пустынной жары солдаты в зале потеют и пьют воду одну бутылку за другой. Их тела загорелые от палящего солнца и накачаны от многолетних интенсивных тренировок. У большинства видны татуировки, многие из которых посвящены погибшим за 14 лет войны товарищам.

«Многие из тех, кто пришел после терактов 11 сентября, всю свою карьеру провели в боях, - говорит один десантник-спасатель. – Это уже стало стилем жизни».

Те, кто пришел в армию после терактов 11 сентября, всю свою карьеру провели в боях

На этой отдаленной базе в Ираке с засекреченным местом расположения небольшая группа сил спецопераций ВВС США и летный состав вертолета находятся в режиме готовности 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, чтобы в случае необходимости спасти сбитых в Северном Ираке или Сирии американских пилотов или пилотов антиигиловской коалиции.

Эти элитные войска и летчики являются единственной спасательной командой на 442 квадратных километра боевых действий на севере Ирака и Сирии. Следовательно, для пилота, который катапультируется на этом участке контролируемой ИГИЛ территории (размером примерно со штат Колорадо) они являются главной надеждой на спасение.

«В идеале нам нужно больше людей, - говорит на условиях анонимности один из майоров ВВС. - Мы научились делать больше меньшими силами».

Подобная установка отображает распространенную тенденцию среди американских военных. Изношенные (в обеспечении и личном составе) подразделения на протяжении 14 лет непрекращающихся военных операций не видели значительного снижения интенсивности боевых действий. По факту американские военные до сих пор воюют в Ираке и Афганистане, а также во многих других горячих точках по всему миру, истощая технические и человеческие ресурсы армии, которые и без того сократились от урезания бюджетного финансирования.

Когда майора спросили, почему вокруг Ирака и Сирии не расположить, например, больше спасательных команд, чтобы сократить время реагирования, он ответил просто: «У нас попросту нет для этого людей».

Элитные войска

Чтобы спасти американских солдат, десантники-спасатели (pararescuemen, PJs) и боевые офицеры-спасатели (combat rescue officers, CROs) обучены заходить глубоко внутрь позиций противника, что зачастую очень рискованно. Их лозунг: «Чтобы другие могли жить».

Десантники имеют сертификаты военных медиков. Обучение включает в себя восемь недель работы в большой городской больнице (где чаще встречаются травмы от выстрелов), а также четыре недели работы в скорой помощи. Подобные тренировки психологически закаляют новичков сталкиваться с характерными для боевых условий травмами.

Обучение десантников-спасателей считается одним из наиболее сложных в американских силах специальных операций. Десантники-спасатели и офицеры-спасатели также посещают специализированные школы, включительно с Воздушно-десантной школой (Army Airborne School), Школой выживания в чрезвычайных условиях ВВС США (Air Force Survival, Evasion, Resistance and Escape School) и Школой парашютистов свободного падения (Army Free-fall Parachutist School).

Боевые офицеры-спасатели проходят такое же обучение, как и десантники, за исключением углубленной медицинской программы. Их роль состоит в том, чтобы оставаться начеку, следить за полем боя, пока десантники добираются до раненых.

Во время выполнения задания вертолеты HH-60 Pave Hawk тесные, шумные и запутанные. Членам спасательных команд приходится ползать на коленях (все они носят наколенники). В вертолетах нет сидений или ремней безопасности – только металлические кольца на полу для крепления проводов. Боевые ветераны рассказывают, что в Афганистане во время спасения раненных солдат в этих вертолетах бывали ситуации, когда команда попадала в хаос и кровавую резню.

«Когда начинается безумие, остается надеяться только на свою подготовку», - говорит спасатель.

Десантники-спасатели и офицеры-спасатели владеют существенным набором уникальных навыков ведения современных войн, поэтому и пользуются большим спросом. Особенно актуальна их работа в ходе антиигиловской операции «Непоколебимая решимость», ведь плен у Исламского государства практически всегда означает неминуемую смерть. Тем не менее, несмотря на их важность, ряды десантников-спасателей и офицеров-спасателей редеют из-за безжалостного графика развертывания подразделений и физического истощения.

«Для молодых парней это игра, но многие здесь из старшего поколения, - говорит один из офицеров. – Так, военнослужащим в основном около 30 или около 40 лет. Некоторым даже за 40».

«Старшие ребята по-настоящему опытные. Они нам нужны», - добавляет он.

Десантники-спасатели закалены в боях, следы ранений на теле сами рассказывают о боевой карьере солдата. У двоих шрам от выстрела на лице, еще один майор поломал спину во время крушения вертолета в 2011 году около Кандагара (Афганистан).

В 2013 году командование спецопераций запустило программу по физической терапии для солдат спецопераций. «Мы как оружие на основе человеческого организма, - говорит майор. – Как самолету нужна техподдержка, так и нам».

 «Нас нельзя готовить в промышленных масштабах, - продолжает он. – В идеале обучение занимает 24 месяца, но реально – два или три года. После этого еще минимум четыре месяца в эскадрилье, прежде чем человек будет готов к переправке в боевые условия».

Когда солдаты находятся дома, они постоянно ездят на специализированные учения. После нынешнего развертывания в Ираке, например, 57-ю спасательную эскадрилью планируют направить в Грецию для обучения подводному плаванию и в Альпы для подготовки к войне в горной местности. Непрекращающиеся боевые миссии и учения многих привлекают в этой профессии, но зачастую на этом фоне возникают проблемы в личной и семейной жизни. Многие решают уйти из армии после того, как заканчивается срок их обязательств.

Тем не менее, некоторым слишком трудно оставить позади то уникальное товарищество, которое есть среди элитных подразделений спецопераций. Пережитые вместе впечатления во время учений и боестолкновений практически невозможно объяснить тому, кто там не был. «Я застрял тут из-за ребят, с которыми работаю», - говорит майор.

В целом в американской армии на сегодня служат 588 десантников-спасателей и 122 офицера-спасателя. Когда одного из командиров спросили, достаточно ли у армии сил в запасе, чтобы поддержать еще одну войну, он ответил, что простаивающих подразделений, которые могли бы вступить в новый конфликт, нет. Для поддержки каких-либо дополнительных конфликтов, отпуск между развертываниями у существующих подразделений пришлось бы полностью упразднить.

«У нас есть ограничения», - сказал он.

Больше мнений читайте здесь

Перевод НВ

Текст публикуется с разрешения автора

Полную версию колонки Нолана Петерсона читайте на Daily Signal

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.