26 марта 2017, воскресенье

Эта война – абсурд

комментировать
Кажется, что войны нет. Хотя до места боевых действий можно доехать за время, которое занимает просмотр одной серии Карточного домика

Первую часть колонки Нолана Петерсона читайте здесь

Село Лобачево пересекает река, разделяя его на две части. Украинские силы контролируют одну сторону, сепаратисты – другую. Здесь по-прежнему около 200 местных жителей. Воюющие стороны ежедневно устраивают короткое перемирие, чтобы лобачевцы могли пересекать реку через переправу. Речь идет, в том числе и о детях, которые все еще посещают здесь школу.

Мы приехали в село во время одного из таких перемирий. Солдаты приготовили оружие и окружили меня с волонтером Ивоной Костыной для обороны. Они боялись не артиллерии, а снайперов.

Война на этом отрезке линии фронта протекает в форме перестрелок. По словам солдат, артиллерийские атаки сократились с начала сентября, когда обе стороны подтвердили готовность к перемирию, установленному вторыми Минскими соглашениями. Тем не менее, на других участках фронта (в частности, возле Донецка) обстрелы из артиллерии, минометов и танков со стороны комбинированных российско-сепаратистских сил практически ежедневны. Это в 160 километрах от Лобачево.

Мы прошли вниз по склону к переправе. На другом берегу среди красных флагов стояли несколько солдат-сепаратистов. Один из украинцев помахал им рукой, на что сепаратист ответил ему тем же приветствием.

«Мы боремся за сердца и умы людей, а не за их тела»

Также по ту сторону реки виднелся белый внедорожник. Из него вышли два человека, и подошли вплотную к берегу, на котором находились сепаратисты. На них были надеты белые бронежилеты. Такие носят наблюдатели ОБСЕ.

«Здесь ОБСЕ, поэтому сепаратисты ведут себя хорошо», - отметил 30-летний украинский солдат Андрей. В руках он держал автомат Калашникова, а на груди, в кобуре лежал пистолет.

«Хуже, чем смерть»

Четыре украинских солдата у переправы наслаждались редкой возможностью не беспокоиться по поводу снайперов. Они чувствовали себя свободно. Один закурил сигарету и просто смотрел через реку в сторону врагов. Его винтовка висела через плечо.

Эти солдаты входят в состав элитного спецподразделения 92-й бригады ВСУ. Некоторые из них служат на линии фронта уже около двух лет. Практически каждый из них уже убивал или становился свидетелем гибели товарищей. Поэтому они не испытывают особого сочувствия к врагам, несмотря на общность этнического происхождения, языка и культуры.

Ветеран 92-й бригады Андрей Козинчук рассказал, что в 2014 и 2015 годах во время боев в Луганской области возле города Счастье, украинские солдаты держали при себе одну гранату на случай смертельного ранения или пленения.

«Для нас быть захваченным в плен – хуже, чем смерть, - добавил Андрей. – Поэтому носили гранату, чтобы убить себя и, по возможности, нескольких врагов».

Вернувшиеся из плена украинские солдаты часто рассказывают о пытках, которые им пришлось перенести. В мае 2015 года Amnesty International опубликовали отчет, где описываются случаи произвольных казней пленных украинских солдат.

При этом, несмотря на вражду, украинские и комбинированные российско-сепаратистские силы в зоне конфликта поддерживают коммуникации и иногда переговариваются во время кратких перемирий.

Когда велись бои в донецком аэропорту зимой 2014-2015 года, и война была наиболее жестокой, обе стороны периодически договаривались о «часе тишины», во время которого невооруженные офицеры собирали погибших товарищей. Часто во время таких перемирий солдаты разных сторон сходились лицом к лицу.

«Самое сложное – видеть врага и не иметь возможности убить его», - говорит украинский солдат, воевавший за донецкий аэропорт.

«Снова опасно»

Наблюдатели ОБСЕ развернулись и направились к своим машинам. На этом перемирие закончилось. Солдаты по обе стороны реки разлетелись, как листья на ветру в поисках прикрытия.

«Снайперы. Там и там», - сказал мне украинский солдат, показывая на другой берег реки. Он стал позади меня и указал, куда идти. «Время уходить, - отметил он. – Снова опасно».

Мы шли вверх по наклонным берегам реки назад к дороге, где стояли наши машины. По дороге нам встретился местный житель. Он пожал руки украинских солдат и поблагодарил за защиту деревни. «Большинство людей здесь рады, что не живут в ЛНР», - говорит Андрей. «Мы боремся за сердца и умы людей, а не за их тела», - добавил второй солдат.

Черная комедия

Ближе к вечеру мы покинули ничейную землю, вернувшись на территорию, контролируемую украинской армией. Здесь мы с Костыной и Козинчуком попрощались с нашим военным эскортом и отправились к остальным – группе волонтеров-психологов и боевых ветеранов. Эта команда проводит консультации для солдат в зоне конфликта по симптомам посттравматического стресса.

На обратной дороге мы разговорились с Козинчуком об абсурдности войны. Он много вспоминал. Например, как однажды украинец, убив сепаратиста, одетого в новенькую униформу, решил забрать себе его штаны, поскольку сам был в старой форме, купленной через интернет. Так вот буквально через несколько минут осколки минометного огня ранили украинца. Его товарищи ничем не могли помочь. Умирая, солдат мрачно заметил: «Сегодня в этих штанах умрут два человека».

«Война – это черная комедия», - сказал Козинчук.

Главные цвета

Через несколько часов мы добрались до Северодонецка. В июле 2014 года этот 100-тысячный город ненадолго был взят комбинированными российско-сепаратистскими силами. Теперь он находится под контролем Украины. Здесь больше заметны реликты Советского Союза, нежели следы боев полуторагодичной давности.

Мы остановились на обед в ресторане-пивоварне. Внутри звучала американская поп-музыка, а на танцполе было пару немного перебравших посетителей.

Задействовав свой неандертальский русский, я с трудом заказал один из местных сортов пива и стейк. Официант ответил мне на идеальном английском: «Какой прожарки стейк вы предпочитаете? Средней, предполагаю?».

Пообедав, я пошел в уборную, минуя по дороге танцующих. В уборной умылся и посмотрел на себя в зеркало. За стеной доносилась песня «Paradise» группы Coldplay. Музыка, пиво, стейк, запах мыла – все так привычно. Казалось, я не в Украине, а где-нибудь в Fridays или Chili’s в Америке.

Война здесь не была даже на слуху. Точнее уже не была. Мы выехали из зоны смешанных красок войны и мира, из серой зоны. Снова появилось черное и белое. Кажется, что войны нет. Хотя до места боевых действий можно доехать за время, которое занимает просмотр одной серии Карточного домика.

Эта война - абсурд, подумал я. Или, как и на любой другой войне, это симптом чего-то более бессмысленного.

Перевод НВ

Изначально опубликовано на The Daily Signal

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.