16 декабря 2017, суббота

Что творится на востоке Украины

комментировать
Недавняя эскалация конфликта является суровым напоминанием о том, что перемирие провалилось. Война в Европе далека от завершения

Во вторник, 7 февраля, комбинированные силы пророссийских сепаратистов и российских военных обстреляли 30-ю бригаду украинской армии, стоящую под Волновахой, из минометов 120-миллиметрового калибра. Позиции врага находятся приблизительно в двух километрах от украинцев, между ними – полоса ничейной земли, так называемая серая зона.

Перестрелки в Волновахе отображают общую тенденцию обострения боевых действий вдоль 300-километровой линии фронта на востоке Украины, начавшегося 29 января. В течение недели погибло, по меньшей мере, 35 украинских солдат и мирных жителей.

15 февраля будет два года с момента подписания вторых Минских соглашений. Недавняя эскалация конфликта является жестоким напоминанием о том, что перемирие провалилось, единственная в Европе война далека от завершения.

«Это, безусловно, до сих пор война. Минск не работает, – говорит 31-летний Иван Бурдюк, пресс-офицер 30-й бригады. – Это настоящая война. Тяжелая. Каждый день минометы и обстрелы. И это статичная война. Мы хотим пойти в атаку, но по многим причинам сделать этого не можем».

29 января наблюдатели ОБСЕ зафиксировали более 11 тысяч нарушений перемирия в Восточной Украине. Александр Хуг, первый заместитель главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, назвал последнюю эскалацию боевых действий «по-настоящему беспрецедентной».

«Ситуация в области безопасности сильно ухудшилась, – отметил Хуг в разговоре с репортерами 3 февраля. – Я знаю, что обе стороны способны на деэскалацию. Я знаю, что они могут отступить от края пропасти». (…)

«Здесь мало романтизма, но много тяжелой работы»

30-я бригада заняла позиции в Волновахе в июле. Солдаты разместились вдоль траншей линии фронта, иногда базируясь в землянках и заброшенных зданиях. Серая зона на разных участках линии фронта варьируется от двух километров до 300 метров.

Украинцы говорят, что могут в бою определить, с кем воюют.

«Мы знаем, когда воюем с сепаратистами, а когда – с российскими военными, – говорит Бурдюк. – Бой идет по-разному. Сепаратисты неорганизованные, они движутся как тараканы в разных направлениях. Российские подразделения – координированы и дисциплинированы. Российская артиллерия гораздо точнее».

Как и на других участках линии фронта, бои в Волновахе проходят по своему ритму. Дневные бои в основном ограничиваются снайперскими перестрелками и обстрелами из стрелкового оружия, включая пулеметы и гранатометы. Крупнокалиберные вооружения чаще используются ночью. Наблюдатели ОСБЕ ночью обычно не работают, хотя большинство боев проходят именно в это время суток.

На вопрос, видел ли он когда-либо наблюдателей ОБСЕ в Волновахе, Бурдюк ухмыльнулся и сказал: «Иногда мы видим их в кафе».

С нуля

Нередко украинские солдаты говорят, что обеспечение базовой военной экипировкой и предметами первой необходимости улучшилось по сравнению с первыми этапами войны. Тем не менее, многие базовые потребности украинских военных удовлетворяют гражданские волонтеры.

Оказание медицинской помощи на поле боя – одна из тех сфер, которые все еще налаживаются.

 «Мы видим новую, сильную, профессиональную украинскую армию, – говорит 45-летний медик-волонтер при 30-й бригаде Олег Зиневич. – Но многое приходится делать с нуля. Конечно, немало недостатков в оказании медицинской помощи на поле боя».

«После трех лет войны ситуация должна была быть лучше, но некий прогресс я все-таки наблюдаю, – говорит 35-летний медик-волонтер при 30-й бригаде Павел Орынчак.

Есть на фронте в Волновахе и военная помощь, предоставленная США, но немного. Например, на вооружении у 30-й бригады есть американский беспилотник Raven от  администрации бывшего президента Барака Обамы.

«Это хорошо, но нам нужно больше современных беспилотников», – говорит Бурдюк. (…)

Тяжелая работа

До войны Орынчак жил в Чехии и работал в сфере IT. На родину вернулся, чтобы поддержать революцию 2014 года. Когда началась война, стал военным медиком.

У него не было медицинского образования, поэтому он стал изучать найденные в интернете пособия американской армии по предоставлению помощи раненым на поле боя. «Я знал, что это будет кровавое месиво,  – говорит Орынчак о войне. – Поэтому нужно было учиться быстро».

Сейчас Орынчак является одним из волонтеров-медиков, прикрепленных к 30-й бригаде. Эта группа называется Первый мобильный волонтерский госпиталь. Они занимаются разными ранами – от обморожения до оторванных снарядами конечностей.

Медики-добровольцы также помогают местным мирным жителям, оставшимся жить на передовой. Первый мобильный волонтерский госпиталь полностью полагается на общественные пожертвования, что лишний раз подчеркивает, насколько армия зависит от волонтеров.

Зиневич – доктор скорой помощи из Киева. Он приехал на фронт 28 января.

«Я приехал, потому что это очень сложное время для моей страны, – говорит Зиневич. – Как доктор, я понимал, что могу быть полезен».

Интенсивность боев оказалась именно такой, какой ожидал Зиневич. Больше всего его удивило мужество украинских солдат на фоне жестких условий жизни и напряженных боев.

«Здесь мало романтизма, – говорит Зиневич. – Но много тяжелой работы».

Тревожные сигналы

Недавний всплеск боевых действий в Украине сосредоточен вокруг города Авдеевка. 29 января комбинированные российско-сепаратистские силы нанесли по городу артиллерийские и ракетные удары, пошла в наступление пехота. В результате боев 20 тысяч мирных жителей остались без света, воды и отопления. Тем временем, температура воздуха упала до 20 градусов мороза.

До четверга в Авдеевке не прекращались напряженные бои. В Волновахе, где стоит 30-я бригада, бои также обострились, хоть и не до такой степени. «На прошлой неделе был сильный всплеск боевых действий, – сказал Орынчак. – Это, несомненно, связано с событиями в Авдеевке».

«Они атакуют активнее, но мы не сдали ни пяди земли», – говорит один из украинских командиров на условиях анонимности.

Солдаты 30-й бригады говорят, что последнее обострение укрепило их решимость. «Солдаты готовы к бою, – говорит Орынчак. – На самом деле, они, кажется, стали более мотивированы».

«Когда война так долго стоит на месте, моральный дух солдат начинает падать, - говорит Зиневич. – Но большинство этих парней очень молоды, им около 20-22 лет. Они справляются с трудностями. Их глаза по-прежнему горят. Они молоды, но по-настоящему хотят победы. Трудно понять это издалека».

Бурдюк полагает, что украинские солдаты заплатили слишком большую цену, чтобы думать сейчас об отступлении.

«Если мы сдадимся, то предадим павших товарищей, – подчеркивает он. – Значит, все было напрасно. Многие сыны Украины погибли, борясь за это». (…)

Перевод НВ

Полную версию колонки Нолана Петерсона читайте на The Daily Signal. Републикация полной версии текста запрещена

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.