10 декабря 2016, суббота

Чего добился Олланд, объявив войну ИГИЛ

комментировать
Поддержка французского президента со стороны населения резко увеличилась

После кровавых терактов 13 ноября в Париже французский президент Франсуа Олланд объявил войну против Исламского государства. Однако это не означает, что ужесточившаяся риторика французского лидера обязательно приведет к резкому повороту в антитеррористической политике страны.

«Цель ясна: Даеш должен быть уничтожен», - сказал Олланд своему Совету обороны на следующий же день после парижских атак, используя для обозначения печально известной исламистской группировки уничижительный арабский акроним.

Затем президент Франции организовал дипломатический марафон, чтобы сплотить неохотных мировых лидеров вокруг борьбы против ИГИЛ. В течение четырех дней, с 23 по 26 ноября, Олланд принял в Париже британского премьера Дэвида Кэмерона, слетал в Вашингтон на встречу с Бараком Обамой, вернулся в Париж, где принял немецкого канцлера Ангелу Меркель, и в завершение отправился в Москву к российскому президенту Владимиру Путину.

В терактах 13 ноября погибли 130 человек и еще 683 были ранены. Это самая страшная атака с массовыми жертвами во Франции со времен Второй мировой войны. Как сказал Олланд: «Это был акт войны, организованный и спланированный извне. И теперь мы находимся в состоянии войны с джихадистским терроризмом».

Призыв к оружию

Призыв к оружию со стороны Олланда резко контрастирует с реакцией Франции на январские теракты, в ходе которых джихадисты убили в Париже 17 человек: 12 – во время стрельбы в офисе сатирической газеты Charlie Hebdo, и еще 4-х – в еврейском магазине кошерных продуктов. Эти два ключевых события хорошо отражают эволюцию французской риторики по вопросу противодействия терроризму.

В рамках чрезвычайных мер власти Франции провели 2235 обысков

Первые теракты спровоцировали дебаты по вопросу интеграции мусульманского меньшинства. «В нашем обществе существует огромный разрыв, который нужно преодолеть», - отметил лидер Социалистической партии Франции Бруно Ле Ру вскоре после атаки на Charlie Hebdo.

Вскоре после этого французский премьер Мануэль Вальс в ходе телевизионного выступления назвал внутренние культурные разрывы угрозой национальной безопасности: «Последние несколько дней показали, что подрывает нашу страну изнутри, а также обличили все те вызовы, перед которыми мы стоим. К этому нужно добавить внутренние разрывы и напряженность, бродившие в нашем обществе очень долго». Говоря об условиях жизни мусульманского меньшинства во Франции, Вальс добавил: «В нашей стране распространился территориальный, социальный и этнический апартеид».

После недавних терактов 13 ноября Олланд произнес речь перед французским парламентом, объединяющим две палаты Национальную Ассамблею и Сенат. К слову, обе палаты собираются вместе лишь в исключительных случаях. На этот раз французский президент говорил в более воинственном тоне, нежели после терактов в газете Charlie Hebdo. Более того, он объявил войну ИГИЛ: «Мы собираемся вести войну, и она будет безжалостной. Если террористы способны совершать подобные зверства, они должны знать, что столкнутся с решительной Францией, единой Францией».

25 ноября французская газета Le Monde написала: «Атаки на Charlie Hebdo подняли вопросы относительно того, как французское общество могло произвести этих террористов. Тем временем, атаки 13 ноября, хотя они и были совершены гражданами Франции и Бельгии, были расценены как действия внешнего врага, Исламского государства, с которым нужно бороться в Сирии».

Чрезвычайные меры

Однако декларация войны против ИГИЛ, прозвучавшая в риторике французского президента, необязательно приведет к резкому повороту в антитеррористической политике Франции.

Франция начала бомбить позиции ИГИЛ в Ираке еще в сентябре 2014 года - первой из европейских стран. Через год она расширила авиаудары на Сирию. Кроме того, Франция имеет 3,5-тысячный военный контингент в Северной Африке, который проводит контртеррористическую операцию «Брахан».

После атак 13 ноября французские самолеты били по позициям ИГИЛ на волне ответных авиаобстрелов. Олланд отправил авианосец Шарль де Голль и 26 боевых самолетов в Средиземноморье, благодаря чему ударный авиапотенциал Франции в этом регионе увеличился более чем в два раза. Тем не менее, Олланд не задействовал статью 5 статута НАТО, которая подключила бы к войне против ИГИЛ все 28 стран-членов Альянса.

Франция также начала наступление против джихадистского терроризма внутри страны. Олланд ввел на три месяца чрезвычайное положение, которым запрещается проводить публичные демонстрации. Также введены новые меры по надзору и сбору разведданных. Французские власти имеют широкие полномочия по аресту, задержанию подозреваемых и закрытию мечетей, как одного из очагов радикализации.

По состоянию на 4 декабря, французские власти закрыли три мечети из-за связей из салафитами, приверженцами радикальной формы суннитского ислама. Кроме того, в рамках чрезвычайных мер власти Франции провели 2235 обысков, 263 допроса, 232 задержания и открыли 346 судебных разбирательств.

Выступая в защиту подобных экстренных мер, министр внутренних дел Франции Бернар Казнев сказал: «Угрозой для свободы является терроризм, а не чрезвычайное положение».

Глубинные причины

Основанием для жестких действий французских властей в сфере внутренней безопасности являются более широкие и давние вопросы интеграции мусульманской общины Франции. Некоторые утверждают, что этот культурный раскол находится на пике, и нелояльная мусульманская молодежь Франции оказалась уязвимой для пропаганды таких экстремистских групп, как ИГИЛ.

По данным французских спецслужб, около 2 тыс. граждан Франции присоединились к джихадистской сети в Сирии и Ираке. По состоянию на ноябрь, 571 из них непосредственно принимают участие в боевых действиях.

«В широком плане задача Франции заключается в том, чтобы побороть внутреннюю угрозу, создав перспективы для тех, кто больше других подвержен риску радикализации, - пишет журналист The Wall Street Journal Саймон Никсон. – Для этого необходима динамичная экономика, способная создавать рабочие места».

Тем временем, Олланд является наименее популярным президентом Франции за последнее время. И причины его низких рейтингов как раз безработица и сворачивание экономики. По прогнозам, к концу 2015 года безработица во Франции достигнет 10,4%, тогда как на момент прихода Олланда к власти она составляла 9,8%. Уровень безработицы среди молодежи составляет 24%, среди мусульманской молодежи – 40%.

Многие задаются вопросом, не было ли у Олланда политических мотивов для оглашения войны против ИГИЛ. Некоторые считают, что подобной риторикой он избегает более глубоких причин радикализации части французских мусульман.

«Это было политическое решение. Рейтинг Олланда повысился, - говорит торговец антиквариатом из Парижа Реджис Аернатс (Regis Aernouts). – На самом деле, главная проблема заключается в ужасающих условиях жизни мусульман во Франции. Они живут в гетто. По факту, Франция разделилась на две страны».

Тем не менее, французские избиратели поддерживают военные действия.

13 сентября, за два месяца до терактов, опрос, проведенный французской газетой Le Journal Du Dimanche, выявил, что 56% опрошенных поддержали отправку наземных войск в Сирию.

4 декабря журнал Le Figaro опубликовал новый опрос, исходя из которого, национальные рейтинги Олланда за последний месяц подскочили на 20 пунктов, достигнув самого высокого уровня с начала 2013 года. Другой опрос показал, что с момента парижских терактов одобрение политики Олланда поднялось на 22 пункта.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Нолана Петерсона на The Daily Signal. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.