23 июня 2017, пятница

Российский рабовладельческий строй на экспорт

комментировать
250 лет политического диктата с перерывами на бунты - осмысленными, но беспощадными.

20 февраля 1766 года молодая российская императрица Екатерина II присылает киевскому губернатору Глебову Указ. Надобно выбрать в киевский магистрат нового войта. «Извольте магистрату приказать – пишет Екатерина II, - выбор сделать по их привилегиям четырех кандидатов, а мы вам рекомендуем им внушить от себя, чтобы четвертым кандидатом поставили Киевской губернской канцелярии прокурора Пивоварова».

Но вот беда, киевляне наплевали на всякие «внушения» Центра, и проголосовали за другого кандидата.

В Киев срочно направляется генерал-аншеф Федор Воейков. Ему, новому генерал-губернатору Киевской губернии, императрица приказывает порвать протоколы выборов киевского войта, и назначить новые выборы на 3 августа 1766 года.

Воейков прибыл в Киев. Здесь он, кого смог - купил, кого не смог, в общих чертах разъяснил им специфику климата Сибири. Короче, решение «за» «великоросса» Григория Пивоварова все он продавил. 12 сентября 1766 года из Петербурга пришел указ об утверждении того киевским войтом.

Какой-никакой, а в этом году юбилей. 250 лет как русские цари «внушают», «подкупают» или иным образом определяют, кому в Киеве быть войтом, кому князем, кому президентом или какой иной политической дичью.


1767 год. Заседание Комиссии, которая закончилась очередной большой кровью1767 год. Москва. Кремль. Заседание Комиссии, которая закончилась очередной большой кровью. Увы, не последней. 


Но тогда в сентябре 1766 года Екатерина II только входила во вкус.

30 июля 1767 год. Счастливо вдовствующая российская императрица Екатерина II в Грановитой палате Московского Кремля торжественно открыла заседание Комиссии созванной для сочинения Нового уложения. Новое уложение – это свод законов, который с 1649 года не менялся. То есть с того времени, когда никакой России, и уж тем более Российской империи еще не было, а была Московия, и правил в ней отец Петра I, Алексей Михайлович Романов. А вот теперь уже на дворе конец XVIII века и здесь правит невестка внука Петра I - Екатерина. 118 лет застоя. 

Новые реалии требовали нового подхода. Европа развивалась, превращалась в самый крупный мировой хаб капитализма. Пробовала на вкус первые общественные свободы, смаковала плоды новой эпохи – Ренессанс, что дало мощный пинок наукам, искусству и прочим бонусам цивилизации. Короче всего того, чего в империи Екатерины не производилось, а очень хотелось.

Вот и собрали пред престолом Комиссию, в которую вошли депутаты от дворян.  Они уже пять лет как раскрепощенные. Их от крепостной повинности успел в 1762 году освободить муж Екатерины, Петр III (внук Петра I, к тому времени покойный, убиенный). Так же в екатерининскую Комиссию вошли городские депутаты, казаки и совсем немного от крестьянства, но только государственного, помещичьим и монастырским доступ закрыли. Всех собравшихся депутатов – 565 душ.

В первых строчках Наказа императрицы Уложенной комиссии записала: «Боже сохрани, чтобы после окончания сего законодательства был какой народ больше справедливый, и следовательно больше процветающ на земли».

Бог всегда готов слушать и услышать молитвы верующих, но Всевышний точно не готов слушать их Приказы. (Простите мое лирическое отступление, так сказать, за этот зигзаг от истории).

Комиссия заседала долго.  Нужно было ознакомиться с существующими Уложениями и понять, что устарело, что еще пригодится, что нужно внедрить. В мае 1768 года, то есть 10 месяцев спустя дело дошло до чтения старых законов о наказании крестьян. Дворянские депутаты потребовали, чтобы эти наказания были радикально ужесточены. А также чтобы была создана государственная служба по розыску беглецов.

Присутствующие низы предложили нечто неслыханное для той России (да и в какой-то степени для нынешней, это тоже ноу-хау).

Канцелярист Сухопрудский из Угличей заявил, что прежде чем принимать такие суровые законы, нужно уяснить причины, отчего это крестьянин, бросив родную землю, семью, имущество бежит, бежит, бежит.

Слово взял казанский однодворец Кипенский. Он утверждал, что крестьяне бегут не от чего иного, как от изнурительного труда, поборов, нищеты, притеснений и истязаний помещиков. А раз так, то нужно не жертву казнить, а виновников «торжества» ограничить в их зверских забавах. Нужно чтобы у крестьян было больше прав и свобод. Нужно, чтобы правосудие их защищало.

Революционные идеи Кипенского подхватил артиллерийский офицер Коробьин. Нужно, говорит он присутствующим, законодательно определить объем работ и платежей крестьян, закрепить за ними землю (ого!!! – рынок земли), с тем, чтобы помещик не мог ее отобрать.

Тут же офицера Коробьина поддержали нижегородский пахотный солдат Жеребцов и архангельский крестьянин Чупров, офицер Козельский и хоперский казак Алейников. А белгородский однодворец Маслов предложил отобрать у помещиков землю и отдать ее крестьянам. Свою аграрную революцию с выгодой для всех Маслов пояснил буквально на пальцах: Крестьяне будут платить государству налоги, а государство из этих податей может отдавать дворянам сообразно их чину.

...украинские крестьяне – Мороз и Моренец были лишены звания депутатов и преданы суду за «переписку с избирателями возмутительного свойства», за то, что они сеяли среди выбравших их крестьян «соблазн и непослушание».

Прения прервала Екатерина ІІ. Она остановила работу Комиссии. И более ее уже никогда не собирала. Почти все выступающие за новые свободы, кто добровольно, кто под нажимом сложили с себя депутатские полномочия. Депутаты уральских приписных Ермаков, казаков – Денисов и украинских крестьян – Мороз и Моренец были лишены звания депутатов и преданы суду за «переписку с избирателями возмутительного свойства», за то, что они сеяли среди выбравших их крестьян «соблазн и непослушание».

Эта первая часть «екатерининского балета» закончилась тем, чем и должна была закончится - крестьянским восстанием, Пугачевским бунтом. Тем самым бунтом, о котором позднее Александр Пушкин напишет: «бессмысленный и беспощадный».

В сентябре 1773 года донской казак Емельян Пугачев поднял восстание на Урале. Войско росло за счет ежедневно примыкающих к бунтарям крестьян, солдат и пр. Раз уж им запретила Екатерина «голосовать» ногами, значит придется голосовать кулаками.

12 июля 1774 года под Пугачевым пала Казань. Мятежники устроили в городе резню. В конце-концов большой кровью бунт подавили. 10 января 1775 года Пугачева казнили.

К концу это года Екатерина II проводит радикальную губернскую реформу. Реформа в России, это не свободы и права, это совсем наоборот.

Во главе губернии стоял губернатор, назначаемый и смещаемый Екатериной II. В уездных городах власть принадлежала назначаемому городничему. Руководство несколькими губерниями поручалось генерал-губернатору, состоявшему под непосредственным контролем императрицы и Сената. В 1775 году была ликвидирована Запорожская Сечь, а большинство казаков переселили на Кубань. Киев лишился особого статуса, города с самоуправлением, которое он имел на основании Магдебургского права, еще с XV века. В 1783 году 14 мая Екатерина закрепостила крестьян (Малороссии) Украины, которые до этого дня еще были относительно свободными людьми.

"В нашей крови есть нечто, враждебное всякому истинному прогрессу", - Петр Чаадаев (1836 год)

Тем самым Екатерина №2 обеспечила Российской империи два последующих нескучных века - крестьянских бунтов, кровавых переворотов и гарантированной нищеты. А если учесть что к середине XIX века 82% населения Империи – это крестьяне, то можно сказать, что лермонтовское «страна рабов» не такое уж большое преувеличение.

«В нашей крови есть нечто, враждебное всякому истинному прогрессу, — написал  русский философ, Петр Чаадаев, в 1836 году своих Первых философических записках . — Мы жили и продолжаем жить лишь для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для отдаленных поколений, которые сумеют его понять; ныне же мы, во всяком случае, составляем пробел в нравственном миропорядке».

Со времени написания этого важного письма прошло 180 лет. Пробел «в нравственном миропорядке», так и остался незаполненным. Главный урок современности так и не усвоен, любые посягательства на свободу найдут только один отзвук в сердцах низов – тотальное сопротивление, бунты и акты неповиновения. Мне кажется, что верхи в Украине, это уже начинают понимать. Ну или на пути к такому выводу. За соседей не поручусь. Как писал Федор Тютчев, - соваться в Россию с умом, так это просто зря время потратить. Все равно ее нам «не понять».

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.