29 июня 2016, среда

Особые отношения Ирана и России

комментировать
Кремлю хотелось бы играть большую роль в отношениях с Ираном, хотя бы потому, что у Тегерана и Москвы один неприятель – США

С 1994 года я жил несколько лет в Тегеране и, когда было время, ходил в Свято-Никольскую церковь в центре города, прямо напротив бывшего американского посольства. В церкви была богадельня, в которой доживали свой век несколько стариков и старушек. Все они были русские – потомки тех чиновников и военных, которые по разным причинам приезжали в Персию. Однажды российские журналисты спросили Анну Степановну, рожденную в 1905 году в Тегеране, было ли для нее самое опасное время. «Конечно, – ответила старушка. – Самое тяжелое время было после революции». «После исламской?» – спросили журналисты. «Нет, сынки, после Октябрьской», - пишет Олег Панфилов на Крым.Реалии.

Анна Степановна была из семьи капитана царской армии, который после большевистского переворота сохранил семью – не поддался на уговоры Ленина вернуться домой. В Персии тогда было несколько тысяч русских, часть из них вернулась в Советскую Россию и сгинула в тюрьмах и лагерях. Анна Степановна была гражданкой Ирана и на вопросы, не хочет ли она сейчас вернуться в Россию, хитро улыбалась. Тогда, 20 лет назад в Тегеране жили всего несколько сот человек, называющих себя русскими, хотя на воскресную службу в церковь приходили люди, внешне лишь отдаленно напоминающие русских, по большей части смуглые, жгучие брюнеты.

Спустя 15 лет после исламской революции Иран жил идеологией неприятия двух дьяволов – США и России. И еще, конечно, Израиля. На тегеранских зданиях висели огромные плакаты – «Марг ба Амрико!», «Марг ба Русиё!» (Смерть Америке! Смерть России!). Спустя десять лет после исламской революции, в 1989 году аятолла Хомейни написал письмо Михаилу Горбачеву, в котором призвал его отказаться от идеологии коммунизма и пересмотреть политику предшественников, «заключавшуюся в отречении общества от Бога и от религии». Ответное письмо Горбачева разочаровало Хомейни, хотя и немного продвинуло отношения двух стран к сотрудничеству. Постепенно Россия перестала быть идеологическим дьяволом, несмотря на то, что у Ирана всегда было много претензий к политике Кремля по отношению к собственным мусульманам.

Кремль почему-то наивно полагал, что Тегеран поддержит убийства сирийцев, оказалось совсем наоборот

За всю историю взаимоотношений двух стран было 7 войн, из которых Персия (название государства до 1935 года, пока шах Реза не потребовал от прочих держав называть его страну Ираном) выиграла только первую – в 1651-1653 годах. Тогда причиной раздора был Северный Кавказ, на котором Российская империя пыталась укрепиться. Персидский поход (1722-1723), предпринятый Петром Первым, планировал ослабить влияние Персии на Каспийском море. Повод был банальный, применяемый российскими правителями много раз, когда некие разбойники нападали на русских купцов. Это был последний военный поход, в котором Петр Первый непосредственно принимал участие. И первый случай, когда на стороне России выступили грузины и армяне. В сентябре Вахтанг VI c войском вступил в Карабах, там он вел боевые действия против восставших лезгин. После захвата Гянджи к грузинам присоединились армянские войска, возглавляемые католикосом Исаей. Петр Первый тогда обманул союзников, приказав отвести войска с Кавказа, а под Гянджой в ожидании Петра грузино-армянское войско простояло два месяца. 12 сентября 1723 года в Петербурге заключили мирный договор, по которому к России отошли Дербент, Баку, Решт, провинции Ширван, Гилян, Мазендеран и Астрабад.

В 1796 году персы попытались вернуть потерянные территории, но неудачно. После смерти Екатерины II и вступления на престол Павла I кавказская политика империи изменилась и в декабре 1796 года русские войска были выведены из Южного Кавказа. 12 сентября 1801 года Александр I подписал «Манифест об учреждении нового правления в Грузии», объявив об оккупации Картли-Кахетинского царства, нарушив Георгиевский трактат 1783 года. Через три года, 10 июня 1804 года персидский шах Фетх-Али объявил войну России. В ответ русская армия дважды осаждала город Эривань (Ереван), только после очередной русско-персидской войны 1826-1828 годов эта часть Персии была захвачена генералом Паскевичем и объявлена под названием «Русская Армения».

20 апреля 1909 года был придуман очередной повод: из С-Петербурга наместнику на Кавказе и командующему войсками Кавказского военного округа генерал-адъютанту графу Воронцову-Дашкову была направлена секретная директива за №1124, в которой говорилось: «Ввиду ожидавшегося в Тавризе (Тебризе) нападения на консульство и европейские учреждения и подданных со стороны революционеров и населения Тавриза, доведенного до отчаяния голодом…» Российская армия оккупировала северные территории Персии, а когда оккупанты объявили об изъятии оружия, в Тебризе и Реште вспыхнули беспорядки, которые привели к жертвам среди мирного населения. Таким образом российские войска защищали «доведенное до отчаяния население» до начала Первой мировой войны, а потом вплоть до 1916 года вели боевые действия на севере Персии, где столкнулись интересы союзников, России и Великобритании, с одной стороны, и Турции – с другой. В конце 1917 года в персидском порту Энзели с целью «советизации» российского корпуса в Персии высадился десант матросов-большевиков под командованием Федора Раскольникова. Отряд был окружен подразделениями Персидской казачьей дивизии и был вынужден вернуться в Россию. Российские войска были выведены из Персии в конце 1917 – начале 1918 годов.

Следующей русско-персидской войной историки называют оккупацию 1941 года, но прежде советской Россией была совершена попытка оккупации провинции (остан) Гилян. В апреле-мае 1920 года российская армия под командованием Федора Раскольникова и Серго Орджоникидзе «зачистила» от британцев север Персии, а 5 июня, после переговоров с советскими представителями, была провозглашена Гилянская Советская республика. Были сформированы Реввоенсовет республики, правительство и армия. Главнокомандующим создаваемой армии Персидской Советской Республики назначен генерал армии Азербайджанской Демократической республики Василий Каргалетели. В августе 1920 года армия республики предприняла наступление на соседнюю провинцию Зенджан с перспективой на Тегеран, но была отброшена иранскими войсками.

Гилянская Советская республика просуществовала всего чуть больше года – с 5 июня 1920 по 2 ноября 1921 годов. 8 мая ее армия получила название Персидской Красной армии, 5 июня сама республика была переименована в Персидскую Советскую Социалистическую Республику. В июне же была предпринята повторная попытка овладеть Тегераном, но вновь неудачно. 8 сентября 1921 года с территории Персии были выведены советские войска и через три недели игры в социализм закончились, в ноябре Гилянская республика исчезла.

Очередная оккупация началась 25 августа 1941 года. СССР попытался обезопасить южный коридор для поставки оружия по программе ленд-лиз, без которой Сталину вряд ли бы удалось победить в Великой Отечественной войне. Советские войска оккупировали север Ирана, британские – южные провинции. В 1946 году СССР попытался сохранить свои войска, но США отказались поддержать эту идею: к тому времени Иран отказался передать Кремлю в разработку нефтяные месторождения, не удалось удержать и просоветских сепаратистов из иранского Азербайджана.

Современная Россия не может похвастать особыми отношениями с Ираном. Персия была одним из самых важных торговых партнеров дореволюционной России: на нее приходилось в 1913 году 3,8% российского экспорта и 3,3% импорта. В новейшей истории самым существенным проектом было строительство в 1995-2011 годах АЭС Бушер. Конечно, Кремлю хотелось бы играть большую роль в отношениях с Ираном, хотя бы потому, что у Тегерана и Москвы один неприятель – США: для одних это – идеологический враг, для других – экономический. Иранцы всегда были прагматиками, даже в условиях экономической блокады после исламской революции, они и лучшие торговцы в этой части мира, поэтому Иран скорее выберет экономическую выгоду, чем дружбу со страной, которая много раз предавала.

На днях президент Ирана Хасан Роухани заявил, что «между Тегераном и Москвой сложились хорошие отношения, однако это не означает автоматического согласия Ирана с любым шагом России». Кремль почему-то наивно полагал, что Тегеран поддержит убийства сирийцев, оказалось совсем наоборот. Иран вновь выходит на мировую арену – не только как экономический партнер, но и политический, особенно после недавних выборов в парламент и Совет экспертов, на которых победили реформаторы. С реформаторами у России всегда плохие отношения.

Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.