22 мая 2017, понедельник

Коллективный Путин и поклонение империи

комментировать
Украина выбрала свободу и достоинство. Кремль и те, кто поверил его «телефашизму», выбрали имперское сознание

«Война в Донбассе — это гражданская война внутри Украины», «Российско-украинское противостояние — это неприятное, но локальное явление, не имеющее большого влияния на внутриевропейскую жизнь», «Россия — важнейший партнер Европы; да, мы, Европа, не одобряем действия Кремля по аннексии Крыма и войне в Донбассе, но за всю свою историю мы слишком много воевали с Россией, чтобы сейчас обострять это противостояние». Эти и им подобные суждения постоянно звучат в самых разных местах Западной Европы — даже там, где нет российского государственного пропагандистского телеканала «Russia Today». Возможно, это естественная подсознательная защитная реакция организма — когда сильные и счастливые стараются не замечать страданий тех, кто борется за свое будущее, за свою свободу и независимость.

Европе (Европейскому Союзу) проще найти общий язык с Россией, с Кремлем, лично с Путиным и признать (пусть даже по факту, не проговаривая этого вслух), что Украина находится в зоне приоритетных российских стратегических интересов, и даже извлечь определенную выгоду из «раздела» Украины — совместно с Россией.

Путинские стратеги предполагали, что страны Европейского Союза, а потом и всё человечество, сначала молча смирятся с аннексией Крыма, а потом и с отколом от остальной Украины «Новороссии», состоящей, по версии Путина, из восьми областей украинского Юга и Востока.

Однако в европейской истории подобные ситуации уже имели место быть.

Российско-украинская «гибридная» война сожгла все мосты в прошлую жизнь и в прошлое мироустройство

Правда, если ты жертвуешь принципами и ценностями в угоду сиюминутным интересам, никто не даст гарантии, что следующим объектом компромисса не станут другие страны Европы — сначала какие-то далекие и малопонятные — бывшие республики Советского Союза (Литва, Латвия, Эстония), а потом и ты сам — такой весь «толерантный» и «неагрессивный». Сразу после Мюнхенского соглашения, по которому гитлеровской Германии передавалась Судетская область Чехословакии, Уинстон Черчилль так описал позицию своей страны (3 ноября 1938 года): «Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну» («England has been offered a choice between war and shame. She has chosen shame, and will get war»).

Поэтому сейчас европейские санкции против России — это вовсе не евромазохизм и не «танец под американскую дудку», как вещает российская пропаганда. Это инстинкт самосохранения: европейская готовность терпеть в малом и нести малые финансовые убытки снижает риск глобальной катастрофы и глобального хаоса, который может похоронить под своими обломками и саму Европу.

Не исключено, что историки будущего точкой старта Третьей Мировой войны назовут аннексию Россией Крыма или кремлевскую «гибридную» интервенцию на Востоке Украины. То, что сейчас творится на Донбассе, шире — в украинско-российских отношениях, — это не обычный конфликт за территории или ресурсы. Это не просто «гибридная» война между Россией и Украиной — двумя старыми соседями, порядком надоевшими друг другу за столетия совместного проживания. Это не этнический или конфессиональный конфликт — с обеих сторон есть и этнические украинцы, и этнические россияне.

Это этическая война — война между разными этносами, между различными ценностями, между противоположными представлениями о Добре и Зле.

Украина выбрала Свободу и Достоинство. Россия, точнее, Кремль и все те, кто поверил кремлевскому «телефашизму», выбрали Империю. И поклонились ее Железному Тельцу.

Империю — в самом отвратительном варианте, в котором совместилось не лучшее, что бывало в России за столетия истории (универсализм, поликультурность, просвещение, модернизационный потенциал), а худшее (насилие, тирания, феодально-холопская «вертикаль» — вместо гражданского общества, патернализм, отсутствие института частной собственности, авторитарная власть, отсутствие политической и экономической конкуренции, немодернизационный тип развития, милитаризм, грезы о мировом доминировании). Выбрали «Русский Мир» — новую путинскую империю, восходящую к Золотой Орде, к опричнине Ивана Грозного, к восточным деспотиям, к советскому ГУЛАГу.

Сейчас в среде российских оппозиционных интеллектуалов появилась забавная интеллектуальная игра: кто найдет больше исторических аналогий между довоенной Германией и современной Россией, между Гитлером и Путиным. Во времена Советского Союза в Институте философии АН СССР шутили, что в 1942-м под Сталинградом столкнулись не просто две армии — советская и немецкая, не просто два тирана — Сталин и Гитлер, не просто две тоталитарные идеологии — советский коммунизм и гитлеровский нацизм, но две различные интерпретации Гегеля. Сейчас под Донецком столкнулись два образа будущего: на основе Свободы и на основе Несвободы.

После аннексии Крыма в марте 2014 года Россия окончательно отказалась от модернизационного пути развития — даже на словах. Идеалом стала сталинская мобилизация: весь мир — против России, Россия — «последняя крепость» «истинной веры». И если раньше, во времена Советского Союза, этой «истинной верой» считался коммунизм, то путинской России приходится придумывать «ценности» («духовные скрепы») на ходу. Поэтому всем образованным и внутренне свободным людям — так смешно, и одновременно — так грустно. Ведь кто бы мог подумать еще лет десять назад, что сторонников несвободы и «путинского консенсуса» в России наберется, по данным социологов, не менее 85%!

И в Украине, и в России последнее два года активно идет формирование новых политических наций — на основе диаметрально противоположных этических принципов.

Майдан для Украины имел крайне важное значение — прежде всего потому, что он восстанавливал попранное достоинство украинского общества, пусть даже травматическим, трагическим образом, открывал дорогу в будущее — к обществу на основе солидарности и братства.

В России эту функцию восстановления достоинства исполнил… Путин. Впрочем, достоинство тут принципиально иного характера: это не достоинство индивида и самоуважение общества, а «гордость за страну и ее армию», столь памятная нам по советским временам. Именно «коллективный Путин» заставил поверить россиян в то, что Россия «встает с колен», что Россию «все боятся», что «Америка напала на Россию в Донбассе», что аннексия Крыма — это «воссоединение русского народа» и т.д.

И даже после того, как в России начали сжигать сотнями тонн запрещенную иностранную еду, значительная часть российского общества воспринимает это не как гуманитарную катастрофу, не как безумие власти, а как торжество Российского государства — мол, мы их всех — и «пиндосов», и «гейропейцев» — сейчас на колени поставим и заставим себя уважать!

Если посмотреть на нынешнюю российско-украинскую войну на некотором отдалении — с высоты истории, то можно увидеть определенную закономерность, повторяющуюся раз в несколько веков.

Россия и Украина — это две внешне достаточно похожие страны, особенно для внешних наблюдателей, которым некогда вникать в славянские споры и особенности. Однако устроены они диаметрально противоположным образом и существуют по взаимоисключающим законам социально-политической организации: одна — на основе моноцентризма и авторитаризма власти, другая — на основе властной полиархии. Раз в несколько веков меняется страна-доминант: сначала доминировало Великое княжество Литовское, в состав которого входили Украина и Беларусь, потом — Великое княжество Московское, превратившееся при Иване Грозном в Московское царство. До определенного момента «региональным лидером» считалась Речь Посполита, но в конце XVIII века ее разделили — по обоюдному согласию — Россия, Австрия и Пруссия. Российская империя с центром в Санкт-Петербурге и Советский Союз с центром в Москве несколько столетий определяли модель развития не только России, но также Украины, Беларуси и всех остальных восточноевропейских стран и народов.

Российско-украинская «гибридная» война, грозящая миру началом Третьей Мировой и уничтожением человечества в атомном пожаре, сожгла все мосты в прошлую жизнь и в прошлое мироустройство. Война поменяет всё: ни Украина, ни Россия в довоенном формате и конфигурации уже не сохранятся. Именно победитель определит формат будущего устройства постсоветского мира и всей Восточной Европы.

События, происходящие в последние два года в Украине, свидетельствуют о том, что центр развития этого региона может переместиться из Москвы в Киев. Однако для этого необходимы не только сверхусилия и высочайшее самопожертвование со стороны украинского народа, но и помощь всего цивилизованного человечества.

Человечества, выбирающего Свободу.

Человечества, не желающего поклоняться Железному Тельцу Империи.

«Новое время» публикует предисловие к книге The Quest for a Free Ukraine украинской артистки и журналистки Олены Чекан, написанное Андреем Окарой

Оригинал на сайте «Слова и Смыслы»

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.