22 июля 2017, суббота

Будет ли русский Майдан

комментировать
В год столетия двух русских революций маршами против коррупции и лично премьера Дмитрия Медведева — “Димонстрациями” — в десятки городов России вернулась политика. Надолго ли?

Люди вышли на улицы, несмотря на то, что телевизор три года изо дня в день убеждает россиян, что проблемы есть в Украине, Сирии, США, “разваливающейся” Европе — где угодно, только не в самой РФ. Никогда еще не удавалось провести протестные акции почти в сотне городов одновременно по всей стране — от Москвы до Владивостока. Никто не ожидал, что в них суммарно примут участие десятки тысяч человек. А количество задержанных в Москве, похоже, побило рекорды самых массовых “болотных” митингов пятилетней давности.

Но означает ли это, что в России назревает что‑то вроде революции?

Некоторые черты революционной ситуации в РФ действительно есть. Только главный революционер — не Навальный, а Путин. Именно он, начиная с крымской авантюры в марте 2014 года, последовательно разрушает основы собственного режима. До этого момента главным словом власти была стабильность: народ живет спокойно, не интересуется политикой, а мы воруем, как можем, и немножко с ним делимся.

После начала войны с Украиной (к слову, санкции Запада против России оказались для Кремля не меньшей неожиданностью, чем для остального мира аннексия Крыма) российская власть больше не заикается о стабильности. Единственным способом управления государством стала “война” — холодная, горячая, гибридная. Любая. Государство больше не обещает людям сделать их жизнь лучше. Оно говорит, что защищает народ от мнимых врагов, которых назначает сама. У “спасителя” о курсе рубля и обнищании не спрашивают.

Нынешняя российская власть до конца своего исторического времени обречена заниматься самосохранением, а не страной

В результате из корпоративистского государства “друзей Путина” Россия за последние три года превратилась в полноценную персоналистскую милитаризованную диктатуру. Все институты государства подменены одним человеком, который приравнен к самому факту существования страны. Нынешнему спикеру Госдумы РФ Вячеславу Володину принадлежит самое точное определение нового политического режима: “Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России”. Таким образом естественный для любого нормального государства вопрос о сменяемости власти приравнен к вопросу о гибели страны. Ты против Путина? Значит, желаешь смерти России.

Марши Навального показали уязвимость такой конструкции. С одной стороны, в России никуда не делся протестный потенциал: люди не испугались выйти на улицы в том числе там, где власти не согласовали уличные акции. Кстати, в некоторых местах согласовали: то есть либо Кремль не приказал всем запрещать, либо кто‑то посмел его ослушаться. С другой стороны, российской власти ничего не мешает поступить с Навальным так, как она поступила с Борисом Немцовым. А никакой внятной общенациональной темы протеста, какой в Украине был протест против внезапного отказа от ассоциации с ЕС, в России пока нет. При этом нынешний политический расклад в стране не оставляет шансов на естественную смену власти и курса посредством выборов.

Нет смысла и апеллировать к этой власти. Глупо требовать от Путина отставки Медведева — премьер все равно ничего в стране не решает, и он точно не единственный коррупционер. Глупо требовать от Путина реальной борьбы с коррупцией. Потому что коррупция давно стала форматом отношений государства и общества на всех уровнях. Размер бытовых взяток в стране — за поступление в вуз, откос от армии, гаишникам, врачам — вполне сопоставим с масштабами взяток чиновникам или силовикам за бизнес. В этом смысле коррумпирована вся страна, а не только власть. И поменять эту ситуацию человек, правящий страной 17 лет, уже не может по определению. Лояльность элит в таких системах покупается либо возможностью бесконтрольно воровать, либо репрессиями. Но репрессии элиту лучше не делают: она от страха старается наворовать еще больше и по возможности “отскочить”.

Россия находится в экономическом тупике, который пытается компенсировать продажей миру угрозы своего военного потенциала, вмешательства в дела других государств и способности “выбрать любого президента”. Кроме того, Россия в последние годы предельно наглядно показала, что не боится нарушать международные правила. При этом в стране пока нет массового голода и таких военных потерь, которые сопровождали сначала Февральскую, а потом и Октябрьскую революции 1917 года.

Пока можно уверенно говорить о том, что нынешняя российская власть до конца своего исторического времени обречена заниматься самосохранением, а не страной. Но это не значит, что марши Навального приближают “русский Майдан”.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 31 марта 2017 года. Републикация полной версии текста запрещена

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.