24 марта 2017, пятница

Наш Майдан. Что изменилось за два года

комментировать
Спустя два года после Майдана власть так и не поняла, что ее партнер — народ, а не олигархи

Второй год со дня начала революции достоинства на Майдане прошел в надеждах, но заканчивается тревожно. За это время мы не получили ни исторических прорывов, ни выдающихся лидеров, ни решений, вызывающих восхищение. Если коротко: мы продержались. Да, были и позитивные события. Но при этом слишком часто приходилось сталкиваться с явлениями, которых все опасались. А так хотелось думать, что стало иначе.

Я не буду вдаваться в подробности и приводить фамилии фигурантов громких коррупционных скандалов. В конце концов, все это детали большой мозаики, освещаемой президентом и премьером.

Главная ошибка, совершенная Петром Порошенко и Арсением Яценюком,— стратегически неправильный выбор партнера. Получив власть, они разбились на лагеря и вступили в уже привычную позиционную борьбу, опираясь главным образом на олигархов. В этой игре оказались и бывшие регионалы, и новоиспеченные псевдопатриоты, и тысячная армия подконтрольных им чиновников.

Так, пресловутая деолигархизация все чаще напоминает внутриклановые игрища, во время которых кого‑то ненадолго отстраняют, кого‑то пугают уголовными делами, а с кем‑то договариваются под страхом отобрать все. За год войны с олигархами не было обнародовано ни одного производства против кого‑либо из первой лиги. Ни одного.

Волю власти сковывает не кризис или война, а трусость и нежелание выйти за пределы зоны комфорта

Люди Рината Ахметова — по‑прежнему желанные гости в Кабинете министров, а СБУ без объяснений закрыла дело о плане ДТЭК Крепость, который предполагал организацию массовых беспорядков и открытую атаку на главу государства. Игорь Коломойский продолжает вести политический диалог с Администрацией президента, а Геннадия Корбана, арестованного под звук фанфар, прокуратура позорно не смогла удержать больше чем на 72 часа. Дмитрий Фирташ все еще планирует вернуться в страну, а его соратники продолжают сидеть в парламенте. Дело о трансформаторах Константина Григоришина положили под сукно — снова‑таки без объяснений.

Но если вы думаете, что об этом не говорят в кабинетах первых лиц, то ошибаетесь.

И всему там находятся причины. Они в разной степени смешные или неуклюжие. Но они есть. И главные звучат банально: в стране война, кризис, не можем же мы воевать против всех, нужно лавировать.

Впрочем, волю власти сковывает не кризис или война, а трусость и нежелание выйти за пределы зоны комфорта. Вместо того чтобы опереться на поддержку избирателей и открыть тотальный фронт против клановости и договорняков, команды президента и премьера предпочли иметь в партнерах олигархические финансово-промышленные группы, для которых единственный шанс выжить — это сохранить коррупцию. Из народа же решили сделать зрителя, которого, как им кажется, можно обмануть, придумывая все новые и новые оправдания.

Год назад люди ждали от первых лиц лидерства и прорыва, но сегодня власть все чаще напоминает загнанного зверя, одолеваемого внутренними страхами перед кровавыми бунтами и подгоняемого гражданскими активистами вкупе с иностранными инвесторами.

Что удивительно: в высоких кабинетах до сих пор уверены в том, что спокойствие в стране — результат их работы. В действительности пора признать: условная стабильность в государстве — это не следствие успешно проведенных реформ, а заслуга общества, проявляющего чудеса терпения и осознанности. Но если год назад общество снисходительно соглашалось, что “эти лучше предыдущих”, то сегодня люди хотят видеть конкретные результаты. Время сравнений прошло.

Главное, чего мы не получили за этот год,— справедливость. И речь не только о судах и прокуратуре, дело в разнице между тем, что люди спрашивают с власти и что получают в ответ. Кивая на войну, власть требует понимания, не делая даже видимых попыток выйти из привычных схем и договоренностей.

Реформа прокуратуры все еще буксует. Судебная реформа даже не вступила в фазу реализации. Подковерные игры и передел энергорынка стали главным аргументом для популистов, уничтоживших всякую возможность донести до общества необходимость повышения тарифов. Единственное светлое пятно — реформа полиции, но и она ежедневно сталкивается с необходимостью выгрызать бюджет на зарплату.

Год назад я считал и до сих пор в этом уверен, что самым большим достижением на Майдане было зарождение страха государства перед обществом, а не наоборот, как это принято в таких странах, как Беларусь, Россия, Казахстан, где страх перед репрессивным аппаратом — основа стабильности. Результатом же второго года после Майдана стал огромный прорыв гражданского общества. Ни одна реформа, ни один закон не сравнятся с тем подвигом, который ежедневно совершают тысячи активистов во всех регионах. Медленно, но уверенно и без истерик в стране вырастают новые лидеры.

Колонка опубликована в журнале Новое время за 20 ноября 2015 года. Републикация полной версии текста запрещена

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.