4 декабря 2016, воскресенье

Мир иной

комментировать
При желании на местном базаре можно найти все для приготовления борща или голубцов. Такой себе набор для “каникул у бабушки”, в который неожиданно попали кактусы и маракуйя

При желании на местном базаре можно найти все для приготовления борща или голубцов. Такой себе набор для “каникул у бабушки”, в который неожиданно попали кактусы и маракуйя

Современный эмигрантский Израиль напоминает СССР, но не такой, каким он был в действительности, а идеальный — без очередей за колбасой и с несвойственной Cтране Cоветов заботой о человеке

Хотите малосольных огурчиков? У меня есть. Домашние, — вкрадчиво, с характерным акцентом, обращается ко мне пожилая продавщица на базаре в израильской Нетании.

— Нет, мы еще не успели по ним соскучиться, — острю я и вижу в ее глазах разочарование.

— Аааа, так вы туристы…

Это только на первый взгляд русскоговорящий в Израиле похож на местного. Со временем начинаешь отличать “понаехавших” по неумению торговаться на базаре, ажиотажу вокруг косметики Мертвого моря и перебиранию продуктов в супермаркете с возгласами: “Смотри, у нас тоже такое…”

При желании на местном базаре можно найти все для приготовления борща, голубцов или знаменитых одесских баклажанчиков. Такой себе набор для “каникул у бабушки”, в который неожиданно попали кактусы, маракуйя и еще с десяток малоизвестных для нас даров природы.

В Иерусалиме приходится выбирать: увидеть все достопримечательности на бегу или спокойно, вдыхая “вечный” воздух, раствориться во времени и пространстве

Каникулы у бабушки — одна из часто возникающих ассоциаций в Нетании. Знакомые типажи людей, вывески на русском языке. На первый взгляд этот город очень похож на законсервированное детское воспоминание. Ощущение чего‑то родного возникает даже при разглядывании собак, с которыми прогуливаются местные жители. Это сплошь породы из моего детства — пинчеры, лохматые болонки и пудели.

Многое здесь может показаться ностальгическим совком, но — идеалистичным, никогда не существовавшим в реальности. Благополучные инженеры пенсионного возраста и их спутницы в шляпах, шахматные партии в парке и чтение газет на скамейках. И все это без очередей за колбасой, а наоборот — с несвойственной Стране Советов невероятной заботой о человеке. Например, неходячих стариков тут заботливо толкают в колясках соцработники. А на пляж, который находится заметно ниже уровня главной улицы, не надо брести по солнцепеку, а можно комфортно съехать на лифте.

Однако далеко не все — картинка из детства. Часто встречаются молодые люди, в том числе девушки, с автоматами наперевес. С оружием, разноцветными рюкзачками и улыбками на лицах они разъезжаются на побывку домой. От напоминания о военной угрозе никуда не деться.

По мере пребывания здесь замечаешь и все больше отличий в типажах людей. Внушительная часть населения — чернокожие иудеи из Эфиопии, Судана и прочих aфриканских стран. Отношение к ним в Израиле разное. Говорят, мол, работать африканцы не любят, образования не имеют, государство им, как самым бедным, все дает даром. И это на фоне того, что образованных эмигрантов из бывшего СССР льготами не балуют. Однако работы, на которых заняты эфиопы, особо престижными тоже не назовешь: стройка, уборка отелей или пляжей.

Независимо от цвета кожи, места рождения и сферы деятельности с обеда пятницы и до позднего вечера субботы жители Израиля массово вступают в Шаббат. За работу в Шаббат полагается полуторный или даже двойной тариф. Но материальный стимул здесь решает вопрос не для всех, и поэтому даже рестораны в Шаббат за редким исключением не работают.

Шаббат влияет даже на расписание транспорта: фактически он парализован. По маршрутам ходят лишь некие “дежурные” автобусы, хотя ни один из них мне так и не удалось увидеть.

К слову, о транспорте. Из Нетании по идеальным дорогам всего 50 минут до Тель-Авива и 2 часа до Иерусалима. В Иерусалиме приходится выбирать: увидеть все достопримечательности на бегу или спокойно, вдыхая “вечный” воздух, раствориться во времени и пространстве. У Стены Плача будьте готовы: для мужских желаний, записки с которыми вкладывают в стену, тут больше места, чем для женских. Но как заверил меня один из местных жителей, “Иерусалим — настолько древнее и святое место для всех религий, что тут неважно где, что и кто загадывает — все равно желание обязательно сбудется”.

Покидая страну, жалею, что не попробовала местных соленых огурчиков. Буду скучать по собакам моего детства, морю и земле, на которой желание можно загадывать где угодно, а с Богом, похоже, налажен прямой контакт. Хотя, наверное, не стоит идеализировать: помните старый еврейский анекдот про то, что не надо путать туризм с эмиграцией?

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.