29 мая 2017, понедельник

Смогут ли украинцы провести реформы

комментировать
Коалиция может оказаться слишком широкой, а для проведения реформ политикам нужно единство взглядов

Команда, в составе которой я пришел к власти в 1998 году, входила в широкую коалицию, состоящую из девяти партий. Отчасти поэтому в первую каденцию не удалось провести все необходимые, но непопулярные реформы. В результате многие изменения были разработаны и приняты лишь спустя пять лет — в 2003 году, когда сформировалась прочная коалиция из пяти партий со схожими взглядами. Благодаря единству мы провели фискальную дерегуляцию, пенсионную и налоговую реформы.

Вспоминая наш опыт, я опасаюсь, что нынешняя украинская коалиция может оказаться слишком широкой. Это, разумеется, лишь ощущение, но реформы всегда будут непопулярны, а человеческая природа такова, что мы боимся перемен. Поэтому главное для радикальных изменений — не технические возможности, а политическая воля. Наш премьер Микулаш Дзуринда обладал ею в полной мере: готов был идти на радикальные шаги, мотивируя членов коалиции действовать сообща.

Украине сейчас как никогда нужна политическая воля. Перед правительством стоит ключевая задача: спасти страну. Необходимо стабилизировать экономическую ситуацию, в первую очередь макроэкономические показатели и финансовую систему.

Государству пора сократить дефицит бюджета, достигший 54 млрд грн. Я понимаю, что проблемы достались в наследство от предыдущей власти, но так или иначе с ними придется справляться. Помощи МВФ или международных организаций будет недостаточно, поэтому необходимо найти и устранить источник дефицита.

Медлить нельзя: страна и так находится на грани экономического краха. Половинчатые меры в этом случае не подойдут

Задача № 1 для правительства — урезать социальные выплаты. В частности, энергетические субсидии, которые составляют 10 % ВВП,— это огромная сумма. От них стоит избавиться, компенсировав потери беднейшим слоям населения.

В свое время Словакия также сократила социальные выплаты, разделив их на две части: меньшая сумма выплачивалась малоимущим вне зависимости от обстоятельств, а большую получали те, кто активно искал работу и пытался улучшить свое положение. Это мотивировало людей.

Кроме того, в Украине немало занятых на госслужбе, что означает наличие множества зачастую совершенно бесполезных агентств, институтов и комитетов. Более того — тянущих деньги из бюджета и приносящих вред. У нас была похожая ситуация, поэтому в первый год работы министром финансов я сократил аппарат министерства на 30 %.

После того как будут устранены источники дефицита, Украина получит возможность привлекать инвесторов, рынок станет более открытым, появятся новые предложения: в агробизнесе, в финансовой сфере и так далее. При этом правительству нужно быть осторожным и не совершить весьма опасную ошибку: создание преференций. Нельзя принимать решение из разряда “мы хотим привлечь инвесторов в аграрный сектор” и бросать на это все свои силы. Ни в коем случае. Все должно происходить естественно.

В Словакии никто не делал ставку на рынок автомобилей, мы не заявляли: “Хотим быть крупнейшим производителем в мире”. Volkswagen и Hyundai сами увидели, что развивать автомобилестроение в Словакии выгодно, и приняли решение прийти на наш рынок. Так и Украина должна создать равные возможности для всех и позволить инвесторам выбирать, во что вкладывать средства.

Конечно, времени на реформы осталось не так много, но должен сказать, что я понимаю, почему до сих пор не удалось провести радикальные изменения. До выборов в Верховную раду правительство не было стопроцентно легитимным, а парламент оставался парламентом прошлой власти. Теперь же у власти есть карт-бланш: коалиция представляет волю почти абсолютного большинства населения. Осталось показать, что этих политиков выбрали не зря.

При этом медлить нельзя: страна и так находится на грани экономического краха. Половинчатые меры в этом случае не подойдут. Более того, частичные реформы зачастую хуже, чем полное отсутствие реформ.

И последнее: любому правительству рано или поздно придется уйти из власти. Поэтому сейчас имеет значение только то, что чиновники и политики могут сделать для будущего страны, несмотря на возможные политические риски. К тому же реформы необязательно означают политическое самоубийство: наше правительство было популярно, хоть ему и приходилось предпринимать радикальные действия. Да, люди боятся перемен и не всегда готовы понять, что это для их же блага. Но реформы проводятся не ради завоевания популярности, а ради экономического роста. Как говорил Джеймс Фримен Кларк: “Политик думает о следующих выборах, государственный муж — о следующем поколении”. Украина как никогда нуждается именно в государственных мужах.

Материал подготовлен при содействии VoxUkraine

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.