6 декабря 2016, вторник

Через войну против всех – к независимости. Опыт Израиля

комментировать
Как еврейский народ сумел выжить в окружении гораздо более могущественных противников и построить успешное государство

В 1912 Давид Бен-Гурион переехал в Стамбул, столицу Османской империи, чтобы изучать право в Стамбульском университете. Израильские земли столетиями находились под контролем османов, и единственным способом для евреев расширять свои города и деревни – дом за домом, семья за семьей, было признать себя верными подданными Османской империи.

Два года спустя, когда началась Первая мировая война, Бен-Гурион завербовал 40 евреев в ополчение, чтобы вместе служить империи. В той ситуации это было единственным разумным решением: Османская империя существовала долгое время, а уменьшение ее военной мощи компенсировалось ростом дипломатической поддержки – к 1912 ее поддерживали и Британская империя, и Германская, что было двойной гарантией выживания государства османов. Именно поэтому Бен-Гурион изучал турецкий язык и право, уверенный, что через десять или двадцать лет он постигнет все политические особенности Османской империи, что позволит ему получить ранг и старшинство, достойные этнического лидера тысяч евреев, приезжавших в Стамбул ежегодно.

Но тяжкие усилия Бен-Гуриона пропали даром. Вместо того, чтобы благополучно просуществовать еще несколько столетий, Османская империя пошла прахом за каких-то шесть лет.

В замешательстве, охватившем мир после Первой мировой войны и последовавшего затем периода нестабильности, изменилось многое – но не стремление евреев вернуться на родину своих предков и продолжить расширять свои города и деревни – семья за семьей, дом за домом. Поскольку от Османской империи остались одни воспоминания, с 29 сентября 1923 года земля официально перешла под власть Британской империи.

Те же чиновники, которые не хотели выдавать визы евреям, бежавшим от нацистов, отказывали в военной помощи Израилю

Строить отношения с османами было непросто – и не только потому, что те настороженно относились к еврейской иммиграции. Даже язык, который Бен-Гурион был вынужден учить, был не простым уличным диалектом турецкого; лидеру евреев пришлось овладевать сложной комбинацией персидского, арабского и турецкого, которую представлял собой официальный язык империи. Но работать с британцами оказалось еще сложнее.

Формально Британия не являлась метрополией; британское правительство управляло территорией, которая считалась подмандатной Лиге Наций. Еврейским лидерам пришлось работать с Министерством иностранных дел, чье интриганство превышала только их неприязнь к евреям, и в то же время – защищаться от других членов Лиги Наций.

Французы получили мандат над соседней Сирией, от которой они вскоре отхватили территорию, в наше время известную как Ливан, но в то же время они требовали и особых прав в Иерусалиме; сказать, что они симпатизировали еврейским поселенцам, нельзя.  Итальянцы вели себя гораздо приличней, но только до 1926 года, когда Муссолини положил конец ссоре между королем и Папой, и итальянские чиновники начали служить Ватикану, чьи прелаты восприняли возвращение евреев как угрозу – словно это возвращение угрожало легитимности самой их церкви (отчасти, так оно и было). Начало союзу арабов с францисканцами, представлявшими интересы Ватикана, было положено уже тогда, и это создало новые проблемы, с которыми пришлось бороться еврейским лидерам. 

Чтобы получить возможность строить еврейские города и деревни, семья за семьей, дом за домом, лидеры евреев, которые и сами были еще молоды, должны были научиться переигрывать опытных британских чиновников, европейских дипломатов и неутомимых священнослужителей. С учетом этого план Бен-Гуриона, согласно которому он рассчитывал за двадцать лет понять все сложности Османской империи, был еще весьма оптимистичным по сравнению с британским мандатом. Но как только он и его коллеги наконец научились избегать расставленных ловушек, 15 мая 1948 прахом пошла и Британская империя.

К тому моменту новосозданное государство Израиль оказалось втянуто в войну с Арабским легионом, которым руководили британские офицеры. И, несмотря на то, что американский президент Гарри Трумэн немедленно признал Израиль, государство находилось почти в состоянии войны с Госдепартаментом США, отказывающем в поставке оборудования и вооружения израильским солдатам, которым приходилось сражаться на пяти фронтах одновременно.

В то время у США было огромное количество ненужных им бронетранспортеров, артиллерии, огнестрельного оружия и военных самолетов. Но чиновники, которые делали все, лишь бы не выдавать визы евреям, бежавшим от нацистов, были так же настойчивы и в том, чтобы отказать в военной помощи Израилю, оправдывая это лживой теорией, мол, поставки оружия приведут к дальнейшей эскалации конфликта, закрывая глаза на то, что арабская армия была гораздо лучше вооружена.

Более того, Госдепартамент использовал все влияние США, чтобы и другие страны отказались поставлять Израилю оружие. ЦРУ и британская разведка объединились ради перехвата поставок древних орудий из Мексики, потасканных винтовок из Италии и других подобных приобретений, сделанных отчаявшимся Израилем. В конце концов только то, что Сталин вел свою игру против Великобритании, позволило Израилю воспользоваться ситуацией, приобрести необходимое оружие у Чехословакии и выиграть войну.

Американская политика в отношении Израиля не изменилась даже после того, как в 1949-м бои прекратились – в 1956-м Израилю запретили покупать канадские истребители F-86. Но к тому моменту Израиль нашел союзников во Франции, и теперь его лидерам вместо турецкого и английского пришлось учить французский. Кроме того, им пришлось разбираться в тонкостях внешней политики и обороны Франции, которые противоречили друг другу: французские дипломаты стремились задобрить арабов, выступая против Израиля, а французские солдаты хотели разбить арабов, заключив союз с Израилем.

Поскольку Израиль зависел от поставок французских истребителей и прочего оружия, Бен-Гурион и его младшие соратники, в частности, Шимон Перес, делали все, чтобы разобраться во французской политике, продолжая работать над расширением израильских деревень и городов, семья за семьей, дом за домом.

Уверенность в союзе с Францией не была абсолютной вплоть до 1967 года, когда благодаря французским бомбардировщикам «Мираж» Израиль победил в Шестидневной войне. Но в мае 1967 Шарль де Голль ответил зловещей угрозой на просьбу о помощи, а во время своей знаменитой пресс-конференции одновременно похвалил и осудил евреев, назвав их «уверенными в себе людьми, элитой» и обвинив Израиль в том, что он начал войну по надуманному поводу. «Надуманным поводом» он назвал сбор египетской армии в Синайской долине. В этот момент широкий, надежный союз внезапно пошел прахом. 

Продолжение колонки Эдварда Люттвака будет опубликовано в разделе "Мнения". Следите за обновлениями.

Текст публикуется с разрешения автора.

Оригинал

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.