11 декабря 2016, воскресенье

Популисты захватили мир

комментировать
Как факты и пустословие схлестнулись в либерально-консервативной прессе

В момент своего триумфа в Айове кандидат в президенты США Тед Круз с удовольствием добавил, что его выбрали граждане США, а не пресса. Один из сторонников республиканца подчеркнул сказанное, подняв перед камерами плакат, призывающий зрителей «не доверять либеральным медиа».

Большинство претендентов от Республиканской партии любят делать выпады в сторону СМИ, но Круз активнее остальных. Во время третьих дебатов республиканцев в конце октября прошлого года он взял перерыв, обвиняя модераторов и всю прессу в попытке устроить среди кандидатов «бои в клетке», провоцируя их на обоюдные обвинения. Когда в декабре прошлого года в The Washington Post опубликовали карикатуру, указывающую на то, что Круз использует свою семью как «политический реквизит», республиканец ответил своей картинкой: на карикатуре была  изображена Хиллари Клинтон, кандидат в президенты от Демократической партии, прогуливающаяся с двумя собачками, подписанными как «The Washington Post» и «New York Times».

Неудивительно, что он был зол на оба упомянутых столпа истеблишмента восточного побережья. Ни Post, ни Times не жалуют Круза. К тому же, в прошлом месяце Times назвали Круза и Дональда Трампа «в равной степени нежелательными» кандидатами, указывая на непопулярность Круза в Сенате (он является младшим сенатором от Техаса), и закончили очерк словами: «Ради победы Круз скажет что угодно. Больше всего пугает, что он начнет воплощать это на практике».

Политики-популисты действуют на эмоциональном уровне

Может ли Круз выиграть? СМИ по-прежнему полагают, что старожилы и спонсоры Республиканской партии не выберут ни Трампа, ни Круза, сделав ставку на того, кто закончил гонку праймериз в Айове третьим – сенатора от Флориды Марко Рубио. «Обычно Республиканская партия выдвигает такого объединяющего кандидата как Марко Рубио. Законы гравитации еще никто не отменял. У него большие шансы», - написал комментатор Дэвид Брукс на следующий день после праймериз в Айове.

Либеральным медиа, наверняка, льстит тот факт, что их невзлюбили консерваторы – не только в США, но и по всему миру. Мятежные европейские популисты – Марин Ле Пен из французского Национального фронта, Герт Вилдер из нидерландской Партии свободы, Йимми Окессон (Jimmie Åkesson) из Шведских демократов, Маттео Сальвини из итальянской Лиги Севера и другие – все они яростно настроены против либералов и левых в журналистике, поэтому друзей в либеральных СМИ (да и во всей мейнстримовой прессе) у них немного. Тем не менее, большинство европейских популистов находятся на вершине соцопросов или около нее. Так что неприязнь со стороны медиа для них - благо, а не проклятие.

Хорошим примером является губернатор Огайо Джон Кейсич, участвующий в праймериз от Республиканской партии. Кейсича поддерживают New York Times, хвалят как человека, «способного на компромисс», однако подобные качества являются противоположностью идеальному популисту. Популистский лидер приемлет только один подход – тот, который нравится народу (что бы это ни подразумевало). А еще американские консерваторы считают, что любой человек, «верящий в способность государства улучшить жизнь людей», стремится к раздуванию государственного сектора, коррумпированного и неэффективного.

В Европе государство жалуют больше, чем в США. И Марин Ле Пен, которая говорит о «диктатуре рынков», зачастую своими речами больше напоминает американского демократа-социалиста Берни Сандерса, а не Трампа или Круза.

В целом считается, что медиа должны верить в светские, рациональные ценности: стиль управления государством, при котором богатые облагаются большими налогами, чем бедные, что обеспечивает различные механизмы социальной защиты; сдерживает излишнюю власть корпораций и стремится к компромиссу между разными регионами страны, даже если между ними существует вражда. С большей частью этих утверждений либерально-консервативные медиа обычно могут согласиться, хотя при этом они часто расходятся в мнениях относительно того, насколько щедрыми должны быть пособия и насколько строгим государство должно быть с корпорациями.

Широко растиражированный скандал между Трампом и ведущей телеканала Fox News Мегин Келли возник на почве желания журналиста проделать с Трампом то же, что ранее она проделывала с Рубио и Крузом, а именно указать на задокументированные ранее свидетельства поддержки иммиграции с его стороны и резкую смену позиции, когда это стало непопулярным. Келли, которую точно не назовешь человеком либеральных взглядов, и которая работает явно не на либеральном телеканале, по-прежнему использует такой подход к подаче новостей, в котором обязательно зафиксировать, записать и показать, что произошло на самом деле, и что было сказано на самом деле.

Светский, рациональный подход особенно вошел в обиход в Соединенных Штатах, которые – наряду с британцами – считаются его основным изобретателем. Прагматическая школа философии была американским достижением, что дало журналистике в первые декады прошлого столетия ориентир, требующий уважать факты, которые служат инструментом образования граждан. Как писал американский философ-прагматик Джон Дьюи в работе «Общество и его проблемы», факты являются не только способом информирования общественности, но и способом вовлечения ее в общественные дела.

Тем временем, политики-популисты действуют на эмоциональном уровне. В случае с Соединенными Штатами речь идет о религиозном уровне. Когда жена Круза Хейди десять лет назад впала в депрессию, они вместе с мужем боролись с помощью молитвы – событие из личной жизни, которое они решили вынести на публику.

В словах Трампа, тем временем, зачастую мало смысла, многие из его предложений смехотворны. Однако при этом он выливает смесь агрессии (в сторону элит и медиа) и привлекательной веры в то, что все беды можно побороть решительными и даже брутальными мерами, а также показывает представление, отточенное на его продолжительном телешоу «Кандидат» (The Apprentice), в котором он подает себя как доминирующего, решительного человека. Он опустил политику до статуса ТВ-шоу, и любителям реалити-шоу из числа сторонников Республиканской партии оно нравится.

В интервью ВВС бывший председатель республиканцев в штате Айова Мэтт Строн признал, что «политического истеблишмента осталось не так уж много. Они потеряли контроль над дебатами, а финансовое и донорское сообщество уже не знает, за кого голосовать». Возможно, Строн преувеличил глубину распада традиционной республиканской элиты: они все еще могут быть достаточно сильными, чтобы кандидатом от республиканцев все-таки стал Рубио.

Тем не менее, даже большие доноры могут перейти к популистам. К примеру, семья Кох, американские промышленники и меценаты, которые обладают самым большим финансовым влиянием у правых, в прошлом отдавали предпочтение Крузу. Его недавняя победа на праймериз в Айове может вдохновить Кохов. При поддержке «народа» и миллиардов семьи Кох Круз может одержать победу, чего не скажешь о Кейсиче, которому The New York Times своей благосклонностью оказали «медвежью услугу».

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Джона Ллойда. Републикация полной версии текста запрещена.

Изначально опубликовано на Reuters

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.