9 декабря 2016, пятница

Что ждет Россию без Путина

комментировать
Чаще всего протесты в РФ вспыхивают после нескольких лет экономической нестабильности

Рекордно низкие цены на нефть, западные санкции, инфляция и демографический кризис. Когда начнется новая российская революция? В следующем году, ровно через 100 лет после первой - 1917-2017?

В ходе первой революции работники, крестьяне и солдаты – в небольших, но достаточных количествах – восстали против богатых аристократов из сверкающих золотом петербуржских дворцов. Постсоветский правящий класс, возглавляемый Владимиром Путиным, переместился в сверкающие дворцы московского Кремля и компенсировал свое небогатое происхождение путем перераспределения огромных богатств государства. До чего заманчивая цель для недовольного населения, подумаете вы.

Тем не менее, никаких признаков надвигающейся революции не наблюдается, даже серьезных демонстраций нет. У главного человека кремлевской системы по-прежнему заоблачные рейтинги популярности - 80-90% поддержки населения. Такие показатели у Путина уже два года, с тех пор, как Россия аннексировала украинский Крым.

В рассказе Владимира Набокова «Образчик разговора» (1945) полковник Белой гвардии в эмиграции и заклятый враг коммунистов, отнявших его родину, расхваливает Иосифа Сталина: «Великий русский народ проснулся, и моя страна — снова великая держава. Сегодня в каждом слове, долетающем из России, я чувствую мощь, чувствую величие старой матушки России!»

Руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников пишет, что нынешняя российская власть стремится «сакрализировать несвободу» - по условиям нового социального контракта, русский народ должен отказаться от своей свободы в обмен на Крым и чувство национальной гордости. Прилив гордости сопровождает соответствующие настроения: рост популярности Иосифа Сталина и значительное снижение популярности Соединенных Штатов и Европейского Союза. Большая часть русского народа едина с белым полковником-эмигрантом в его восхищении проявлениями грубой силы.

Внушение гордости на почве возрождающегося величия России - ключевая и, возможно, единственная карта, лежащая на столе Кремля. Ее нужно будет разыгрывать снова и снова. В своей недавней статье американский писатель Роберт Каплан пишет, что «внешняя политика Путина должна стать более находчивой и расчетливой… чем больше хаоса он создаст за границами России, тем уязвимее будет автократическая стабильность, которую он обеспечивает дома». Независимо от того, ненавидит ли российский президент Запад, для выживания ему необходимо действовать так, будто на самом деле ненавидит.

Путин – камень, вокруг которого выстроен режим. Он незаменим

Тем не менее, существует одна проблема. Захват Крыма компенсировал недовольство сложными экономическими временами, начавшимися еще до введения санкций. Это изменило суть социального контракта Владимира Путина с народом. Ранее этот контракт требовал, чтобы люди подчинялись государству и оставили его в распоряжение лидеров, которые благодаря этому обогащаются. В ответ на это власть обеспечивала постоянное увеличение покупательной способности граждан. Как пишет Колесников, «государственная идеология не предлагает основополагающей концепции на будущее; в ее основе - былая слава России. С этой точки зрения, она, очевидно, будет иметь лишь ограниченный срок службы». С ним согласен Каплан: «Путин не сможет защитить свой режим от последствий экономического коллапса».

На прошлой неделе один из наиболее выдающихся российских экономистов попытался объяснить, почему возрождение российского национализма/империализма имеет хрупкую природу (Каплан считает, что «нельзя исключать вероятности переворота, подобного тому, в результате которого в 1964 году был свергнут советский лидер Никита Хрущев»). Сегодня Михаил Дмитриев является профессором Университета штата Флориды, однако во время первого президентского срока Путина он занимал пост первого заместителя министра экономического развития и торговли России и был одним из тех либералов, которые верили в возможность реформ на заре правления нынешнего российского президента. Когда стало понятно, что Путин скатывается к авторитаризму, Дмитриев покинул свою должность.

Произнося свою речь в рамках ежегодной «Российской лекции» главного внешнеполитического аналитического центра Лондона Chatham House, Дмитриев говорил очень осторожно. Состояние российской экономики нельзя назвать абсолютной катастрофой. Центробанк справился с падением настолько, насколько это было возможно. Уровень безработицы низок, около 6% - намного ниже, чем во многих западноевропейских странах. В условиях значительного сокращения импорта некоторые товары были заменены российской продукцией. С падением цен на нефть стала очевидна зависимость России от них, и это стимулировало новый интерес к диверсификации экономики.

Тем не менее, страна остается в состоянии рецессии. По прогнозам, падение экономики в этом году составит 1,5%. В лучшем случае, страна вернется к небольшому росту через год: 0,9% в 2017-м, 1,2% в 2018-м. Если повезет, Россия вернется к докризисному уровню ВВП через 10 лет. Уровень занятости остается высоким только потому, что работодатели предпочли обрезать людям зарплаты, чем распускать их. Однако потребление упало очень сильно.

Неудивительно, что популярность политического класса снизилась. Уровень поддержки Дмитрия Медведева, премьер-министра РФ, упал существенно. Это же можно сказать и о большинстве губернаторов.

Но не о Владимире Путине. Как и многие автократы до него, Путин находится вне политических баталий, хотя и командует ими. Он – камень, вокруг которого выстроен режим, незаменимый человек. Если поддержка – даже любовь – российского народа к нему дрогнет, для нынешней структуры власти будет все потеряно.

Тогда мы – остальной мир – столкнемся с неизвестной территорией: Россия больше не будет держаться вокруг лидера, очевидного преемника Путина на горизонте не видно, а либералы по-прежнему остаются небольшой группой, которой, к тому же, общество не доверяет.

По иронии судьбы, надежда остается на протест. Дмитриев отмечает, что в России протесты чаще всего вспыхивают после нескольких лет экономической нестабильности: волна протестов 2011-го прокатилась через три года после резкого падения из-за мирового кризиса 2008-го. Протестное движение может поднять в лидеры людей из более сильной и агрессивной националистической группы или же тех, кто видит в смерти путинизма возможность нацелить большую и нуждающуюся в возрождении страну на новые отношения с Европой.

Именно под лозунгом «европейской судьбы» Михаил Горбачев пытался открыть Советский Союз в конце 1980-х годов. В 1990-е эту идею частично продолжил воплощать российский президент Борис Ельцин. В 2000-х Путин с ней поиграл, а потом окончательно забросил.

Если его ждет провал, у этой судьбы будет шанс на возрождение. Тем, кто стремится к ней, понадобятся мужество, сила и поддержка. Если же они потерпят неудачу, мы окажемся даже на более опасном пути, чем сейчас.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Джона Ллойда. Републикация полной версии текста запрещена.

Изначально опубликовано на Reuters

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.