5 декабря 2016, понедельник

Новый геноцид. Как не дать Бурунди стать второй Руандой

комментировать
Конституционный переворот в Бурунди грозит возобновлением массовых убийств и этнических чисток

Бурунди, октябрь 2000-го.

Я заканчиваю репортаж для Le Monde.

Я видел сожженные кофейные плантации.

Ограбленные деревни, в которых не осталось ни кусочка металла или бетона – деревни, откуда было вывезено абсолютно все.

Я сталкивался с отрядами Intagoheka («Недремлющих»), ополчения хуту, повинного в кошмарных актах насилия. Среди их «заслуг» похищения, тела, посаженные на кол и обезглавленные, брошенные высыхать на солнце у обочин, дети, которых запирали в классе за мгновение до того, как их собственный учитель подожжет его.

Я слышал и сам писал о случаях, когда тутси, другая сторона конфликта, вели себя не лучше: кое-какие армейские чины разрешили стрелять на поражение по мирному населению, жившему на холмах Кавуму, вроде принадлежавших хуту.

Если вкратце, то я писал об отмененном геноциде – но отмененном только после того, как 300 000 человек уже погибли.

В 2000 году я писал об отмененном геноциде – но отмененном только после того, как 300 000 человек уже погибли

Накануне отъезда я вспомнил, что в соседней Руанде радио использовалось для подачи сигнала о новых убийствах. И тогда мне и двум молодым местным интеллектуалам, Дэвиду Гакунзи и Инносенту Мухози, пришла идея основать политическую радиостанцию, которая будет препятствовать оценке ситуации в стране через призму этнической принадлежности.

Мы назвали нашу станцию Радио Ренессанс.

В течение пятнадцати лет наша радиостанция выпускала передачи, способствующие развитию гражданского общества, общества, способного оставить позади трагический язык расовой войны, которая длилась еще со времен бельгийской колонизации.

°°°°°°

Май 2015-го.

Казалось, что в стране царит мир.

Что силы, призывающие к диалогу, одолели тех, кто сеял ненависть.

Семью годами ранее я вернулся в Бужумбуру по приглашению Инносента Мухози – Радио Ренессанс становилось телеканалом, и глава радиостанции позвал меня на торжественное открытие. Бурунди, который я увидел тогда, был ранен, но пытался оправиться, был разрушен, но уже начинал отстраиваться, травмирован ужасным десятилетием, которое началось в 1993 году с убийством президента Мельхиора Ндадайе, но уже свободен от проклятия геноцида.

А затем случилась катастрофа.

Пьер Нкурунзиза, чей второй президентский срок подошел к концу, отказался покидать свой пост.

В Бужумбуре начались мирные демонстрации, которые должны были заставить президента проявить уважение к обретенной таким трудом Конституции, за которую огромное количество людей отдало свои жизни.

Президент приказал полиции открыть стрельбу по протестующим.

Его силовики вошли в больницу Бумерек и расстреляли раненых солдат прямо в постелях.

Его ополчение применило гранаты против торговцев томатами, обвиненных в поддержке офицеров-республиканцев, которых правительство называет заговорщиками, готовившими военный переворот, тогда как на деле они были представителями общественного движения за верховенство права.

Лидер оппозиционной партии Зеди Ферузи был расстрелян прямо перед своим домом и добит пулей в голову.

В ночь с 13 на 14 мая группа ополченцев подошла к нашей радиовышке, открыла стрельбу, вынесла все оборудование и заставила замолчать один из последних свободных голосов в стране.

°°°°°°°

Каждый из нас по-своему толкует предзнаменования приближающейся катастрофы.

Для меня таким предзнаменованием стало то, что произошло на станции.

И я рад сообщить, что мой друг Инносент Мухози был освобожден после длительного судебного заседания, на которое, к счастью, пришли представители французского и бельгийского посольств.

Но то, что режим решился закрыть радиостанцию, созданную французской общественной организацией, демонстрирует его безрассудство – и это серьезный повод для беспокойства.

То, что закрыто одно из немногих медиа, выступавших против этнизации общественных дебатов и за создание демократического общественного пространства – явный пример того, что Вальтер Беньямин назвал бы пожарной тревогой.

 Хочу добавить, что конституционный переворот бывшего президента Нкурунзизы, как и все перевороты, в первую очередь нацелен на перехват контроля над сферой вещания и распространения новостей. Ключевыми фигурами этого возобновления контроля над медиа стали Жером Нзокирантевье (глава государственной вещательной сети), Вилле Ньямитве (фанатик хуту и влиятельный советник по коммуникациям) и Эдуард Ндавимания (министр внутренних дел, который транслирует непрекращающийся поток угрожающих заявлений из Нгози).

Люди будут говорить то, что захотят.

Но победа медиа, транслирующих ненависть, заставляет мою кровь стыть в жилах.

Для любого, кто помнит поля смерти Кигали и Бутаре, сообщения о случившемся звучат, словно похоронный звон.

И именно поэтому я не буду просто ждать вмешательства международного сообщества, которое, увы, ничего не сделало в Руанде двадцать лет назад. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы Радио Ренессанс вернулось в эфир и продолжило свою борьбу за верховенство права. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.