7 декабря 2016, среда

Мэр Лондона – мусульманин. Что дальше?

комментировать
Хан держал твердую линию относительно того, что ислам совместим со светским правительством

Хан держал твердую линию относительно того, что ислам совместим со светским правительством

Пакистанец по происхождению Садик Хан стал мэром Лондона. Его победу можно оценить с нескольких точек зрения

Первая – продолжение потока жалоб, которые его оппонент-консерватор выливал на Хана на протяжении всей кампании. Встреча Хана в сентябре 2014-го с исламскими радикалами под эгидой пропалестинской организации Друзья Аль-Аксы. Его интервью иранскому телеканалу в 2009 году, в котором он назвал умеренных мусульман Британии «дядюшками Томами».

Были также и данные о контактах с неприятными персонажами. Один из них, Яссер аль-Сирри, является автором заявления о «достойной смерти» Усамы бин Ладена (помимо прочих перлов). Другой, Саджил Абу Ибрагим – боевик-джихадист, который, вероятно, тренировал других в лагере в Пакистане. И, наконец, Юсуф аль-Карадави – живущий в Катаре теолог и проповедник Аль-Джазиры, ассоциируемый с наиболее радикальным крылом Братьев-мусульман.

Второй способ оценки избрания Хана – прислушаться к тому, что он неоднократно повторял в ответ на обвинения в скрытом экстремизме. Он объяснил, что человек не всегда знает, с кем ему придется разделить сцену. Интервью в Иране было ошибкой. Мусульмане, обиженные сравнением со знаменитым рабом из романа «Хижина дядюшки Тома», могут принять его искренние извинения. Что касается аль-Карадави, то каждый человек имеет право на защиту в суде, и их отношения никогда не выходили за рамки отношений адвоката с клиентом.

Правда? Ложь? Является ли избрание первого мусульманского мэра европейской столицы если не мессой (Как Генрих IV сказал о Париже и переходе в католичество), то как минимум готовностью смириться с реальностью? Сложно сказать, но Хан на этом однозначно настаивает. Тот факт, что он так активно дистанцируется от того же исламистского движения, с которым в прошлом неоднократно «сталкивался локтями», в худшем случае является реверансом зла в адрес добродетели. В лучшем случае – это отделение человека, которым он является сейчас, от человека, которым он был прежде, нежелание больше мириться со своим сомнительным прошлым.

Мы наблюдаем не подчинение демократии исламу, а подчинение ислама демократии

Что можно сказать наверняка - и это третий способ оценки нашего вопроса - так это то, что Хан, сохраняя, возможно, опасные контакты, одновременно держал твердую линию относительно того, что ислам совместим со светским правительством.  Это является необходимым принципом для Европы. Более того, он никогда не колебался, что касалось критических вопросов юридического и практического равенства женщин или выражения тревоги по поводу растущего числа хиджабов на улицах Лондона - которые, как он отмечает, мешают людям говорить лицом к лицу.

Кроме того, позиция Хана в поддержку однополых браков принесла ему фетву за отступничество от грозного главного имама мечети Брэдфорд. Можно было бы сказать, что от лидера лейбористской партии с блестящим будущим в стране Черчилля нельзя было ожидать меньшего. Но нужно признать, что Хан не отступился от своей позиции по этому вопросу.

К тому же, Хан – один из лейбористов, занявших наиболее возвышенную позицию перед лицом волны антисемитизма, захлестнувшей партию. Бывший депутат от лейбористов стигматизировал «нос» британских евреев в соцсетях. Действующий депутат предложил перенести Израиль в США. Харизматичный Кен Ливингстон, первый выборный мэр Лондона и один из предшественников Хана, сравнил сионизм с нацизмом. А лидер партии Джереми Корбин в дебатах с премьер-министром Дэвидом Кэмероном отказался отречься от своих «друзей» в Хезболле и ХАМАС.

В последние недели лейбористы, казалось, соревновались в том, кто дальше зайдет по пути исламо-левачества, являющегося сильной тенденцией среди европейских левых в целом и британских лейбористов в частности.

Перед лицом этого британского социализма дураков Хан не побоялся решительно осудить эту тенденцию. Его позиция явно проявилась в том, что Хан настоял: первым его решением как мэра будет почтить 8 мая рядом с главным раввином Лондона и послом Израиля в Великобритании память 6 миллионов евреев, убитых нацистами.  

Я веду к тому, что, хотя мы и должны сохранять осторожность, избрание Хана можно и нужно рассматривать как явную победу просвещенного ислама над агрессивным, реакционным и нетолерантным. Предсказание Мишеля Уэльбека, сделанное в последнем его романе, Подчинение, что в 2022 году Франция выберет президента из членов Исламской партии, оказалось перевернуто. Мы наблюдаем не подчинение демократии исламу, а, напротив, подчинение ислама демократии. Эта демократия – британская демократия – должна гордиться тем, что не только допустила в свою страну ислам, но и помогла ему реформировать себя.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Project Syndicate. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше мнений здесь

Copyright: Project Syndicate, 2016.
www.project-syndicate.org

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.