21 февраля 2017, вторник

Невеселые старты: что удалось второму кабинету Яценюка за 100 дней

комментировать
Славу автора шоковой терапии в Польше Лешека Бальцеровича или архитектора грузинских реформ Кахи Бендукидзе Яценюку, похоже, в ближайшее время не видать

Ни за первый премьерский срок, ни за вторые сто дней постреволюционный Кабмин не стал органом власти, генерирующим и возглавляющим перемены. И если по итогам первых ста дней, еще летом 2014 года, премьера хвалили за то, что он “потушил пожар” на руинах системы власти после режима Януковича, то на финише “второй сотки” появились претензии.

Судя по всему, Кабинет министров по-прежнему не видит пути развития Украины дальше шага вперед и де-факто “идет по приборам”. В медиадискурсе жонглирование ссылками на “успешный опыт” Польши, Сингапура или Грузии уже порядком утомил и за ним все больше просматривается умение Яценюка заниматься тактикой, проваливая стратегию.

И война тут вовсе не причем. Само собой, затянувшийся военный конфликт в Донбассе не идет на пользу стране, но он давно не является оправданием для реформаторской пассивности новой власти. Более того, Конституция в редакции 2004 года вернула Кабмину полномочия ключевого центра власти в стране: премьер Яценюк гораздо увереннее сидит в своем кресле, нежели его попередник Николай Азаров или же любой из глав КМУ эпохи Леонида Кучмы. В случае нынешнего правительства речь идет о непонимании — либо же сознательном саботаже — эффективных изменений. Основной проблемой остается постсоветское мышление государственного менеджмента, который пока безуспешно пытаются разбавить западной ментальностью чиновников-экспатов.

Впереди правительству и украинцам предстоит пережить как минимум одну серьезную реформу — стремительный рост цен на коммунальные услуги. И если граждане озабочены вопросом, где взять средства на оплату квитанций, Кабмину нужно грамотно распорядиться полученными деньгами. Как минимум, наконец, провести давно обещанную реформу Нафтогаза и газового рынка. Примечательное доказательство бесструктурного мышления КМУ — цены на ЖКХ взвинтили, однако программ по энергосбережению и соответствующему просвещению граждан почти нет, утеплять хрущевки и термоизолировать теплотрассы пока никто не спешит. В результате многие граждане уже в небывало теплом начале марта отапливают улицу, правда, теперь значительно дороже.

Принцип “власть предержащие могут тихо воровать на своем уровне и не вмешиваться в дела других”  уже не действует

Тем не менее, некоторыми “мини-реформами” Кабмин все же занялся. Дан старт — хоть и с большими проволочками — новой налоговой и бюджетной политике, вяло — борьбе с коррупцией и открытию госреестров для прозрачности финансов.

В секторах правительство пока еще зачастую занимается борьбой с ветряными мельницами, латая старые дыры вместо создания новой системы. Аграрии вздохнули свободнее, когда отменили карантинный сертификат для перевозки зерновых по Украине, попутно отменив еще несколько бессмысленных документов. Для импортеров упростили оборот акцизных марок, а также убрали один из сотен генераторов локальной коррупции — письмо Минэкологии об отсутствии озоноразрушающих веществ в товарах; отменена гемологическая экспертиза — процедура для получения “бумажки” о драгоценных или полудрагоценных камнях или продукции с ними. Влияние ЕС также ощущается — Кабмин постепенно принимает новые стандарты для бизнеса по образу Евросоюза.  Малый бизнес тоже получил некоторые преимущества — но бума предпринимательства в стране пока не наблюдается.

Борьба за реформу энергорынка связана с интересами слишком многих крупных игроков, поэтому от Яценюка потребуется недюжинная сила воли, чтобы навести в ней порядок. Красноречивым примером может служить история с попыткой восстановления контроля государства над Укрнафтой, ловко подчиненной бизнес-империей Игоря Коломойского. Неоднозначность законодательства и готовность олигархов вести затяжные юридические тяжбы, как и продажа множества энергокомпаний при Януковиче, лишь усложняет задачи Кабмина в либерализации и борьбе с монополиями на этом рынке.

Если КМУ по-настоящему стремится дать экономике страны новый старт, то стоит начать с валютного рынка. И проблема не только в том, чтобы не позволять крупным экспортерам играть с гривной, но и убавить аппетит административного ресурса. Новый импортный сбор также едва ли идет на пользу зависимому от зарубежной продукции бизнесу. Давно пора разобраться и с неэффективным управлением в госкомпаниях типа Укрспирта, которые лишь генерируют коррупцию. Кроме того, в бизнес-сфере от Кабмина уже долго ждут продолжения дерегуляции и ликвидации непрозрачных схем прошлой власти — к примеру, Укрэкоресурсы и их тарифы на “утилизацию упаковки”.

К госменеджменту относительно военных тем и соответствующих социальных проблем слишком много вопросов. Многие из них озвучиваются волонтерами и армейскими экспертами. Укажем на невнятность политики Киева относительно оккупированного Крыма и зоны АТО. Разрыв транспортного сообщения с аннексированным Россией полуостровом, введение пропускной системы с районами спецоперации уже породила массу “маленькой” коррупции.

Естественно, опыта работы в режиме войны у чиновников нет — но нет времени и учиться на множестве глупых ошибок.

Майдан, по сути, изменил условный общественный договор в Украине. Принцип “власть предержащие могут тихо воровать на своем уровне и не вмешиваться в дела других”  уже не действует. Новый запрос на прозрачность в исполнительной власти пока понимают туго: в ход зачастую возвращаются проверенные схемы “попередників” - а на пути реформаторской волны вырастают барьеры личных интересов. При чем в игру вступают руководители средних уровней. Их борьба за сохранение собственного доступа к госресурсам совпадает по вектору с фактическим отказом правительства проводить непопулярные реформы.

Амбиции также по-прежнему превращают украинскую политику в версию известной басни — периодические коррупционные скандалы, трещины в коалиции и аккуратная пикировка между президентом и премьером напоминает 2008 год. Правда, тогда в стране не было войны, а экономика только начинала прыжок в пропасть.

Попытки власти играть в прежние игры вызвали бурное возмущение народа, а активисты, по сути, создают параллельные — и зачастую гораздо более эффективные системы управления в пику обветшавшему и покрывшегося жиром постсоветского менеджмента.

Первый кабинет Яценюка называют “правительством камикадзе” уже разве что в шутку, наравне с легендарной фразой о “кулевлоб”. Однако, если премьеру действительно дорога Украина, стоит набраться смелости и прыгнуть в политическую пропасть, чтобы не дать стране исчезнуть в экономической бездне. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.